58,38 ↑ 100 JPY
91,43 ↑ 10 CNY
62,87 ↑ USD
53,51 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+23° ветер 2 м/c
EN
21 июля
Воскресенье

Общество

Удэгейцев Приморья пересадили на северных оленей

В свое время правительство практически насильно выдрало этнос из привычной ему среды, другое правительство через полвека насильно его туда возвращает

Анжелина Шилан
Создание заказника – дело благое и своевременное: уссурийская тайга вырубается километрами. И необходимы срочные, радикальные меры, дабы сохранить остатки дальневосточных субтропиков. А места действительно уникальные - тайга, корейские кедры, уссурийские тигры (здесь самая большая популяция - 450 особей), гималайские и бурые медведи, изюбри, косули. Здесь природа севера встречается с природой юга, и поэтому заказник претендует на то, чтобы занять место в списке памятников природы ЮНЕСКО. Создание верхнебикинского заказника дает надежду на сохранение уникальных лесов, но при этом отбрасывает местное население на века назад.
Справка

Удэгейцы - коренные жители Дальнего Востока, сегодня их всего 1700 человек. Живут они в Хабаровском и Приморском краях. Издревле лесной народ исповедовал шаманизм и анимизм, и только с приходом русских в конце XIX века у них появилась письменность, многие приняли христианство. Основные занятия - охота, рыболовство и сбор женьшеня. Удэгейцы по-прежнему верят в родство людей с медведем и уссурийским тигром. Полноправными гражданами они стали, как принято считать, с приходом советской власти. В 1950-е годы их заставили переселиться из таежных хижин в поселки, приучили к благам цивилизации, построили школы, больницы и магазины.

Согласно положению о государственном природном заказнике "Верхнебикинский", принятом администрацией Приморского края, на его территории запрещено использовать наземный транспорт: автомобили, вездеходы, снегоходы. А также не разрешается пользоваться моторными лодками. Людям же, здесь живущим, рекомендовали вставать на лыжи либо ездить на северных оленях.
– Да удэгейцы сроду не ездили на северных оленях, – возмущается директор Правового информационного центра коренных малочисленных народов Приморского края "Сунэйни" Максим Суляндзига. - Дело в том, что, когда разрабатывалось положение, не были проведены общественные слушания, не учтено мнение местного населения. В результате оно оказалось оторванным в буквальном смысле от цивилизации. Так, в поселке Охотничий полностью отсутствует социальная инфраструктура, здесь нет даже больницы, а до ближайшего населенного пункта – села Красный Яр - двести километров. Дорог нет, добраться можно только по реке. А она широкая, быстрая, с сильным течением – далеко на веслах не уплывешь!
Главный охотовед охотничьего хозяйства общины коренных малочисленных народов "Тигр" Алексей Кудрявцев видит проблему еще и в том, что теперь их охотничье хозяйство не сможет полноценно работать:
– Мы ведь не только имеем право вести в этих лесах промысел, мы обязаны контролировать численность животных. Отвечаем за их воспроизводство. И каким образом мы сможем выполнять свои обязанности? Площадь заказника 700 тысяч гектаров. Попробуй, исходи их пешком или на лыжах. Создание заказника - дело хорошее, нужное, кто спорит? Но оно не должно осложнять жизнь людей, испокон веков живущих на этих территориях. Удэгейцы – потомственные охотники, живущие именно с промысла. Каждая семья имеет свои родовые участки, раскиданные по всей тайге. На которых, собственно, удэгейцы и жили, пока их в середине прошлого века не собрали в поселки. Каким образом охотники будут добираться до своих делянок теперь?

В заказнике разрешена санитарная вырубка леса, и лесозаготовителям, конечно же, позволительно пользоваться транспортом. А тем, кто контролирует их работу, тем, кто следит за состоянием тайги, предписано перемещаться пешком. Логика где?
Свои интересы удэгейцы при поддержки Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ пытались защитить в Приморском краевом суде, в Верховном суде. Безрезультатно. Следующая инстанция – Европейский суд по правам человека.


Наверх