66,33 ↓ USD
75,58 ↓ EUR
97,97 ↓ 10 CNY
21 января
Понедельник

Общество

Виталий Номоконов: "Громкие приговоры" в Приморье – поворот к ликвидации касты неприкасаемых

Причины коррупции - не только в корыстолюбии начальства

Борьба с коррупцией в России объявлена приоритетом на всех уровнях. Совет Федерации накануне одобрил закон "О противодействии коррупции", который является базовым в пакете законодательных актов, которые направлены на борьбу с коррупцией. О том, как обстоят дела в Приморье, о судебных приговорах в отношении бывших VIP-чиновников РИА PrimaMedia рассказывает директор Владивостокского центра по изучению организованной преступности и коррупции, доктор юридических наук, замдиректора Юридического института ДВГУ, вице-президент Российской криминологической ассоциации Виталий Номоконов.

- Виталий Анатольевич, как вы оцениваете завершающийся в год в плане борьбы с коррупцией и оргпреступностью в Приморском крае? Насколько эффективно работали правоохранительные органы и почему?

- Разумеется, я могу оценивать состояние борьбы с коррупционными проявлениями лишь в рамках той, конечно, далеко не полной информации, которой располагаю. Однако преимущество моего положения заключается в том, что я не связан ведомственной подчиненностью или какими-либо корпоративными обязательствами. Поэтому могу говорить и то, что может кому-то из руководящих лиц и не понравиться. Хорошо, что при этом не пока еще надо писать заявлений о добровольном уходе с занимаемой должности, как сейчас, например, рекомендуют губернаторам, если у них появится иное, отличное от Президента, мнение.

Совершенно очевидна активизация антикоррупционной деятельности со стороны всех ветвей власти. Да и в СМИ число публикаций по теме коррупции после обнародования известных президентских Указа и Национального плана выросло в стране, как посчитали специалисты, в десять раз. Примерно та же картина и в Приморье.

Однако специфичность Приморского края, да и всего Дальнего Востока заключается в сравнительно большей криминальной и коррупционной пораженности социальной, экономической, да и политической жизни. Во многом это связано с приграничным положением региона, с наличием большого числа транспортных узлов. Но в Приморье дело усугубляется, думаю, более тесной смычкой властных структур с криминалом. Именно у нас в крае ранее судимый "авторитетный бизнесмен" стал мэром с последующей серией уголовных дел в отношении доброй половины своих замов и себя самого. Как можно было вообще допустить такое?

Именно у нас в крае в должности Главного федерального инспектора работал господин с поддельным дипломом о высшем образовании и едва не стал сенатором от Приморья, а другой бывший сенатор скрывается за границей от назойливых следователей. Именно у нас в крае стало правилом, когда бывшие правоохранители сразу после отставки становятся крупными коммерсантами, вице-губернаторами или вице-мэрами. Именно у нас в крае под видом сборной края по футболу финансируется коммерческий футбольный клуб с темнокожими "земляками".

В такой ситуации вряд ли можно было ожидать большой эффективности от правоохранительных органов, да и реальный поворот против коррупции ведь только обозначился. По признанию самих руководителей правоохранительных органов, принимаемые меры еще неадекватны криминальной обстановке. Здесь еще множество проблем. Так, скрытые преступления коррупционной направленности практически не выявляются, в том числе совершаемые должностными лицами законодательной и судебной власти. Названные преступления выявляются не столько в результате оперативных разработок, сколько по конкретным заявлениям или материалам контролирующих органов. Имеются случаи установления органами власти и муниципалитетами административных барьеров для предпринимательства, не предусмотренных законодательством сборов и обязанностей для субъектов хозяйствующей деятельности. В ряде случаев органы местного самоуправления облагают предпринимателей прямыми поборами в свою пользу, открывают различные внебюджетные счета, которые формируются за счет спонсоров и благотворительной помощи населения.

По городам и весям страны немалое распространение получили т.н. крышевание наркобизнеса, хищений автотранспорта, сексуальной эксплуатации женщин и т.д.

Пока еще не уделяется должного внимания выявлению преступлений, связанных с незаконным участием должностных лиц в предпринимательской деятельности, легализации незаконно полученных доходов.

Не отслеживается формирование и движение бюджетов различных уровней, использование беспроцентных и целевых кредитов. Слабо, на наш взгляд, пресекается практика так называемых "откатов". Между тем, по некоторым оценкам, по стране расхищается примерно 40% бюджетных средств.

