57,15 ↓ 100 JPY
95,42 ↓ 10 CNY
63,96 ↓ USD
56,27 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+12° ветер 1 м/c
EN
22 апреля
Понедельник

Общество

Слово "подводник" долгое время считалось ругательным

Сохранить знания, опыт и мастерство пока только выживающего подводного флота России - задача его ветеранов

Василий Буслаев

19 марта - в День подводника мы встретились с Председателем Дальневосточного клуба подводников Александром Васильевичем Коневым, который ответил на наши на наши вопросы и рассказал о жизни Клуба.

Справка. Александр Конев - земляк Владимира Ильича Ленина. Он родился 12 августа 1948 года в Симбирске. В 1971 году закончил штурманский факультет ТОВВМУ им. Макарова и ушел в подплав, где прошел путь от командира электронавигационной группы БЧ-1 атомохода до командира АПЛ и комсостава флота. Закончил службу вице-адмирал Конев в должности замкомандующего ТОФ. Ныне возглавляет Клуб моряков-подводников ТОФ, работает на военной кафедре ДВГТУ, пишет книги и сотрудничает с несколькими российскими СМИ как журналист. Конев подготовил и издал прекрасную книгу о первой дальневосточной подводной лодке К-45, с которой связаны многие годы его службы.

- С праздником, Александр Васильевич!

- Взаимно! Пользуясь возможностями интернета и разницей во времени, прошу вас поздравить с праздником всех моряков-подводников всех флотов и нашей страны и особенно Тихоокеанского флота, который заслуженно считается колыбелью подводного флота страны.

- Прошу вас об этом для наших читателей - чуть подробнее...

- Факты упрямая вещь. Доподлинно известно, что первые подводные лодки России, прибывшие во Владивосток по железной дороге к концу 1904 года, были сведены 23 декабря (5 января 1905 года по новому стилю) в Отдельный отряд миноносцев, приданный Отдельному отряду крейсеров с базированием на Эгершельде. Об этом был издан соответствующий приказ командира Владивостокского порта контр-адмирала Греве № 1102. В состав первого российского соединения подводных лодок на ТОФ вошли подводные миноносцы "Бычок", "Дельфин", "Касатка", "Кефаль", "Налим", "Осетр", "Палтус", "Плотва", "Скат", "Фельдмаршал граф Шереметев", "Форель", "Щука".

Само понятие "подводные лодки" появилось лишь 6 марта (19 марта по новому стилю) 1906 года, когда Николай II повелел: "Числить подводные лодки как самостоятельный класс боевых кораблей". Именно эту дату объявил своим приказом как День подводных сил России бывший главнокомандующий Военно-морским флотом России Куроедов.

Но уже в феврале 1905 года лодки Тихоокеанской эскадры вышли в залив Петра Великого для несения дозорной службы. Самим фактом своего существования подлодки снизили угрозу нападения на Владивосток в период русско-японской войны.

- Кстати, не мешало бы, наверное, прибавить к памятнику первым подводникам на Корабельной Набережной, который открыт при вашем непосредственном участии, прибавить и памятный знак на Эгершельде, там, где базировались первые лодки...

- К сожалению, точное место базирования первых лодок пока неизвестно. Найдем, обязательно такой памятник будет. Что касается истории нашего подводного флота - есть в ней удивительные страницы. Например, о жизни первой ПЛ России "Дельфин".

По-своему трагична и неординарна судьба этой подводной лодки. Построенная в 1903 году, она поражает своими невеликими размерами, неказистостью по сравнению с современными атомоходами. Трудно поверить, что едва возвышающееся над волнами "корыто" способно на морские походы из Владивостока - до залива Стрелок, Посьета и Преображения, однако "Дельфин" нес службу именно там!

Взгляните на снимки - верхний рубочный люк, закрывающийся, как пивная кружка круглой откидной крышкой, угловатые обводы, хиленькая полутораметровая мачта, воздухозаборник как самоварная труба. Но это первенец, пионер, родоначальник отряда будущих подводных крейсеров! Честь ему и хвала!

После достройки на Балтике с начала лета 1904 года "Дельфин" стали использовать как учебный корабль. Сразу после начала войны с Японией в 1904 году командир "Дельфина" капитан 2-го ранга Беклемишев предложил высшему руководству отправить лодку "на фронт". С такой же просьбой обратился наместник царя на Дальнем Востоке адмирал Алексеев. Но лишь в ноябре "Дельфин" под командованием лейтенанта Завойко и "Сом" свели в эшелон № 602, начальником которого назначили командира "Сома" лейтенанта князя Трубецкого. За день до отъезда во Владивосток первых подводников России принял в Царском Селе лично император Николай II!

