57,15 ↓ 100 JPY
95,42 ↓ 10 CNY
63,96 ↓ USD
56,27 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-1° ветер 2 м/c
EN
22 апреля
Понедельник

Общество

За что ослеп целый город?

"Слепота": фильм, который должен был заставить задуматься нас о том, что мы творим. Но не заставил

Егор Лем

год - 2008
страна - Канада, Япония, Бразилия
слоган - "In a world gone blind, what if you were the only person who could see?"
режиссер - Фернанду Мейреллиш
сценарий - Жозе Сарамаго, Дон МакКеллар
продюсер - Nicolas Aznarez, Андреа Барата Рибейро, Бел Берлинк
оператор - Сезар Шарлон
композитор - Марко Антонио Гимараеш
жанр - триллер, мелодрама, драма, детектив
бюджет - $25 000 000
сборы в США - $3 351 751
сборы в мире - $18 188 990

сюжет

Место действия фильма — огромный мегаполис, у которого нет названия. Именно здесь начинается странная эпидемия… эпидемия слепоты. Жители города теряют зрение один за другим и это ставит целый мегаполис на грань жизни и смерти. Лишь одна женщина по неизвестной причине осталась видеть. Сможет ли она стать проводником для других?

Фернандо Мейреллиш, ворвавшийся в киномир с мощной драмой "Город бога", на американской земле как-то резко сник. Как будто пропал весь запал. Спору нет "Преданный садовник" по роману Джона Ле Карре неплохой фильм, но события там развиваются со скоростью черепахи, выброшенной на берег морским приливом.
Картина "Слепота", основанная на книге Жозе Сарамаго (к слову долго не отдававшего права на экранизацию) страдает точно таким же недостатком. Или наоборот преимуществом. Дело вкуса. Мейреллиш занял своеобразную нишу в кинопотоке и пока оттуда никуда не собирается выползать. Его кино по форме напоминает мейнстрим, однако составляющая нередко претендует на арт-хаусную начинку. Два в одном. Такой продукт, в принципе можно возить по европейским фестивалям, доказывая, что твое кино вполне авторское и жизнеспособное для искушенных зрителей.
Только на самом деле, все немного сложнее. По сути, "Слепота" это парафраз с куароновского "Дитя человеческое", но если копнуть немного глубже, то на поверхность можно извлечь сюжет сказки о смелом Данко, отдавшим свое сердце, ради спасения целого народа. Не чурается бразилец заимствования и из более известных источников. Тут нет ничего сложного, картин снятых на подобную тему, предостаточно.
Однако Мейреллиш решил акцентировать внимание на несколько других аспектах, нежели коллеги по цеху. Его герои не едят собратьев, как у Мельника и не ставят цель оторваться и унизить, выпуская на свободу свои низменные инстинкты и потребности, воспользовавшись удобным случаем, как у Хиршбигеля. Формально, бразилец останавливается в своем рассказе на человеческой природе, но только для галочки. Его город начисто лишен людей, наделенных пассионарной энергией. Вожди и бунтари безымянного города лишь жалкие тени, лишенные амбиций, появившаяся неожиданно власть им не особо нужна.
Для режиссера важна в первую очередь духовная рефлексия персонажей и поиск самих себя. Благо ситуация для этого вполне благоприятствует. Если внимательно приглядеться, то кара, снизошедшая с небес, городом заслужена. Люди там перестали видеть что-либо, кроме самих себя. Теперь можно оглядеться по сторонам (в переносном смысле) и многое переосмыслить.
Тут Мейреллиш и попадает в самим же созданную ловушку. Не особо разгоняя сюжет, режиссер моментально раскрывает все карты, превращая большую часть фильма в пустую трату времени. Бразилец подобен учителю старой закалки, вдалбливающий ученикам материал по десятому разу, чтобы в голове все отложилось по полочкам. А материал, вопреки методу, лишь проходит мимо ушей слушателей. Безликий и мертвый город из "Слепоты" очень ярко контрастирует с живым Городом бога. Здесь безлико и однообразно все – от городских построек до населяющих их жителей. И, по сути, проверка на вшивость окажется лишь пустым звуком в сердцах, изъеденных равнодушием и непониманием. Город мертв и уже не оживет никогда. Надежды нет. Бразилец этого упорно не желает понимать.
Кажется, что царящим равнодушием в какой-то момент заражается и сам режиссер. Из состояния оживленного диалога со зрителем, режиссер впадает в апатию, еще более замедляя развитие сюжета и наплевав на пропагандируемую мораль, вспомнив о ней лишь в самом конце картины. Даже актеры не спасают сложившуюся ситуацию. Беспрестанно кривляется Берналь, уныло смотрит с экрана Мур (пропал человек), Руффало и Гловер присутствуют исключительно для мебели. Фильм лишается последних признаков интеллекта и переходит в категорию голливудских социальных страшилок.
Мейреллиш не стесняется выдавать с экрана трюизмы, ему кажется, что здесь они звучат по-новому. А это далеко не так. Слепота тут ненастоящая и даже не дай бог метафора. Она самая что ни на есть куриная. И если бразилец так не задумывал в итоге, то грош цена ему как художнику. Когда сам не веришь в то, что рассказываешь, не поверят и другие.

Поделиться:

Наверх