- На минувшей неделе вы участвовали в конференции в Москве, расскажите, пожалуйста, подробнее, какие темы, особенно актуальные для Приморья, обсуждались? Чем полезна была конференция для вас, как директора Владивостокского центра по изучению оргпреступности и коррупции?

- При поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям в рамках цикла мероприятий "Открытый мир" в Москве в Центральном доме журналиста прошла серия круглых столов "СМИ как инструмент противодействия коррупции". Данные мероприятия были интересны тем, что за одним столом вместе с журналистами собрались законодатели (было три депутата Госдумы), федеральные чиновники, представители Генеральной прокуратуры и МВД, представители неправительственых организаций и научной общественности. Не было генеральных докладов, нравоучений-поучений. Был конкретный, довольно острый разговор о том, какова нынешняя и возможная роль СМИ в антикоррупционной работе, о необходимости государственной защиты журналистов, пишущих на острые криминально-коррупционные темы и о другом. Было рекомендовано подобные совместные акции провести и в регионах. Мы предполагаем это сделать во Владивостоке в конце января.

- Считаете ли Вы, что пакет антикоррупционных законов, предложенных президентом РФ, будет эффективно работать и почему? В Приморье идет работа над законопроектом "О противодействии коррупции в Приморском крае, будет ли он эффективно работать?

- Все будет работать эффективно только при условии, что принятые меры повлияют на причины коррупции. А они ведь заключаются не только в корыстолюбии начальства и недостатках законов, как многие считают, а гораздо глубже. Возьмем, например, политическую сферу. У нас ведь далеко не преодолена закрытость, непрозрачность, забюрократизированность чиновничьих структур. Мы видим проникновение во власть недостойных людей, в том числе, связанных с криминалом.

В экономической сфере те же симптомы: уровень теневой экономики нисколько не снизился - сырье по-прежнему гонится за границу в огромных масштабах, передел собственности только набирает новые обороты, заказные убийства трансформируются в "убийства" экономические (рейдерские захваты, силовые поглощения и т.п.). Если обычно в рыночной экономике институт банкротств используется для санации неэффективных собственников, то в России с помощью банкротств захватывают фирмы собственников эффективных.

В социальной сфере - невообразимое расслоение: Россия занимает второе место в мире по числу миллиардеров (в стране официально насчитывается 131 тысяча долларовых миллионеров и 110 миллиардеров, но это только те, доходы которых "прозрачны"). А в это время 70% населения пребывает в бедности.

Очень важно также видеть, что коррупция в стране подпитывается не только и не столько рядовыми гражданами, сколько высокоорганизованными преступными формированиями, нередко с участием высокопоставленных лиц.

Возьмем духовную сферу. Здесь не лучше - культ денег как главного эквивалента счастья у нас доминирует. Сограждане готовы продаваться, вопрос только в цене. Согласны решать за деньги любые проблемы. Готовы отвертеться от уголовного или административного преследования с помощью взятки. Помимо прочего, и правовому просвещению в последние десятилетия не уделялось должного внимания.

Иначе говоря, если копнуть глубже, то даже самые замечательные планы и законы сами по себе ничего обществу не гарантируют. Для противодействия коррупции нужна выстроенная мощная система, которая могла бы воздействовать на все сферы общества. Для ее формирования нужна государственная концепция противодействия преступности, в том числе организованной, и коррупции. У нас же есть концепция о национальной безопасности, концепция по борьбе с наркотизмом (негативное социальное явление, представляет совокупность антиобщественных деяний (лиц, их совершивших), обусловленных болезненной зависимостью человеческого организма от постоянного приема наркотиков). По коррупции нет мощной концептуальной программы.

Больше того, одной рукой направляя всех на борьбу с коррупцией, Президент росчерком пера ликвидирует (сентябрьским Указом) основное милицейское антикоррупционное звено – УБОПы, что не может не вызвать недоумения.

- В Приморье в декабре вынесены приговоры двум бывшим вице-губернаторам (Гельцеру и Шишкину), ваша оценка?

- У меня нет сомнений в законности и обоснованности приговоров. Сам факт осуждения высокопоставленных лиц обозначает определенный поворот в сторону постепенной ликвидации касты неприкасаемых. Я бы поставил вопрос и об ответственности – как минимум за халатность - первого руководителя региона, который так работает с кадрами.

Так что работы впереди еще очень много, и в том числе по исправлению допущенных ошибок.


Наверх