Ежедневные Новости
Владивостока
66,44 ↓ USD
75,63 ↓ EUR
98,09 ↓ 10 CNY
18 января
Пятница

Экономика

Кризис - поиск новых возможностей

Только свободный предприниматель даст стране возможность жить и развиваться

Геннадий Алексеев
Российская пресса сегодня полна публикациями об экономическом кризисе. В газетных материалах детально отслеживается рост безработицы и цен, падение производства и меры, которые предпринимают власти, чтобы страна не так быстро скатывалась в пропасть.
Особенно бросаются в глаза обывателя статьи о потерявших работу, а то и гибели бывшего миллиардера, которые пока не пачками, но бросаются под поезда, стреляются из наградного оружия, выбрасываются из окон собственного офиса...
- Ну, а нам-то что? – думают одни, глядя на происходящее. "Я-то ведь работаю, как работал, живу, как жил, и кризис меня не коснется. Да, закрываются предприятия, но наша компания держится...", - считают "индивидуалисты".
Другие, назовем их "пессимистами", ставят себя в положение "маленького человека", от которого ничего не зависит. Они уже приготовились пережить ужасы экономической рецессии, уповая во всем на партию и правительство, на президента и губернатора. "Уж они-то точно выведут нас из кризиса", - считает коллективист.
Третьи не хотят мириться с положением дел. В силу обстоятельств (это может быть, к примеру, сокращение доходов) пытаются действовать: ищут новые способы сэкономить, заработать, вырваться вперед...
Можно сколь угодно оставаться индивидуалистом, надевшим розовые очки. Но в экономике России все настолько взаимосвязано, что катастрофа в одной отрасли неминуемо тянет вниз все остальные. Очень скоро последствия "чужого" кризиса станут очевидными каждому.
Бесперспективна и модель поведения коллективиста. Бесспорно, плыть по течению легко. Особенно когда сидишь в лодке пассажиром и все решения - как лучше обогнуть бурные речные пороги - за тебя принимает рулевой. Но, увы, и он может ошибаться.
Позиция тех, кто реалистично смотрит на экономический кризис, но в то же время не опускает перед ним руки, более ответственна.
Китайский иероглиф "кризис" состоит из двух частей, которые можно перевести как "опасность" и "новые возможности". О кризисе надо думать в период роста экономики. Именно так сделали в КНР, руководители и народ которой сегодня настроены куда оптимистично, чем мы и даже страны Запада. А если кризис случился – надо думать о росте! От этого будет зависеть, что нас ждет впереди: либо новые возможности, либо полный крах.
Кризисы в мире были ведь и в 19, и в 20 веке, да и наши "отечественные" дефолты 1990-х годов у многих еще на памяти. Но на сто процентов прав Анатолий Чубайс, заявивший недавно о беспрецедентности нынешнего кризиса, ведь тогда помимо нашей страны трясло страны третьего мира, а сейчас экономические столпы – США, Европа, Канада...
Для Приморья нынешний кризис беспрецедентен вдвойне. Географически оторванный от европейской России, в тяжелые годы жители края выживали за счет активной внешнеэкономической деятельности. Шоп-туры в Китай, поездки за иномарками в Японию, а в обратном направлении – экспорт природных ресурсов давали возможность заработать тысячам приморцам. В ту эпоху они подпитывали экономику деньгами, когда Москва задерживала очередной трансферт.
Сегодня ситуация иная. С одной стороны, федеральных денег, направляемых на приоритетные проекты, стало больше. С другой – возможностей заработать Приморью и приморцам на близости к странам Северо-Восточной Азии стало меньше. Ужесточилось таможенное администрирование, растут пошлины на импорт, а с недавних пор – еще и курс иностранной валюты. Для региона, который последние 15 лет жил за счет преимуществ приграничной территории, смена экономических тенденций, да еще в условиях кризиса, - неслабый удар.
Вывод один: выживать приморцам придется, рассчитывая не на богатых азиатских соседей, а на собственные силы и возможности. Есть ли они у нас? Ведь за последние 10-15 лет пропал еще один спасательный круг, спасавший экономику Приморья в 90-годы - свобода предпринимательства. С началом реформ уволенные инженеры, рабочие, врачи осваивали новые для себя профессии именно в сфере малого бизнеса. В период кризиса как никто другой способствуют выживанию частный бизнес, малые предприятия, имеющие возможности собственного развития и инвестирования в капитал.
