66,33 ↓ USD
75,58 ↓ EUR
97,97 ↓ 10 CNY
20 января
Воскресенье

Общество

Дай показания против подлеца – получишь пластику лица!

А возможно новую квартиру и персональную охрану, и все это в рамках государственной программы защиты свидетелей

Лариса Гелина

Пластические операции для изменения внешности, конспиративные квартиры и телохранители, круглосуточно сопровождающие смельчака, решившегося дать показания против криминального авторитета... Думаете это голливудские сказки? Отнюдь! И наше государство идет на подобные меры ради безопасности всех, от кого зависит, понесет ли преступник наказание.

Федеральный закон "О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства" вступил в силу еще в 2005 году. Но до сих пор мало кто знает о том, как он исполняется в реальной жизни.

В советское время проблемы защиты свидетелей у властей видимо не возникало. Подразумевалось, что каждый должен исполнить свой гражданский долг и сделать все от него зависящее, чтобы преступник понес наказание. Но с переходом на рыночные отношения, которые вызвали небывалый рост криминала, нельзя было не заметить: потерпевшие все с меньшей охотой обращаются в милицию и попросту бояться свидетельствовать против бандитов.

Проблема оказалась настолько серьезной, что для её решения пришлось реорганизовать Управление по борьбе с организованной преступностью. Из него сформировали Департамент по противодействию экстремизму и Управление по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите.

В Приморье с 2008 года также функционирует Центр по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите (ЦОГЗ), УВД по Приморскому краю.
Возглавляет Центр, кстати, крупнейший на Дальнем Востоке, полковник милиции, кандидат юридических наук Александр Астафьев. Он и поделился с корр. "ЕН" всеми нюансами своей работы:

- В зависимости от степени опасности, угрожающей потерпевшему, принимаются соответственные меры. Обычно это охрана имущества и непосредственно человека, которая осуществляется спецподразделениями СОБР и ОМОН. Иногда привлекаются ППСМ и вневедомственная охрана.
В серьезных случаях бывает необходим переезд в другой город и изменение паспортных данных. Причем, сведения о человеке удаляются из всех баз данных, то есть де-юре этого гражданина и не было вовсе. Свидетеля трудоустраивают и предоставляют ему жилье, а его близкие также могут рассчитывать на защиту государства. Защищаемому лицу могут предоставить специальные средства связи, оповещения об опасности и оружие. И хотя с изменением внешности в Приморье прецедентов не было, финансированием это предусмотрено. Так что если возникнет необходимость можно устроить и пластическую операцию.

Стоит ли говорить, что все это связано со множеством неудобств для самого потерпевшего. Его права и свободы существенно ограничиваются, разумеется, если он добровольно подписывает соответствующий договор. В случае его смерти или нанесения вреда здоровью или имуществу законом предусматривается материальная компенсация.

Попрощаться со всей прошлой жизнью и рисковать настоящей не каждому под силу, но иногда у человека нет выбора. Преступники ведь тоже не дремлют, их методы воздействия становятся более изощренными. Бандиты теперь редко нападают в открытую. Могут аккуратно стукнуть по голове в подъезде, отравить, а иногда человек просто пропадает без вести, так что даже тела не находят.

Но насильно защиту никому не навязывают. Так во время одной предвыборной кампании во Владивостоке ходили слухи, что один из кандидатов "заказан". Но политик от охраны отказался, заявив, что его просто запугивают конкуренты, вынуждая отказаться от борьбы.

Часто охрана необходима коммерсантам. Рейдерские захваты предприятий отнюдь не редкость. Но, как отмечает Астафьев, пока они имеют "не цивилизованную" форму. Преступники действуют с позиции силы, врываются, например, в магазин, громят все подряд, избивают владельца и т.д. В то время как на Западе для захвата предприятия подделывают документы, подкупают и запугивают.

Государственной защите подлежат потерпевшие, свидетели, частные обвинители, подозреваемые, судьи, следователи, прокуроры и еще длинный перечень лиц. Время охраны не ограничено, пока опасность не минует, подопечного из под надзора не выпустят. Не имеют значения и тяжесть преступления, и "авторитет" преступника или группировки. Вопреки общественному мнению, охраняют не только тех, кто готов свидетельствовать против наркобаронов и прочих "шишек" криминального мира.

Иными словами, если сумасшедший сосед дед Вася угрожает пристрелить вас, потому что, по его мнению, вы слишком громко слушаете музыку или голосовали на выборах против Зюганова, государство предоставит вам защиту. Конечно, если в милиции сочтут угрозу реальной (например, выясниться, что у деда Васи храниться дома винтовка, во время войны он был снайпером, а по весне у него обостряется шизофрения).

Пока свидетеля охраняют, за теми, кто ему угрожал, также ведется наблюдение. Причем за посягательство на жизнь, здоровье и имущество защищаемого бандитам грозит повышенная уголовная ответственность.

- Наша главная цель безопасность защищаемого лица, - говорит Александр Астафьев, - Еще не случалось такого, чтобы мы не уберегли своих подопечных. К слову это может иметь серьезные последствия для нашей организации, и, кроме того, подорвать и без того не высокое доверие к правоохранительным органам. А ведь люди должны верить, что государство их защитит, и преступники получат по заслугам.


Наверх