66,36 ↑ USD
75,55 ↓ EUR
97,74 ↓ 10 CNY
22 января
Вторник

Общество

"Знамение": Человечеству суждено умереть и воскреснуть

В новом фильме Пройас переступил через невидимую границу, откровенно заступив в голливудское болото

Егор Лем

год - 2009
страна - США, Австралия
слоган - "Что будет, когда закончатся числа?"
режиссер - Алекс Пройас
сценарий - Райн Дуглас Пирсон, Джульетт Сноуден, Стайлз Уайт
продюсеры - Дэвид Элпер, Тодд Блэк, Дэвид Дж. Блумфилд
оператор - Саймон Дагган
композитор - Марко Белтрами
жанр - триллер, драма, детектив
бюджет - $50 000 000
сборы в США - $36 115 000
сборы в мире - $39 367 683
сборы в России - $3 252 683


сюжет

После вскрытия "временной капсулы", в которую в 1959 группа школьников поместила рисунки со своим видением будущего, в руки к учителю Джону Кестлеру попадает загадочный лист, сверху до низу исписанный цифрами. В поисках расшифровки содержания листа, Кестлер устанавливает загадочную связь между цифрами и крупнейшими мировыми бедствиями, произошедшими на Земле за последние 50 лет. Если верить цифрам, трагедий не избежать и в будущем, только теперь Кестлер знает, когда их ожидать. Но есть ли возможность их предотвратить? И самое главное: что будет, когда цепочка цифр кончится?
Есть на нашем белом свете одна книга. Ее экранизаций (конечно же, в первую очередь отдельных отрывков, в силу огромного литературного объема), аллюзий, переосмыслений и заимствований насчитывается уже за добрую тысячу. И количество подобного материала несоизмеримо с каждым годом растет.
Речь, не трудно догадаться, конечно, идет о Библии. Кто-то пользуется культурным наследием, чтобы самому в открытую поговорить с Богом (как Ингмар Бергман), кто-то любит посмеяться над общепринятыми устоями, появившимися вследствие неправильного толкования материала (как несравненные Монти Пайтоны), а кто-то затевает все с целью постращать грешников, толпами, валящими на выходные в кинотеатр и собрать в мошну немного денежных средств (любой голливудский ремесленник на ваш выбор).
Режиссер Алекс Пройас, автор таких прекрасных картин, как "Ворон", "Темный город" и "Я, робот" безусловно, относится к третьей категории, хотя при должном желании мог бы легко перекочевать в первую группу. Все дело в том, что Пройас - ярковыраженный представитель голливудского арт-хауса, умудряющийся поднимать и рассматривать в массовом кино темы, не свойственные данному кинематографу. Поэтому его картины всегда выгодно отличались от серой массы.
Но похоже, что в "Знамении" Пройас переступил через невидимую границу, откровенно заступив в голливудское болото, откуда будет крайне сложно выбираться. Совсем недавно мы наблюдали примерно то же самое со Спилбергом (правда, ему не страшно совсем опопсеть, если честно). Пройас снова решил не экспериментировать с визуальной составляющей (ограничившись шлифовкой наработанного), чем славились его предыдущие работы, а задумал поиграть со зрителем в загадки.
Нумерология – одна из самых притягательных (псевдо) наук для человека. Случайная связь нашей жизни с определенными цифрами выстраивается порой в некую стройную закономерность. При этом так устроен человек, что данная связь может быть надуманной, и такие моменты не раз уже использовались в истории кино. К примеру, можно вспомнить о трилогии "Пункт назначения", где случайные знаки складывались в одну общую картину, неприятную для насильно включенных в нее реципиентов. Пройас идет примерно по тому же пути, только его подкованность в теме гораздо лучше, чем у предшественников. Сила эстетской концепции Пройаса заключается в ее проработанности и обоснованности. Придуманные сценарные ходы вплетаются тонкой красной нитью в полотно уже прошедших, но памятных многим реальных событий. Даже трагедия 11 сентября 2001 года предстает в картине немного в другом свете.