Во многих странах мира важным показателем считается количество вновь созданных рабочих мест. Считается, чем меньше безработных, тем лучше работает экономика. Там государство поощряет предпринимателя, если он дал работу дополнительному человеку. У нас, напротив, создают препоны для бизнеса. Важнейшим показателем развитости страны является средний срок регистрации нового предприятия. Так вот, в США он составляет 5 дней, в России – месяц!
А ведь многое при этом зависит от скорости принятия решений чиновниками. Получить сегодня во Владивостоке участок земли под бизнес потребуется минимум несколько месяцев хождения по кабинетам. А ведь еще лет 10-15 назад все было совсем иначе. Разрешение на торговлю подписывалось в течение суток с момента подачи заявления. Получить в аренду земельный участок под строительство магазина можно было за неделю. Не составляло труда оформить техусловия, которые тогда не стоили сумм, сопоставимых с ценой земли и строительства вместе взятых...
Экономисты, изучавшие историю предшествующих финансовых кризисов, давно вывели формулу – для выхода из него нужно взаимное доверие кредиторов и заемщиков, нужны дешевые деньги (т.е. кредиты с низкими процентными ставками), недорогие энергоносители и сырье, а также дешевая рабочая сила. Даже простому обывателю понятно, что всего этого сегодня в России нет. Кто создаст такие условия для экономического рывка вперед? Рыночная экономика в данном случае может сработать только тогда, когда у предприятий есть свое видение выхода из кризиса, когда предприниматели доверяют банкирам, а банки – предпринимателям и населению, и наоборот...
На мой взгляд, любой руководитель любого уровня, вне зависимости от занимаемой должности должен думать, как не допустить краха в зоне своей ответственности – будь то город, район, край, страна. Необходимо иметь реальный план действий по выходу из кризиса, готовиться к худшему, но делать все, чтобы оно никогда не наступило. Но самое главное – добиться доверия к власти со стороны бизнеса.
Сегодня, к примеру, много говорят о социальной торговле – как о спасении людей с небольшим достатком от постоянного роста цен на продукты питания. Но так ли легко предпринимателю организовать такую торговлю? Не придет ли завтра к нему с очередной ревизией сонм проверяющих из дюжины контролирующих структур? Не откажется ли он сам от этой затеи, пока будет ждать получения всех разрешительных документов? Вопросы, увы, риторические.
В связи с этим вспоминается история открытия во Владивостоке в 1994 году социального рынка на улице Комарова. Такой объект стал тогда первым на территории Сибири и Дальнего Востока, где в основу были заложены принципы государственно-частного партнерства. С одной стороны, частные предприниматели согласились снизить цены на реализуемую продукцию, с другой, городские власти взяли все расходы по обеспечению порядка на рынке, уборке территории, снизили ставки аренды земли. Этот рынок помнят многие жители центра города и, думаю, вспоминают его с благодарностью. Что важно, выгодно было не только покупателю, но и производителю, который мог гарантированно реализовать свою продукцию. И таких примеров сотрудничества власти и бизнеса в те, 90-е, было предостаточно! В 1995-1996 годах были выполнены серьезные работы за счет городского бюджета по замене теплотрасс на мясокомбинат и кондитерскую фабрику.
В те годы, когда в условиях ломки экономической системы власти города напрямую занимались продовольственной безопасностью, т. е. обеспечением населения продуктами питания – хлебом, молоком, мясом, овощами.
Из кризиса страну может вывести только свободный предприниматель, представитель малого и среднего бизнеса. Именно от их способности развиваться зависит срок разрешения наших материальных проблем: чем позже мы это поймем и сделаем ставку на них, тем дольше будем в ловушке самообмана.
P. S.
Немного не в тему, но... Сегодня во Владивостоке вовсю развернуто строительство моста на о. Русский, общей протяженностью в 3 километра. Вопрос: почему на Русский, а не на тот же Сахалин? До которого от материка, в самой узкой части Татарского залива лишь в два раза больше километров – чуть более семи. Или власти решили достроить-таки на остров тоннель, который начинал еще товарищ Сталин?


Наверх