4 ноября 1904 года по новому стилю эшелон тронулся, спустя почти полтора месяца, благополучно прибыл во Владивосток. "Дельфин" спустили на воду 14 января 1905 года у мыса Эгершельда, сборочные и наладочные работы заняли еще месяц. Рапорт о готовности лодки командир Завойко подал 6 февраля 1905 года. Во льду бухты сделали огромную прорубь, и 12 февраля "Дельфин" успешно произвел пробное погружение. Лодку удалось вооружить - из имевшегося в порту запаса переделали несколько мин Уайтхеда. Cпустя неделю "Дельфин" и "Сом" вместе с транспортом "Камчадал" перешли в бухту Патрокл, чтобы практиковаться в подводном плавании, а уже 21 февраля - первый поиск японских кораблей.

"Дельфин" прожил без малого 15 лет. Судьба побросала его изрядно. Знавал он воды и Балтики, и Тихого океана, Белого и Баренцева морей. В первую мировую войну для защиты Кольского залива подводную лодку отправили железной дорогой из Владивостока на запад, в Мурманск. В апреле 1917 года "Дельфин" стоял в Екатерининской гавани, что в Кольском заливе. Сильный весенний шторм, обрушившийся на гавань, оказался роковым для двух подводных лодок - "№ 1" и "Дельфина". Причем первая затонула у причала, будучи пришвартованной к "Дельфину". Сам же "Дельфин" от ударов штормовых волн был поврежден и списан "на иголки". С него сняли медную арматуру, перископ, а серебряную закладную доску снял на память кто-то из офицеров...

Кстати, несколько лет тому назад во время подготовки к столетию подплава Клубом подводников было сделано, можно сказать, сенсационное открытие. На Морском кладбище, недалеко от "варяжцев", отыскали безымянную могилу, где нашел свой последний приют один из первых подводников России, матрос с "Дельфина" Михаил Петрович Сюткин.

Михаил Сюткин, уроженец Вятской губернии, был из династии потомственных уральских рабочих. На флоте, куда он попал служить, его сразу заметили и отправили учиться в Кронштадтскую минно-машинную школу на подводника, где, кстати, среди преподавателей был изобретатель радио Александр Попов. Именно оттуда

Сюткин попал на первую подводную лодку "Дельфин", значившуюся первоначально как миноносец № 150. Кстати, на Дальний Восток в команде "Дельфина" уезжало много новичков, самым опытным среди них был минно-машинный квартирмейстер 1-й статьи Михаил Сюткин.

Слово "подводник" долгое время считалось ругательным во Владивостоке. Началось так - первым подводникам командование эскадры выделило для расселения совершенно непригодный барак. И высадившиеся из поезда вымотанные дорогой люди вынуждены были ночью (!) на личные деньги князя Трубецкого (!!) искать в небольшом тогда городке съемное жилье. Разумеется, череда последовавших новоселий не обошлась без спиртного - так началась "веселая слава" отряда. Не забывайте - за полгода до этого "Дельфин" первый раз тонул - погиб практически весь экипаж! Подводников заслуженно считали самойбийцами, каждый выход в море считался последним: "Однова живем!" Да и лодки ведь были совершенно запущены: весь 1906 год в экипажах катастрофически не хватало офицеров и нижних чинов. "Деньги, выданные авансом на целый год, были растрачены офицерами или разобраны в долг. Имущество наполовину расхищено, потеряно и сгорело при пожарах", - писал капитан 2 ранга Магнус, назначенный начальником отряда в декабре 1906 года, после того как из-за карточных долгов застрелился командир "Дельфина" Завойко. "Он был добрый малый и прост в обращении с матросами, но слишком много пил...", - вспоминал позже Михаил Сюткин. Изменения к лучшему начались в 1907 году, когда стали прибывать офицеры - выпускники Либавского учебного отряда подводного плавания.

Но, несмотря на все трудности, боевая подготовка "Дельфина" продолжалась. К маю 1916 года в его послужном списке насчитывалось около 150 учебных торпедных атак, этому может позавидовать любой современный корабль.

