57,99 ↓ 100 JPY
96,35 ↓ 10 CNY
64,67 ↓ USD
57,08 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-2° ветер 1 м/c
19 марта
Вторник

Экономика

"Подушка безопасности" экономики оплачена деньгами граждан

С тех пор как начался спад, на среднего россиянина свалились три дополнительных налога

Игнат Ратовский
Власти хвастают своими антикризисными тратами, но забывают добавить, что рядовые люди на борьбу с кризисом выкладывают гораздо больше денег.

Запасы из "подушек"

Главный наш официальный антикризисный рецепт – это "поддержание платежеспособного спроса".
У властей с поддержанием этого спроса дело никак не заладится: "Все болтаем, болтаем", – как заметил наш президент. А тем временем простые россияне безо всяких торжественных слов этот спрос поддерживают.
Реальные располагаемые денежные доходы наших граждан в январе 2009-го составили всего 93,3% от того, что было год назад, в январе 2008-го. Следует ли из этого, что люди стали меньше покупать? Оказывается, нет.
Оборот розничной торговли (в товарной массе) в нынешнем январе был не ниже, а выше, чем год назад: 102,4%. Объем платных услуг – тоже: 100,9%. Так докладывает статистическое ведомство. А по оценке Центробанка, реальные расходы на покупку товаров и услуг выросли от января к январю даже и того сильнее – на 5,8%.
По любому счету люди сейчас тратят на одну десятую, а может, даже и на одну восьмую долю больше, чем позволяют им нынешние доходы. Делают они это, конечно, не для того, чтобы "поддержать спрос", а для того, чтобы, насколько возможно, поддержать прежний свой уровень жизни. И тратят на это старые накопления, используют, так сказать, свои личные "подушки безопасности". Но если бы рядовой россиянин повел себя иначе и разом ужал свои расходы до уровня упавших доходов, то потребительский спрос бы рухнул, а экономика ехала бы вниз куда быстрее.
Так что эта переплата (она же – добавочный подоходный налог примерно такого же размера, что и основной) в самом буквальном смысле – антикризисная субсидия. От граждан России – родной российской экономике.

Между ножниц

Вышеупомянутый антикризисный взнос – он, по крайней мере, добровольный. А есть и еще один, который взимается уже безо всякого согласия жертвователей. А именно – дополнительный инфляционный налог. Именно дополнительный. Потому что обычный инфляционный налог мы с вами платим с незапамятных времен.
Только до кризиса одновременно с розничными ценами (а иногда и обгоняя их) росли и цены производителей. А теперь, как и положено во время депрессии, цены производителей идут вниз.
В январе 2009-го индекс цен производителей промышленных товаров составил всего 90,8% от уровня годовой давности. А вот индекс потребительских цен от января к январю поднялся до 113,4%. Такие вот ножницы.
Реальная величина этого второго налога все же поменьше 23-процентного раздвига ножниц, потому что на нашем рынке все еще много импортных товаров, дорожающих сейчас из-за девальвации рубля. Но явно измеряется двузначным числом. Откуда этот налог взялся и почему его почти нет на Западе, где отпускные и розничные цены снижаются сейчас более или менее синхронно, объяснять долго, зато понять легко.
Сложив оба упомянутых сбора, убедимся, что несколько последних месяцев все наши покупки товаров и услуг облагаются данью в добрых 25–30%. В январе суммарный оборот розничной торговли и услуг был 1,4 трлн рублей. Вот и прикиньте, какую антикризисную субсидию мы с вами ежемесячно вносим в государственную копилку.

Храните в рублях?

