66,33 ↓ USD
75,39 ↓ EUR
97,71 ↓ 10 CNY
24 января
Четверг

Общество

Эх, "Яблоко", куда катимся?

В условиях растущей конкуренции за власть среди однопартийцев "Единой России" борьба с ними остальных партийных кандидатов на региональных и местных выборах становятся иллюзией

На первый-второй – рассчитайсь!

В начале 2009 года произошло завершение первого цикла перехода региональных выборов на смешанную избирательную систему.

Его содержанием в течение последних четырех-пяти лет в зависимости от цикличности выборов органов представительной власти в регионах стало введение смешанной системы "сверху2. Особенностями второго этапа, который начался в 2007 году, стала всеобщая "партизация выборного процесса". Теперь региональные власти по распоряжению центра принудительно прививают на своих территориях уже даже не смешанную, а полностью пропорциональную систему выборов представительных органов власти.

Первыми стали некоторые кавказские республики, а также Амурская и Московская область плюс Санкт-Петербург. Пока неясно, как скоро на полностью партийные выборы перейдет Приморский край. Однако, судя по той активности, которую в последнее время развили в партстроительстве местные "эсеры", "соколы Жириновского" и возродившиеся из пепла правые, правки закона о выборах Приморского края уже не за горами.

Первые в стране выборы депутатов по смешанной системе прошли 7 декабря 2003 года. Тогда новую систему "по-пионерски" применили Красноярский край и Свердловская область. Однако с 2004 года ввиду усиливающегося давления власти на выборный процесс в регионах с одной стороны, и осмысления политиками избирательных технологий – с другой, в регионах нашли выход. Решение проблемы личностного участия в местных выборах свершалось за счет новых политических продуктов. Какими стали региональные общественно-политические блоки и новые политические партии всей Федерации. Дело в том, что к моменту принудительного введения выборов по партийным спискам общественная жизнь большинства краев и областей России складывалась вне партийного влияния. Которое, например, в Приморском крае, оценивалось в 2004-2005 г.г. весьма символичными цифрами… Число партийных депутатов было незначительно, а общепризнаваемой кандидатской тенденцией являлось бравирование внепартийностью - даже при наличии партярлыка в кармане.

Весной 2004 года многие политтехнологи региональных выборов сумели откреститься от провальных федеральных парттрендов через создание локальных блоков, во главе которых встали раскрученные кандидаты во власть. В то же время в регионах сокрушительно шли к успеху в борьбе за депутатские мандаты новые общероссийские партии – например, "Российская партия пенсионеров", "Родина", "Аграрная партия России", "Партия Жизни" - которые завоевывали популярность за счет общепонятного существительного в наименовании и отсутствия негативной истории. Чаще всего политические новообразования добивались устрашающих власть успехов на выборах даже без значимых ресурсов. Кстати, не в последнюю очередь потому, что с их выборной и в целом символической партструктурой и вяло текущей избирательной кампанией в регионах никто особо и не боролся.

И другие официальные лица

Впрочем, выращивавшее древо "партии власти" государство быстро приняло "запретительное" решение, и история жизни таких партий ограничилась несколькими месяцами жизни. Ведь региональные выборы показали – даже в условиях полусоревновательности с привлекательными для электората брендами "Единая Россия" системно и последовательно теряла голоса абсолютно везде.

Одной из явно видимых причин падения престижа "партии власти" стало отсутствие партзначков "Единой России" на смокингах бомонда исполнительной власти. Об участии в партблоке малопопулярной тогда "партии власти" все еще избираемых народом губернаторов и мысли-то ни у кого из них не возникало!

Может показаться совпадением, но именно с осени 2004 года в стране начался процесс отмены выборности губернаторов... А назначаемый в регион наместник Кремля стал жить душа в душу с региональным руководством "партии власти", соответственно, количественно личное участие губернаторов стало расти от выборов к выборам. В 2005 году выборы проходили в 12 регионах, губернаторы участвовали в пяти. В марте 2006 года губернаторы возглавляли партсписок "Единой России" в пяти регионах из восьми. Осенью 2006 года – девять списков из десяти регионов! В марте 2007 года - 13 из 15. Дальше – лишь больше и чаще. Наконец, 12 декабря 2008 года губернаторское участие достигло 100% - во всех пяти регионах избирательные списки "Единой России" возглавили лично губернаторы.

