59,49 ↓ 100 JPY
90,44 ↓ 10 CNY
64,22 ↓ USD
54,13 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+8° ветер 6 м/c
EN
14 октября
Понедельник

Общество

Анджелина Джоли оказалась в сумаcшедшем доме

"Подмена": чтобы высидеть на картине Клинта Иствуда, надо иметь определенное мужество и поистине ангельское терпение

Егор Лем
год -2008
страна - США
слоган - "To find her son, she did what no one else dared"
режиссер - Клинт Иствуд
сценарий - Дж. Майкл Стражински
продюсер - Клинт Иствуд, Брайан Грейзер, Рон Ховард,...
оператор - Том Стерн
композитор - Клинт Иствуд
жанр - драма, криминал, детектив
бюджет - $55 000 000
сборы в США - $35 739 802
сборы в мире + $47 200 000 = $82 939 802
сборы в России - $300 852

сюжет
Действие картины развивается в Лос-Анджелесе 20-х годов прошлого столетия. Обратившись в полицию с заявлением об исчезновении ребенка, главная героиня вскоре получает своего сына, но сообщает полицейским, что, несмотря на внешнее сходство, это не ее сын. Вместо помощи несчастная мать получает прописку в палате клиники для сумасшедших. Когда женщина решает, что ее настоящий сын оказался жертвой серийного убийцы, она начинает поиск правды собственными силами, вступает в борьбу с коррумпированными полицейскими и даже изменяет существовавшие в то время законы о душевнобольных.
Энергичный старикан Клинт Иствуд снимает фильмы, как он сам выражается, понятные для всех и каждого, лишенные каких-либо сценарных изысков и виртуозных ходов. Все изначально расставлено по нужным полочкам. В нужные моменты сценарий нагнетает либо переживания, выдавливающие из реципиента слезу, либо ужасные нечеловеческие происшествия, заставляя наивного зрителя в праведном гневе пылать от негодования. Такие вот своеобразные оруэлловские пятиминутки (впрочем, режиссер меньше двух часов не снимает в принципе, чего-чего, а зрительского времени он не жалеет) ненависти или счастья. Впрочем, и на такое кино существует спрос.
 
Новая картина "Подмена" с Анджелиной Джоли и Джоном Малковичем является апогеем режиссерского стиля (правда, в определенный момент чувство меры начинает изменять мэтру, но об этом чуть позже). Здесь присутствует необходимая плашка – по "реальным событиям", дабы зритель всерьез ужасался от просмотренного и ему не пришло в голову, что такое можно вообще выдумать. Тут и очаровательная прелестница Джоли в роли несчастной мамаши с немым возгласом в глазах – "Дайте мне еще одного Оскара!". Наконец, Иствуд обращается к стилистке фильмов двадцатых-тридцатых годов прошлого века, эпохи расцвета фильмов про гангстеров, что на данном этапе не сильно востребовано в Голливуде.
Однако режиссера собственно гангстеры не особо интересуют. В "Подмене" Иствуд решается заглянуть по ту сторону закона. Святая святых американского довоенного общества – полицию. А заодно и прополоскать ее грязное белье. Не очень-то это вежливый поступок от Грязного Гарри.
Рассказ режиссера поначалу увлекает. Иствуд старается изо всех сил, накручивая на первоначальную историю о подмене сына главной героини все более новых и шокирующих подробностей. Вот только в какой-то момент рассказ становится все запутанней и бессвязней. Вспоминаются долгие вечера с бабушками или дедушками, предающихся воспоминаниям о бурной молодости. Вот только одна беда – в силу необратимых возрастных изменений память начинает изменять рассказчикам. И уже вроде единожды рассказанная история обрастает все новыми и новыми подробностями, не сильно вяжущимися с первоначальным вариантом.
 
Так и Иствуд. Открывая зрителю запутанный сюжет фильма, режиссер совершенно не заботится о связующих компонентах, разваливая фильм по отдельным кускам. Бесхозно слоняются по съемочной площадке Джоли и Малкович, играя больше по своим ощущениям, нежели по сценарию, поэтому и смотрятся крайне неестественно.
Особенно непонятно, почему режиссер, имеющий за плечами несколько десятков фильмов, начинает истерически впихивать в готовый материал все подряд. А материал сопротивляется. Обычно такие ошибки делают режиссеры-дебютанты, которых так и распирает энергия. Им не терпится донести до зрителя все интересующие создателей темы. Но зачем это опытному волку Иствуду? Видимо, захотелось все вместить в один полный метр, дабы не возвращаться к этому по второму разу. Это как у ребенка – завтра будет новый день, новая игрушка и новые впечатления. Очень непоследовательно.
 
Тем не менее, старина Клинт к концу фильма пытается свести все ниточки в единое целое, снабдив концовку обязательной практически философской сентенцией. В этот момент Иствуд напоминает старых родственников больше всего. Старики потреплют по уху нерадивых и поохают – почему же внук или внучка не поняли того, что рассказывалось в течение столь долгого монолога. Внук или внучка только застенчиво улыбнутся, обнимут стариков и поспешат по своим делам, не заостряя внимания над услышанным. Все же мы любим их не за это. Так и в ситуации с режиссером. Историю лучше сразу выкинуть из головы и пожелать творческому долгожителю недюжинного здоровья. И более благодарных слушателей.


Наверх