59.14 ↓ 100 JPY
90.05 ↓ 10 CNY
63.85 ↓ USD
53.72 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+17° ветер 1 м/c
EN
21 сентября
Суббота

Общество

Элис Купер разрекламировал рынок на "Спортивной", а Ленни Вольф по-прежнему ищет жену

Перед своим шоу, взбудоражившим весь Владивосток, "монстры рока" поделились впечатлениями о России с местными журналистами

Алексей Смирнов, специально для "Н"

На пресс-конференции, которая состоялась в приморской столице во вторник, первым к журналистам вышел Элис Купер. Знаменитому шок-рокеру, когда-то запрещенному в СССР, в этом году исполнился 61 год. Но возраст явно не властен над ним: он также энергичен и полон юмора. Который по достоинству оценили акулы пера и микрофона, засыпавшие Купера своими вопросами.
– Недавно вы встречались с президентом США Бараком Обамой и назвали его настоящим рокером. Что вы имели в виду?
– Действительно, мы играли в колледже на выпускном моего сына, и там присутствовал Барак Обама. Знаете, в этом человеке есть огромный заряд энергии, он молод и целеустремлен. Для Америки он – настоящая рок-звезда, не в прямом смысле, конечно. Обама – истинное воплощение американской рок-звезды, вот что я изначально подразумевал, - смеется Элис. – Надеюсь, он когда-нибудь выпустит свой альбом!
– Как вам впечатления от России? Много русских слов выучили?
– Ни одного! Зато мне показали ваш китайский рынок, и я даже сделал несколько покупок! – показывает пальцами на свою одежду. – Вот куртка, штаны и даже трусы, всё новое, только сегодня купил! Я теперь выгляжу как настоящая русская рок-звезда!
Когда смех и одобрительные возгласы в зале стихают, мистер Купер с ухмылкой продолжает:
– А вообще, серьезно говоря, я никогда не представлял, что окажусь здесь, на территории бывшего Советского Союза, к тому же на берегу Тихого океана. Ведь раньше в СССР мы находились под запретом. Серьезные люди из политбюро категорически заявляли, что Элис Купер никогда не будет выступать в России. Теперь от этого я испытываю даже гордость. У тех ребят просто не было чувства юмора!
– С кем из современных рок-музыкантов вы бы сыграли на одной сцене?
- Живых или мертвых? – уточняет Купер. - Из ныне живых я бы хотел видеть Кита Муна на ударных, Джеффа Бека на гитаре, Джимми Пейджа – тоже на гитаре. Бас — Пол Маккартни. Бэк-вокал — Шакира, мне очень нравятся ее бедра! – ухмыляется рокер. - Еще Анджелина Джоли и, может быть, Джордж Майкл. Хотя нет, нет, нет, никакого Майкла!

"Скорпам" не дали стрельнуть из пушки

Группа Scorpions в нашем городе не в первый раз. Пожалуй, из всех участников тура у ее музыкантов с Россией самые долгие и тесные отношения. Но все же журналистов удивила их осведомленность о делах Владивостока.

– Какие чувства вы испытываете, очередной раз возвращаясь в наш город? А может, вспоминаете что-то особенное о Владивостоке?

– В самый первый раз, когда мы здесь очутились, мне обещали дать самому пострелять из пушки, - говорит солист группы Клаус Майне. - Но солдат возле орудия оказался проворнее и пальнул первым. Бум! До сих пор в ушах эхом ваш вопрос повторяется...
 – Вчера вечером нас возили по городу и говорили, что через три года тут будет много новых штук! – добавляет Рудольф Шенкер, гитарист группы. – Гостиницы, отели, большой мост в два километра длиной! Мы были очень впечатлены. Конечно, нам очень хочется в будущем вернуться к вам и самим все увидеть.
– И, конечно же, мы слышали от Элиса о вашем китайском рынке, завтра обязательно его посетим, - вновь веселится Клаус.

– Рудольф, говорят, вы пишите книгу?