При этом во всех регионах программа будущей и ведущейся партийной работы практически полностью совпадала с программой деятельности региональных администраций и лично губернаторов. Голосование за кандидатов было подменено голосованием за популярных руководителей. В Приморском крае апофеозом "подмены" стали партийные афиши с сияющими улыбками приобнявшихся губернатора, командующего флотом, мэра Владивостока и ректора ДВГУ!

Кстати, выборы Законодательного собрания Приморского края в 2006 году по смешанной системе, возможно, впервые ярко и отчетливо продемонстрировали - какой иллюзорной может являться в регионах партийная борьба. При составлении партсписка двадцати будущих депутатов-единороссов за места и кресла в краевом парламенте боролись три внутрипартийные группы: губернатора Сергея Дарькина, тогдашнего главы Владивостока Владимира Николаева и тогдашнего секретаря регионального политсовета ректора ДВГУ Владимира Курилова. Команда из восьми кандидатов мэра, которая баллотировалась по избирательным округам Владивостока, создала внутри партии неформальный блок под названием "Единый Владивосток" - с собственными листовками и агитсетью. С одной стороны все они были вроде бы сторонниками партии и губернатора, с другой – стали как бы в стороне от него. При этом все избиратели все равно проголосовали за партсписок "Единой России"!

Если "единороссы" конкурируют с однопартийцами – это яркий пример неоднородности убеждений тех, кого партия фактически втягивает в свои ряды. Партийные лидеры "Единой России" сначала убедили себя, а затем и менеджмент вместе с бизнес-ядром края в том, что принадлежность к "партии власти" определяет успех человека в карьере, бизнесе и жизни. Обладателями партийных билетов "Единой России", по крайней мере в Приморье, все чаще становятся даже те, кто много лет стоял в активной оппозиции "медведям" любого сорта и размера или стал обладателем депутатского значка как представитель оппозиции. Большинство из таких новообращенных медведей кивают на растущий авторитет партии – мол, мы как все приморцы в едином порыве поддерживаем и одобряем планы "партии народа".

Но постепенно растущий уровень доверия населения к "партии власти"", действительно, превращающий ее в ряде регионов "партию народа2 - не есть рейтинг самой партии! Это рейтинг некоторых людей, которые в ней объединены. А "новообращенным2 следует внимательно изучить курс всемирной истории и понять из него - общество вообще и пока не знает устойчивых политических "партий власти", которые были созданы при власти, но сохранились после того, как ее кандидаты эту власть потеряли. Сама идея "партии власти" вредна и абсурдна, ибо сейчас в нее вступают из-за стремления получить дополнительные блага и выгоды, а не из-за единства взглядов. На что не раз и не два практически открыто намекал президент Медведев, "медведей2", скооперировавшихся в основном вокруг берлоги премьера, видимо, не шибко жалующий…

А что теперь?

За последние полгода активизировалось внедрение смешанной системы на более низкий уровень – уровень местного самоуправления. Первыми, вслед за Красноярским краем, были Тульская и Волгоградская области, там ее внедрили с 2005 года даже на выборах городских и районных советов. В других регионах смешанная система "работает" пока только на уровне столиц: Сыктывкар, Чита, Томск, Владивосток, Ставрополь.

Но есть ли сегодня партии и их партядро в муниципальных образованиях Приморского края? Не во всех даже крупных городах региона сегодня можно найти лидера "эсеров" или "Патриотов России", не говоря уж об остальных партформированиях. Интересно, что такие партийные структуры чаще всего формируются в городах и поселениях Приморского края для формирования упомянутого выше блока кандидатов местного уровня – обычно заезжими кандидатами-спонсорами. Максимально ярким примером такой "птицы-феникса" для наблюдателей наверняка станет весеннее возрождение в городе Фокино местной партячеи ЛДПР и поддержка ею нескольких офицеров-кандидатов аккурат накануне выборов местной Думы.

Про поселения Приморского края говорить не приходится вообще – там и вовсе нет других политструктур кроме "Единой России". Потому что в России партий до сих пор нет в принципе! Ведь партия – продукт общественных стимулов. Но если обществу не разрешают (или не дают) стимулировать власть снизу через оппозицию, нет и смысла в создании и продвижении любой партии, даже маскирующей единой корочкой партярлыка обычнокорыстную близость членов к все еще сытному пирогу госбюджета.

Пишу и плачу от интереса. Если президент к концу года все таки решится на создание "Медведев-party" - как быстро найдут пути к к ней нынешние вовсю "мишкующие" "выхухоли"?...


Наверх