66,33 ↓ USD
75,58 ↓ EUR
97,97 ↓ 10 CNY
19 января
Суббота

Общество

В кровати с художником

До 16 сентября галерея Portmay представляет "Перевернутую луну" - персональную выставку известного приморского авангардиста Геннадия Омельченко

Андрей Иванов
Обращая внимание на живописное мастерство и тягу к гротеску, арт-критик Александр Лобычев с особым вниманием анализирует роль кровати в искусстве уважаемого автора из Находки.
- Кровать - излюбленный символ, а еще точнее - персонаж Геннадия Омельченко, - утверждает Лобычев. - Они и посетителям его выставок не дают покоя, рождают всегдашний вопрос: ну почему именно кровати, зачем? Скрепя сердце, автор спокойно отвечает: да хотя бы потому, что едва ли не половина жизни нашей проходит именно на кровати. И действительно, разве не так... На кроватях или поблизости зачинаются дети, например, мы с вами, рождаются гениальные идеи и страшные планы, это место - исток всех искусств, войн и империй. Впрочем, здесь же все и умирает. А уж именно эти панцирные кровати, знакомые до слез каждому рожденному в СССР, вызывают в душе настоящую волну воспоминаний и ассоциаций. Кровати в живописи художника - это плот, спущенный человеку для спасения в будущем, горящем мироздании. А если говорить о композиционной их роли, то Омельченко удалось превратить эти фантастические кровати почти в золотое сечение своих работ - настолько они гармонично организуют вертикали и горизонтали всего полотна.
Они путешествуют по многим картинам Омельченко и находятся в центре его живописного мира. И нередко почти уже отрываются от земли, от обыденной жизни во всех ее измерениях - времени, пространства, страны, режима. Одна из работ называется "Звездолет", и там кровать, украшенная красными звездами, какими в советскую пору венчали скромные могильные обелиски, уже устремилась в мерцающие туманности вселенной. А когда кровати с последним лучом заката исчезают из поля зрения художника, то на холсте воцаряется вспыхивающий черными, красными, зелеными, желтыми спиралями хаос, та самая библейская ночь, которая ожидает всех. Но настолько насыщена цветом и движением живопись художника, настолько холсты заряжены темпераментом автора, что клубящийся раскаленный мрак его произведений вот-вот должен вспыхнуть зарей нового утра.


Наверх