Любое, даже незаметное сперва глазу событие, есть важный мазок итоговой картины. И все происходящее понемногу повышают параноидальный градус. Окружающая нас мистика умело используется для нагнетания обстановки. Пройас рассматривает ситуацию с разных сторон, как опытный исследователь, не чурающийся черновой работы. Через бездушную камеру проглядывается общее безразличие и неумение разглядеть приближающийся конец. Человек, в своем величии и познании недоступного, совсем забыл, что творится у него здесь, на земле. То, что всегда давало жизнь, может сеять и смерть.
Что характерно, режиссер, выражаясь карточной терминологией, играет краплеными картами. Если немного подумать, то итоговые события, к которым подводит нас медленно развивающийся сюжет, можно и предугадать. Подсказок полно и если их вовремя заметить и соединить в одно целое, то пирожок с полки непременно ваш. Бесконечные мириады цифр, постепенное потепление на земле, участившиеся катастрофы, намеченные по неведомому нам зловещему плану, значение имени Калеб в библейской традиции… Все это плавно приводит нас к актуальной нынче теме апокалипсиса.
Вот только режиссер настроен более пессимистично, чем коллеги. Населяющие землю люди для него лишь ничтожные муравьи, которых можно смести одним легким движением руки. Местные катастрофы следуют одна за другой, различными и особо изощренными способами унося жизни сотней, а то и тысяч людей. Люди, в своем развитии добившиеся немалых результатов, потеряли в самом главном. Они перестали слышать кого-то, кроме самих себя. Тем самым, навлекши на себя божью кару в виде приблизившегося на опасное расстояние Солнца. Никому не будет дан второй шанс, смерть обрушится на всех. Осознание простых жизненных истин перед лицом апокалипсиса и поиск защиты в давно потерянной семье будут лишь пустым звуком во тьме.
До этого момента автор справляется на твердую четверку, несмотря на всяческое сопротивление в лице откровенно плохой игры Николаса Кейджа, растерявшего остатки былого актерского мастерства. Однако ближе к концу в картину вмешиваются некие потусторонние силы, разрушающие четкий план. Пройас, до этого в течение полутора часов рассказывающий неспешную историю о конце света и человеческом непонимании, вдруг резко меняет курс. Если до этого зрителям была дана задача с несколькими неизвестными, где можно было поупражняться в логике, все остальное объясняется исключительно на пальцах. Разжевывается тщательнейшим образом. Как будто и не было до этого долгого и захватывающего рассказа.
Концовка фильма вообще смотрится на редкость чужеродно. То, что элегантно обыгрывалось до этого, убивается желанием побыстрее и поэффектнее закончить фильм. Как и Франц Кафка, режиссер не умеет свести в конце все мысли в одно целое. Конечно, в общепринятом смысле окончание у картины есть, и оно вроде бы логично по смыслу. А вот по предыдущей стилистике и тону никак нет. 20 лет назад одному очень мудрому и замечательному режиссеру удалось не скатиться в банальные проповеди, затрагивая куда более сложный, чем у Пройаса по восприятию и проблематике материал (хотя все предпосылки у него к этому, безусловно, были).
Последний скатился до проповедей, превратив ощущения по поводу экранизации одного из сюжетов Библии в явность. Оглушив невинного зрителя словно обухом. Теперь весь остальной фильм выглядит интригующим вступлением к скучной воскресной службе. Именно так в будущем будут выглядеть церковные пропагандистские ленты, пробный шар запущен. Забросив свое развитие, автор проделал эксперимент над зрителем и уж точно не из гуманистических побуждений. И, наконец, совершенно непонятно, зачем надо было режиссеру заимствовать из работ коллег по цеху яркие, интересные образы, если раньше они получались у него как минимум не хуже, а даже и лучше. Возможно, там они еще не были приобщены к одному чрезвычайно важному для некоторых делу?


Наверх