Сверхсрочник Михаил Сюткин демобилизовался с "Дельфина" в декабре 1905 года, прослужив в подплаве всего полтора года (он из числа счастливо спасшихся во время первой авариии на ПЛ), нанялся работать на электростанцию военного порта Владивостока. Поселился у знакомого на окраине Владивостока, в Рабочей слободке. В 1923 году, после бурных революционных событий, электростанцию закрыли, Михаил Сюткин перешел работать в минную мастерскую сварщиком. Был учеником у знаменитого Вологдина, который впервые на Дальзаводе сделал цельнометаллический сварной катер, а также сварной мост на Эгершельде.

После выхода на пенсию первый подводник продолжал слесарить и ремонтировать лодки. И даже в глубокой старости помогал поддерживать в "горячем" состоянии баню в первом цехе нынешнего завода-банкрота, где тогда любили попариться не только рабочие, но и моряки со стоявших в ремонте подлодок.

В октябре 1959 года Михаила Сюткина не стало, он прожил 81 год. Со временем памятник, стоявший на могиле Сюткина, покосился, надписи стерлись. Имя одного из первых подводников было предано забвению, пока его могилу почти полвека спустя не отыскали и не восстановили надгробие. Это сделали активисты Владивостокского клуба подводников совместно с ветеранами.

- Получается, забота Клуба - память и памятники?

- Главная задача нашего Клуба - сохранить традиции подводного флота. И передать их по наследию будущим подводникам. Вот почему многие ветераны подводного флота встречаются с молодыми воинами, студентами и школьниками. Особенно активно выступают перед молодежью капитаны 1 ранга Олег Моисеев, Михаил Байда, Михаил Романкевич, заслуженные подводники Анатолий Тарасов и Тарас Москаленко.

- Ваша подводная служба пришлась на то время, когда ВМФ СССР и России насчитывал сотни субмарин самых разнообразных проектов и классов. При этом подводный флот НАТО и США был более компактным, всего нескольких типовых проектов. Не были ли бесконечные модернизации подводных кораблей определенной ошибкой руководства страны?

- Проблема в том, что задачи подводного флота СССР и США были несопоставимы! У них - для нанесения ракетно-ядерного удара по противнику создан огромный флот атомных подводных ракетоносцев. Для противодействия нашим подводным ракетоносцам созданы отряды атомных многоцелевых субмарин с ракетно-торпедным оружием. Все! Других задач у подводников США не было, как не было необходимости создавать другие классы подводных кораблей.

При этом, по моему мнению, Советскому Союзу все время приходилось догонять американскую кораблестроительную программу. Зачастую практически уравнивая силы и средства, но догонять, а следовательно, строить лодки по принципу: "Не дожиру, а быть бы живу!" Атомоходы мы стали строить позже, трудно, поначалу мало. Поэтому первые лодки с ракетно-ядерным оружием (а оно у нас было неплохим!) строились на базе дизельных проектов.

При этом задач подводного флота в СССР гораздо больше. Ракетно-ядерный щит - раз. Борьба с ракетными лодками противника - два. Уничтожение авианесущих кораблей США и НАТО - три, что потребовало создания класса дизельных, а затем атомных подводных кораблей с крылатыми ракетами. Борьба с многоцелевыми АПЛ противника - создаются малошумные дизельные АПЛ. Подводная война на мелководье - малые подводные лодки. Со временем количество наших подлодок стало почти в полтора раза превышать количество субмарин вероятного противника, был достигнут паритет на море при отдельных плюсах подводного флота у нас и у них.

- В чем, например, они проявлялись?

- И продолжаются, разумеется. Наши ракетные лодки явно выигрывают тем, что могут вступить в бой прямо у пирса. Американские ракеты стартуют только из подводного положения. При этом их оружие, на мой взгляд, проще в эксплуатации.

Другой фактор. Система подготовки военных кадров в США подразумевает наличие на борту двух видов специалистов: офицеров-менеджеров, т.е. управленцев боем, и профессионалов-оружейников из числа высокооплачиваемых контрактников. Американский офицер каждые два года круто меняет жизнь - место службы и даже род сил, в которых служит. Он поочередно служит подводником, надводником, противолодочником - т.е. познает применение любого вида оружия, учится управлять боем и понимать его с любой позиции. А вот готовит оружие и матчасть к бою, обслуживает его, устраняет поломки и аварии совершенно другой класс военнослужащих - унтер-офицеры и специалисты-контрактники, которые назубок знают все свое заведование на корабле.

Поделиться:

Наверх