66,33 ↓ USD
75,39 ↓ EUR
97,71 ↓ 10 CNY
24 января
Четверг

Экономика

Михаил Терский: Мы продолжаем ковыряться в 30 процентах

Высокое государственное участие делает экономику России все более неэффективной


Константин Сергеев

Государство контролирует уже половину экономики России. Такое признание сделал замминистра экономического развития Андрей Клепач. В интервью "ЕН" директор Тихоокеанского центра стратегических разработок, доктор экономических наук Михаил Терский говорит: построенная в России система государственно-монополистического капитализма (ГМК) не способствует построению инновационной экономики.
"Присутствие государства в экономике значительно. Мы оцениваем государственную долю в ВВП порядка 45–50%", – заявил Клепач, уточнив при этом, что речь идет о всех формах участия, в том числе о госкорпорациях, долях государства в крупнейших компаниях – "Газпроме", "Роснефти", Сбербанке, ВТБ и других.
Михаил Терский считает, что оценка Клепача очень скромная.
- Доля государства в экономике больше половины. До 70 процентов кредитных ресурсов контролируют государственные банки, такие, как "Сбербанк", "ВТБ", "Газпромбанк".
Важнейшие экономические решения принимаются согласно государственной линии. Вот, "Сбербанк" снизил процентную ставку по кредитам. Безусловно, положительный момент. Я так думаю, снижение ставок прошло по итогам госсовета, где обсуждалась жилищная политика. Президент озвучил, что проценты по ипотеке, которые достигают 20 процентов, необходимо снизить до 12-14 процентов. Иначе ипотека развиваться не будет. Не реагировать на просьбы президента опасно.
- Некоторые эксперты считают, что экономику с такой большой долей государственного участия нельзя назвать рыночной?
- Почему, отношения между предприятиями вполне рыночные. Однако в общем создана система ГМК. Доминируют структуры, контролируемые государством, которые имеют доступ к бюджетным ресурсам.

- Это плохо?

- Да. Если вам что-то достается на шару, зачем развиваться? Будет госкомпания работать плохо, неэффективно, будет терпеть убытки, ну и что? Окажут господдержку, убытки спишут. Ну, поменяют директора. Впрочем, на кого? Во Владивостоке сейчас найти топ-менеджера на позицию, допустим, инженера, энергетика, крайне сложно. И желающих работать там не много.
Президент, премьер говорят все правильно - нам надо строить новую модель экономики, инновационную. Но делается для этого крайне мало.
- Известно, что азиатские страны, которые сейчас демонстрируют огромные успехи, развивали свою экономику именно при участии государства?
- Да, Китай, Тайвань, Южная Корея использовали такую модель. Они шагнули из феодализма в индустриальное общество. Однако повторить то, что было сделано 40-50 лет назад, России невозможно.

- Почему?

- Никаких стимулов для систематической модернизации производства у нас нет. Мы медленно шагаем, пока другие бегут. Во-первых, государственные предприятия сами по себе мало заинтересованы развиваться. Зачем им это? Во-вторых, в России существует налог на добавленную стоимость, налог на прибыль, высокий социальный налог.
Если добавленная стоимость объявлена в США приоритетом, то там и НДС не существует. А у нас, чем большую добавленную стоимость получит предприниматель, тем больше он отдает.
В РФ строится не инновационная экономика, а система перераспределения ресурсов, проводится первичная индустриализация. Мы даем не конечный товар, а промежуточный, сырье.
- Чем это плохо, ведь и сырье пользуется спросом?
- Весь мир борется за добавленную стоимость. Вот, у Японии нет сырья, они покупают в России, выпускают качественную технику. Китай - центр мирового производства. Купили у нас нефти, привезли мягких игрушек.
Если взять телевизор, то на проволоку или пластмассу приходится всего 30 процентов добавленной стоимости, а 70 - на сам телевизор. Выгоднее производить телевизоры.
Простой пример. Рабочая неделя в США такая же, как в России - 40 часов. Притом, в год американский работник создает продукт стоимостью 140 тысяч долларов, а российский - всего на $15 тысяч.
Если бы 10 процентов наших рабочих рук производили с той же эффективностью, что американцы, внутренний валовой продукт вырос бы в 2,5 раза!
А мы продолжаем ковыряться в тридцати процентах добавленной стоимости...


Наверх