Но это еще не все. Может быть, даже не половина. Есть ведь еще банковские вклады граждан, структура и ценность которых претерпела некоторую трансформацию по случаю девальвации рубля.
Кто-нибудь обязательно скажет, что падение покупательной способности вкладов – неизбежное следствие девальвации национальной валюты. Но с этим мы можем согласиться, лишь если признаем, что девальвация случилась как гром среди ясного неба, безо всяких предупреждений сверху. А следует ли нам это признавать?
"Ослабление курса рубля, которое произошло... было сделано аккуратно. И практически все участники экономических отношений: и наши граждане, и наши предприятия – могли выбрать для себя разумную стратегию". Таков официальный взгляд на "плавную девальвацию", изложенный нашим президентом.
Что мешает нам с этим согласиться и прийти к неизбежному выводу, который отсюда вытекает? А именно. Никто никого не обманывал. Никто клятвенно не обещал гражданам удержать курс рубля. Все вкладчики получили достаточно информации и достаточно времени, чтобы либо перевести свои накопления в валюту, либо оставить их в рублях. И то большинство вкладчиков, которое оставило свои вклады в рублях, сделало это вовсе не из наивности, а просто потому, что такая у него была разумная стратегия. В том и состоявшая, чтобы сознательно пожертвовать частью личных накоплений ради государственных антикризисных мероприятий, которые (мероприятия) требуют валюты. А если бы все шесть без малого триллионов рублей частных вкладов одним махом, да еще и по старому курсу, были переведены в доллары, то на это понадобилось бы больше $200 млрд. Что осталось бы тогда от государственных валютных резервов? От них и без этого осталось не так много.
Депозитом по кризису
Приняв эту теорию, которую следует назвать "теорией добровольного антикризисного взноса рядовых вкладчиков", прикинем, сколько примерно весит этот взнос.
Сравним судьбу двух категорий накоплений. С одной стороны – государственных нефтегазовых фондов (Резервного и Фонда национального благосостояния), а с другой – всех в совокупности вкладов граждан в российских банках.
Каких-то полгода назад, в августе 2008-го, на вкладах граждан (считая в рублях) лежало почти 5,9 трлн, то есть гораздо больше, чем в государственных нефтегазовых фондах, где тогда было (тоже считая в рублях) всего 3,8 трлн. Грянул кризис, и к началу февраля банковские накопления граждан по-прежнему колеблются около 6 трлн рублей. А вот в госфондах лежит уже почти 7,9 трлн рублей.
Вычтем оттуда 2 трлн рублей, которые поступили в качестве отчислений из нефтегазовых доходов. Оставшаяся сумма (почти 5,9 трлн) все равно в 1,54 раза больше той, что была в обоих фондах в августе.
Как удалось в столь трудные времена так удачно приумножить государственные накопления? Очень просто. Ведающие фондами люди из наших финансовых ведомств, что называется, знают цену рублю и поэтому с самого начала держали большую часть этих фондов в валюте, а осенью быстро и вовремя перевели в валюту и рублевую их часть.
Такова была рациональная стратегия людей государственных, благодаря которой фонды нисколько не потеряли от девальвации, а в рублевом выражении резко выросли.
Если бы все рядовые граждане повели себя со своими вкладами так же, как государство со своими, то есть полностью ушли бы из рублей в валюту, то их вклады в рублевом эквиваленте увеличились бы в той же примерно пропорции и стали бы триллиона на три больше. Но граждане великодушно (или все-таки по простоте душевной) отказались от такой возможности.
И эти три триллиона как раз и стали еще одним добровольным (или все же недобровольным – как хотите) общенародным взносом на антикризисные нужды.
Антикризисный калькулятор
Разделите эту сумму на прошедшее число кризисных месяцев, прибавьте примерные поступления от вышеназванных дополнительного подоходного и дополнительного инфляционного налогов и получите что-то около триллиона рублей в расчете на месяц. Такой вот вклад народа.
Если нам хватит сил и дальше ежемесячно выкладывать столько же, то за год получится 12 трлн рублей – раза в два больше, чем предполагает отпустить на свой антикризисный план казна, и то с помощью печатного станка.
Вот вам и наша знаменитая государственная "подушка безопасности", главный секрет которой заключается в том, чтобы грамотно и четко изъять у рядовых людей "подушки безопасности", которые они заготовили для себя.

gazeta.ru.

Подпишитесь и получайте новости первыми:

Наверх