66,33 ↓ USD
75,58 ↓ EUR
97,97 ↓ 10 CNY
21 января
Понедельник

Общество

Клинт Иствуд вновь взялся за оружие

"Гран Торино": Вместо неплохой социальной драмы - очередные перестрелки с участием изрядно постаревшего Грязного Гарри

Егор Лем
год - 2008
страна - США
режиссер - Клинт Иствуд
сценарий - Ник Шенк, Дэйв Джонсон
продюсер - Клинт Иствуд, Билл Гербер, Дженет Кан
оператор - Том Штерн
композитор - Кайл Иствуд, Майкл Стивенс
жанр - боевик, триллер, драма
бюджет - $35 000 000
сборы в США - $9 820 554

сюжет
Владелец коллекционной машины — старикан Уолт, трясущийся над авто и не подпускающий к ней никого на пушечный выстрел. Автомобиль, разумеется, бередит воображение местных подростков и один из них решается на угон…
В далеком 1992 году в прокат вышла картина "Непрощенный", после которой режиссер Клинт Иствуд ответственно заявил, тема вестернов закрыта навсегда. С продолжениями "Грязного Гарри" было покончено еще раньше. Но как говорится – зареклась кошка не есть мышек. После того, как Серджио Леоне посадил Иствуда в седло, а Дон Сигел выдал магнум, режиссеру-ветерану жалко расставаться с любимыми образами. Поэтому в картине "Гран Торино" Клинт решил снова пострелять в свое удовольствие.
На этот раз Иствуд выступает в роли рассерженного старика, которому не по душе те изменения, которые произошли в Америке за последние полвека. Герой живет в квартале, сплошь населенном азиатами. Его представления об обществе остались на ультраконсервативном уровне. Американские управленцы, мечтавшие с помощью теории "плавильного котла" создать великое общество, крупно просчитались. Массы эмигрантов, хлынувших в страну, не пожелали смешиваться с чужеземцами, оставаясь жить обособленными группами. Ведь для них на этом строился принцип выживания и сохранения национальных традиций и корней.
Тем страннее для коренного белого американца еще не расставшегося с расовыми империалистическими замашками, государством столь практикуемыми в прошлом, соседствовать с теми, против родичей которых он когда-то воевал. Для главного героя первичны истинные американские ценности – "дом-моя крепость" и враждебность к остальным. Он даже не может улыбаться по заказу, как это делают его более практичные соотечественники.
 
Персонаж Иствуда закрыт сам по себе, нося внутри последствия стародавних событий, и оказавшись в замкнутом круге. И только после смерти жены, герой пытается из этого круга выбраться. Для этого приходится отказаться от принципов и постараться подружится с теми, кто еще вчера был ненавистным врагом. Забыть о прошлом, лежащим тяжким грузом на душе. Обрести внутреннее равновесие и спокойствие. Прошелся режиссер и по теме оружия, распространенном едва ли не в каждом американском доме.
В принципе, из этого материал могла выйти неплохая злободневная зарисовка из жизни современной одноэтажной Америки. Или полноценная драма о человеке заново выстраивающим отношения с необратимо изменившимся окружающим миром. Только режиссер одним залихватским движением все основательно подпортил. В самый ответственный момент он снова завел порядком поднадоевшую пластинку об одиноком рейнджере, бросившем вызов кучке вооруженных бандитов.
 
Иствуд сделал все максимально возможное, дабы разрушить практически им самолично созданный киномиф. Только бравада выходит излишняя и отдает старческим покряхтыванием – мол, старый конь борозды не испортит. Энергетики у режиссера навалом, но пора все же остепениться и браться за те темы, кои близки на данный момент, прекратить молодиться и беспрестанно грозить пальцем плохим парням.


Наверх