– Да, правда, пишу. Я прожил долгую жизнь и, как мне кажется, достиг большого успеха. Многим людям, надеюсь, будет интересно прочитать об этом.

– Как вы думаете, какая ваша песня в России самая популярная?

– Несомненно, это Wing of change, – уверен Клаус, - это гимн конца Холодной войны. Пала стена – и задул ветер перемен. И даже несмотря на то что этой осенью мы будем праздновать 20 лет падения стены, Wing of change все еще остается песней надежды. Недавно мне пришло письмо из Ирана от моих друзей, которые пишут, что там сейчас очень непростая ситуация, но они все равно надеются на ветер перемен.

Kingdom Come чуть не умерли по дороге во Владивосток

Kingdom Come оказались самыми общительными и жизнерадостными из всех "монстров". Лидер группы Ленни Вольф, американский рокер с немецкими корнями, буквально ворвался в зал и, не дожидаясь первого вопроса журналистов, сразу же взял инициативу на себя:
– Очень рад быть здесь! Мой любимый цвет – синий! Я все еще ищу себе жену! – Ленни делает короткую паузу, чтобы сделать глоток воды из стакана. – Эта ваша минералка – полный отстой! Знаете, мы вчера чуть не умерли по дороге в ваш город! Когда вылетели из Хабаровска, погода во Владивостоке была настолько плохая, что нам пришлось возвращаться обратно. Наша группа – это настоящий солдат, но вчера мы все дрожали и тряслись как маленькие дети. Я ненавижу летать. Гораздо лучше ездить на поезде по Транссибу. Транссиб – это чудесно! Отыграл в Питере, запрыгнул в вагон, лег спать и проснулся уже на сцене в Москве. Хорошо! (видно, все российские железные дороги для Ленни - одна сибирская магистраль. - Прим. автора). Еще эти милые старые дамы, разносящие по вагону чай…
— Ленни, а как насчет китайского рынка?
— Да, мы там уже побывали и даже сумку купили для нашего менеджера. Ручная вышивка, бисер повсюду. Напоминает Gucci. Отлично подходит Мартине. Она наш новый менеджер. Я вообще верю в женскую власть, – Ленни с улыбкой обращается к женщине, стоящей у входа в зал. – Мартина, мы все правильно делаем? Мы получим сегодня свою зарплату?
— В одном из интервью вы назвали вашими кумирами Beatles и даже сказали, что вы на них похожи…
— Серьезно?! Я говорил, что мы похожи на Beatles?! – тут Ленни делает очень удивленное лицо. – Я обожаю Beatles, все обожают Beatles и пытаются быть на них похожи, но это как раз тот случай, когда даже сама попытка бессмысленна. Для меня они абсолютные герои. Когда-то в детстве я учился в школе для трудных подростков, и после работ на кухне, после буквально гор вымытой посуды, мне разрешали взять гитару и играть. Тогда я поднимался на крышу школы, играл на гитаре и представлял, что я – Джон Леннон. Но это всего лишь мечты... Я бы с огромным удовольствием сыграл бы на одной сцене с Ленноном, но, к сожалению, он сейчас немного занят.
– И часто потом приходилось выступать на крыше?
— Три или четыре раза. Все остальные восемь лет – в бункерах. Знаете, во время войны мы, немцы, построили много этих подземных штук, а после с ними надо было что-то делать. И мы использовали старые бункеры как студии. Дешево и сердито: стены толстые, хорошая акустика, а деньги за аренду просто смешные.

– Во Владивостоке тоже есть много подземных помещений, не хотели бы вы устроить в одном из них мастер-класс для молодых владивостокских рокеров?

— Мастер-что? Я же не могу сказать молодому рокеру: играй так-то, делай то и то, и ты точно станешь рок-звездой. В музыке нет гарантированных приемов, мы все должны бороться, постоянно сражаться на пути к успеху, делать что-то свое и никогда не отчаиваться. И вообще, как вы себе представляете мастер-класс? - Ленни Вольф вновь кажется весьма удивленным. – Вот Йоко Оно постоянно устраивает благотворительные конкурсы среди молодых начинающих музыкантов, и победитель даже получает какие-то деньги. Но ведь я же не она!

