61,53 ↓ 100 JPY
92,63 ↑ 10 CNY
65,60 ↓ USD
54,19 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+18° ветер 3 м/c
EN
24 августа
Суббота

Общество

Профессор Шапкин: Мы привыкли быть ответственными за других!

утверждает продолжатель знаменитой приморской династии врачей

Анжелина Шилан
Наверное, в будущем ученые смогут доказать, что на выбор профессии влияют гены. Так же как на цвет глаз, волос, группу крови, форму носа... Правда, Владимир Владимирович с этим категорически не согласен:
- Если твои родители - практикующие врачи, хотеть самому стать доктором - логично. К моменту вступительных экзаменов я четко знал - буду хирургом, и не просто хирургом - детским! Ведь имя обязывает.
Если хирургом, то детским!
В какой-то момент, в классе, кажется, десятом, страстное желание романтики предательски пошатнуло давно и четко выстроенные планы. Друг семьи, моряк, так захватывающе рассказывал о дальних странах, что парень засомневался: а может, и ему стоит подать документы не в медицинский, а в ДВИМУ?.. Впрочем, сомнения длились буквально пару месяцев. К моменту вступительных экзаменов он четко знал - он будет хирургом, и не простым хирургом - детским!
Родители Владимира Владимировича - известные в городе, стране и мировой медицине врачи. Отец, Владимир Станиславович, заслуженный деятель науки, в свое время сформировал в Приморье школу, через которую прошли без преувеличения почти все "взрослые" хирурги, работающие в крае. Мама, Алина Петровна, приехав вместе с мужем в 1964 году во Владивосток, занялась организацией сначала в крае, потом и на Сахалине служб детской хирургии. Именно благодаря ее организаторским способностям в 1969 году в ВГМИ был организован курс, а затем - кафедра детской хирургии, которую она же и возглавила.
Но громкое имя отца или матери может порой сослужить недобрую услугу в профессиональном становлении молодого специалиста. Постоянное сравнение, ожидание чего-то столь же великого становятся тяжелым грузом, и далеко не каждый способен его удержать.
- Да, с одной стороны было тяжело, все знали моих родителей, поэтому нужно было держать высоту, - соглашается Владимир Владимирович (окончание школы с золотой медалью - это тоже в своем роде вклад в поддержку известного имени). - С другой стороны, мне все же было легче, чем моим однокурсникам. Хотя бы потому, что дома была шикарная библиотека, а знания и опыт родителей были практически всегда в моем распоряжении.
И все-таки желание добиться своих собственных высот заставило будущего профессора после окончания ВУЗа и клинической ординатуры уехать из города. Направился юный Владимир Шапкин сразу в Москву.
- Мне повезло - я работал сначала в знаменитой Филатовской больнице, а затем в Детской республиканской клинической больнице, куда практически со всей страны и из других стран СНГ привозили детей с широченным спектром патологий. Параллельно работал в Российском госмедуниверситете и, когда вернулся во Владивосток, обладал опытом, значительно превышающим предыдущий.

Главное - уверенность в себе

Есть люди, которые словно продуцируют чувство покоя, умиротворения. Этими способностями (столь необходимыми врачу) в полной мере обладает Владимир Владимирович.
Почувствовать это спокойствие, уверенность и пациентам, и, конечно же, их родителям дорогого стоит.
- Страхи и сомнения свойственны молодым хирургам - сам это пережил в течение первых лет работы, - говорит врач. - Теперь не могу бояться: не имею на это права. Я ответственен не только за свои решения, но и, как завкафедрой, за решения и работу своих коллег. Теперь я - иногда - последняя инстанция для принятия решений. Честно говоря, уже привык к тому, что на меня перекладывают право решающего мнения. Однако есть вещи, которые никогда не перестанут меня волновать. Это радость от того, что удается спасти ребенка, казалось бы, из самой тяжелой ситуации. И боль, когда, несмотря на все старания, на проведенные операции, пациент все-таки погибает. Это самое тяжелое в нашей профессии.
Есть, конечно, пациенты, которых я буду помнить и на пенсии: из-за налаженных отношений с самим ребенком либо с его родителями. Или из-за нестандартной, особенно сложной операции. Поверьте, у меня в памяти таких историй - десятки. Например, одну девочку непрерывно спасали в течение полугода. В итоге она стала здоровым человеком и, надеюсь, проживет долгие годы. Таких, слава богу, подавляющее большинство. В противном случае какой смысл было бы работать?

Личная жизнь профессора Шапкина

Владимир Шапкин известен не только как детский хирург, он заработал себе имя уже и на поприще пластической хирургии. На индустрию красоты он обратил внимание из любви к разнообразию, не маловажен был и финансовый фактор (это были девяностые годы). Выправляя лица, ноги и животы пациентам, он понял, что подобные операции не только не отвлекают от главного его дела, но, напротив, позволяют взглянуть на проблемы детской хирургии шире.
Разумеется, работой жизнь доктора не ограничивается, как и его родителей. Отец, несмотря на свою занятость, обожал читать, увлекался историей, нумизматикой. Мама - человек вовсе разносторонний. Алина Петровна не только талантливый хирург и организатор, она - великолепная художница, причем работающая в разных направлениях. Среди ее картин, украшающих стены музея ВГМУ и кафедры, где она все еще продолжает трудиться, - морские пейзажи, сюрреалистические фантазии. Она лично иллюстрировала свою первую монографию. Кроме того, она заядлая рыбачка и дачница, первоклассная портниха.
В свое время и Владимир Владимирович увлекался охотой и рыбалкой. Правда, со временем желание отстреливать зверей прошла. Остались лишь рыбалка и море. К слову, Владимир Владимирович опытный яхтсмен.
Жена Владимира Владимировича - детский эндокринолог. И вместе супруги воспитали еще одного врача. Сын Петр учится в медицинском университете и, скорее всего, тоже продолжит династию хирургов...

Поделиться:

Наверх