66,33 ↓ USD
75,58 ↓ EUR
97,97 ↓ 10 CNY
21 января
Понедельник

Общество

Кто на самом деле основал Владивосток?

К сожалению, в День города редко кто вспоминает о первом начальнике поста Владивосток Евгении Бурачеке, который как никто другой заслуживает благодарности потомков

Юрий Филатов
Евгений Степанович Бурачек на далекой окраине остался в 1861 году вынужденно. По причине ухудшения здоровья консилиум корабельных врачей эскадры Китайского моря рекомендовал списать ревизора клипера "Разбойник" на берег в ближайшем русском порту.
Из журнала клипера: "18 июня под парусами у мыса Гамова. В 3 часа положили якорь в бухте Мей (так на всех морских картах назывался Золотой Рог). 24 июля. На якоре в порте (бухте) Владивосток. Сего числа лейтенант Бурачек, сдав должность ревизора мичману Деливрону, отправлен на берег начальником поста во Владивостоке".
Так началась жизнь Евгения Степановича на Дальнем Востоке. Под его начало перешли 48 пограничников (30 человек взвода прапорщика Комарова, 18
прикомандированных к экспедиции подполковника Будагосского) и хозяйство поста. Вот как лейтенант через много лет описывал пост: "Когда мы входили на клипере в бухту, почти против самого входа - офицерский флигель. Далее, от него к востоку, саженях в сорока, деревянная казарма на крутом берегу оврага. По низу его бежит едва заметный ручей, впрочем, чистой и приятной воды. Далее к востоку команда корвета "Гридень", зимовавшего здесь с 1860 на 1861г., построила для себя казарму, офицерский флигель с мезонином, мастерскую и баню".
 
Казарму обратили в лазарет - большая часть больных были сифилитики. Здоровые жители квартировались отдельно. Для них лейтенант ниже своего флигеля приказал устроить небольшую плотину и на берегу образовавшегося пруда построить баню. Распространения инфекции бытовым путем удалось предотвратить.
В начале сентября ушел из бухты последний корабль эскадры, лазарет остался без врача, и лейтенанту пришлось применять свои познания в медицине. Постепенно стали возвращаться солдаты постовой команды, находившиеся на разных работах в тайге. Они были прекрасными работниками, но с дисциплиной находились явно не в ладах.
Из воспоминаний Евгения Бурачека:
"К половине сентября собралось до 30 человек команды. Большая часть из них была переведена из армейских полков за штрафы. Между солдатами развито было, в сильной степени, пьянство и кормчество. Возиться с ними вначале было очень тяжело, тем более что на требования мои они смотрели как на жестокость и притеснения. Прибегать же к телесному наказанию людей, хотя и привыкших к нему, я считал неуместным. Мне пришлось ограничиваться другими наказаниями. Мало-помалу пробудились в них чувства доверия и долга. Провинности являлись все реже и реже..."
Евгений Степанович наладил отношения с окрестными китайцами, большая часть которых бежало из Китая от маньчжурских притеснений. Они стали снабжать
пост мукой, мясом и овощами. Они же рассказали лейтенанту о хорошей древней дороге от озера Ханки до бухты Золотой Рог. В 1862 г. на ней были организованы почтовые посты, и с января 1863г. почта во Владивосток стала поступать регулярно.
Несколько раз Бурачек выходил на поиск угольных пластов: через много лет там появятся шахты "Тавричанка" и "Подгородненка". В тяжелых условиях команда поста построила причал для приема больших судов. В марте 1862 г. в Золотой Рог вошел английский транспорт "Эмма и Матильда", доставивший орудия для будущих береговых батарей.
Губернатор Казакевич в 1861 году пообещал лейтенанту Бурачеку оправить его в Петербург при первой же возможности, но делать этого не спешил.
Через год представители славянской общины в Америке прибыли во Владивосток, чтобы присмотреть места для поселения чехов и словаков, желающих покинуть Австро-Венгрию. Вместе с Бурачеком чех Мрачек и словак Барто-Литовский осмотрели западный берег Амурского залива. Место было выбрано на берегу бухты, получившей название Славянка.
Сделал Евгений Степанович в 1862 году и первые земельные отводы под усадьбы. Первыми землевладельцами стали Яков Семенов (прибывший на транспорте Амурской торговой компании "Св. Феодосий") и несколько китайцев, решивших переселиться во Владивосток из б. Св. Ольги. Это гражданское поселение и стало началом будущего города-порта Владивостока.
Так, в повседневных трудах и заботах прошел 1862 год. Лишь в 1863 году лейтенант вернулся в Петербург. Дальнейшая жизнь Евгения Степановича Бурачека проходит в этом городе на государственной службе.
24 марта 1911 года кавалер орденов Св. Станислава 3-го и 2-го классов, орденов Св. Анны 3-го и 2-го классов контр-адмирал Бурачек скончался и был похоронен на Смоленском кладбище Санкт-Петербурга. В 1988 году по просьбе родственников прах Евгения Бурачека перезахоронен на мемориальном участке Морского кладбища Владивостока.
Его именем названа одна из улиц в Первомайском районе.

Могила основателя гражданского Владивостока выглядит вполне ухоженной. Однако даже в день основания города (по крайней мере с утра) на ней валялась лишь старенькая выцветшая корзинка с тряпочными цветами. Кор. "Н", дабы проявить уважение к основателю гражданского Владивостока, возложили к мемориалу свежие цветы.


Наверх