— Ленни, вам понравились русские девушки?

— Я не из тех людей, которые приезжая куда-то и в полный голос кричат: "Я люблю вашу страну! Мне у вас очень нравится!". Но с Россией другой случай. Нам здесь действительно нравится выступать. Когда я смотрю в глаза человеку, то сразу понимаю, хороший он или плохой. Русские люди в большинстве – хорошие. А русские девушки... У них есть какая-то особая грация, стать... Одним словом, это какая-то алхимия, которая напрочь отсутствует у немецких фройляйн. Ну, еще я заметил, что у ваших девушек также присутствует голова на плечах. (Смеется.)
И тут Ленни внезапно пускается в размышления на серьезные политические темы:
– Когда я приезжаю в чужую страну, я - гость, потому принимаю правила и традиции хозяев страны. Но сейчас Германию и всю Европу стали заполнять приезжие люди, которые не имеют никакого уважения к коренному населению. У нас не так много места, как в США или России, и это может плохо кончиться! Мы, немцы, конечно, сами когда-то были не очень хорошими ребятами, но времена Второй мировой уже давно прошли. Мы устали извиняться, да и за что нам извиняться? Ведь мы – новое поколение, не имеем никакого отношения к тому, что было до нас.
Финнов погрузили в пучину
Человек, абсолютно незнакомый с творчеством финской группы The Rasmus и ни разу не видевший этих ребят по телевизору, может легко принять их за представителей одной из местных субкультур. Это утверждение легко подтвердили многочисленные фанаты, толпившиеся у входа в отель Hyundai и буквально поглотившие своих кумиров в надежде заполучить сокровенный автограф.

— Финляндия — маленькая страна, но у вас играет достаточно групп, известных и в России, и в Европе, и в Америке. Вы знакомы с HIM, Apocalyptica, Nightwish. Как ваши отношения?

— Мы дружим со всеми финскими группами, у нас очень хорошие отношения, в том числе и в плане творчества, – отвечает Лаури Юленен. – Мы уже записали песню с Apocalyptica и HIM, в октябре планируем выпустить сингл совместно с Nightwish. В последнее время в Финляндии действительно очень много групп. Возможно, это как-то связано с особенностями нашей системы образования: у нас играть на музыкальных инструментах учат в школах.
— Ваши самые первые песни были очень веселые, энергичные и жизнеутверждающие.
- Веселье и задор всегда были нашей отличительной чертой, остаются и сейчас. (Улыбается.)
— Вы самые молодые в туре "Монстры рока", старички не обижают?
— Ха-ха-ха, ну да, Клаус делает нам массаж, а Элис читает сказки на ночь, – Лаури широко улыбается. – Мы вместе дали уже пять концертов и этот, шестой, будет последним и самым лучшим!
– Лаури, сложно было делать такую прическу, как была у вас в клипе In the shadows? Увидим ли мы черные перья на концерте?
– Да, около недели изнурительных тренировок перед зеркалом, – Лаури смеется. – А насчет своего образа на сцене я еще не решил. Сегодня было некогда – у нас был рыбный день. Мы вышли на катере в море и погружались с аквалангами на глубину 20 метров, так что я видел не только сухопутных обитателей вашего города, но и морских. Вообще, впервые для нас тур – почти отпуск. Три дня отдыхали. Для музыканта это очень редкий шанс.
Слово берет Ээро Хайнонен, басист The Rasmus:

– У меня лицо такое красное не из-за того, что вы все подумали, а из-за того, что я все время стоял на палубе, пока они там внизу рыб фотографировали!
— Чего особенного следует ждать от The Rasmus на предстоящем шоу?
— Мы взорвем сцену! Будем играть быстрее и громче, чем Элис и Scorpions!

Поделиться:

Наверх