Ежедневные Новости
Владивостока
66,44 ↓ USD
75,63 ↓ EUR
98,09 ↓ 10 CNY
18 января
Пятница

Общество

В Приморье сегодня повторяются события столетней давности

На городском катке в начале прошлого века играл духовой оркестр

Говорят, события имеют "свойство спирали" - повторяться через определенное время. Наверное, потому жизнь Владивостока в наши дни чем-то напоминает ту, которой жил город 105 лет тому назад

Юрий Филатов
В 1903 году на Дальнем Востоке произошло несколько важных событий.
Во-первых, было учреждено Дальневосточное наместничество, и командующий Тихоокеанской эскадрой адмирал Алексеев получил должность наместника царя на Дальнем Востоке. Во-вторых, специальный посланник государя военный министр Куропаткин провел переговоры с японским правительством и заверил дальневосточников, что ни о какой войне с Японией и речи быть не может. В-третьих, во Владивостоке, конечной станции Великого Сибирского рельсового пути, побывал инициатор его строительства Сергей Витте.

Разброд в ценах

Но конец года Владивосток встречал далеко не в праздничном настроении. Продолжался упадок в деловой жизни и торговле. С одной стороны город получил непрерывное сообщение с Европой по железной дороге, но был лишен статуса порто-франко, в связи с чем в нем установилась дороговизна.
Поезда чаще брали направление или из Харбина на Порт-Артур, или из Кетрицева (Уссурийска) на Хабаровск - местопребывание генерал-губернатора Приамурского края. И дешевле получалось привезти нужное из Хабаровска, чем купить на соседней улице во Владивостоке. Немало способствовало этому непрофессиональная работа городского правления и его руководителя - городского головы.
Бардак во власти
Не заладились в городской думе дела. Назначенный военным губернатором на должность ее председателя бывший редактор газеты Панов никак не мог найти общий язык с гласными, прошедшими в думу от слободок. Напрасно выступали на думской трибуне депутаты от "банковской кладовки", представляющие деловую и финансовую буржуазию. Оппозиция встречала их в штыки. Правда, "банковцев" это не останавливало, и они снова и снова брали слово на думских заседаниях.
Как иронично замечала газета "Владивосток", "заседания нашей думы по-прежнему носят характер деревенских сходок. Человеку, не обладающему "горлом", положительно нет возможности высказаться. Кроме того, несколько гласных - сторонников городского головы - положительно взяли монополию на "словоизвержение". И была уже масса случаев, когда эти "цицероны" вместе со своим патроном садились в лужу или начинали какое-нибудь дело за здравие, а кончали за упокой, но их ничего не обескураживало. Как это ни грустно, но нужно сознаться, что наши гласные, к сожалению, не вполне сознают свои роли, права и обязанности и позволяют вертеть собой на заседаниях более наглым в угоду администрации".
Неразбериха с недвижимостью
Вызывала озабоченность горожан и проблема городских земель. Беспокоила она и газету:
"Земельный вопрос играл и играет немаловажную роль в жизни богоспасаемого града Владивостока и по-прежнему служит источником, как это часто случается, обогащения богатых и разорения бедных. Стоит вспомнить только, что некоторыми из нынешних городских заправил приобретение "селидебных участков" обошлось только в стоимость гербовой бумаги на оформление этого приобретения, а ныне они стоят тысячи и десятки тысяч рублей. А сколько из них, что на правах давности первого захвата завладели не одним и не двумя уголками, а целыми кварталами городских земель.
А кто из местных воротил не разрешал китайцам строить на этих землях дома, чтобы пожить в своих же домах в качестве квартирантов? Разве это не составляет вершину землевладельческой изобретательности? Стоит только поинтересоваться, как стали владельцами некоторых участков гласный городской думы Шевелев и городской голова Панов?"
В течение всего года санитарная служба проводила осмотры. Так было и в конце декабря. С санитарами ходил и корреспондент:
"Несколько дней тому назад была назначена внезапная комиссия для санитарного осмотра местных промышленных и торгово-промышленных заведений, как-то: гостиниц, трактиров и тому подобных. Было составлено много протоколов на владельцев заведений и владельцев участков, на которых они расположены. И вообще, состояние их оказалось в большинстве случаев весьма плохим. Вероятно, у мировых судей в наступающем январе прибавится работы. Между прочим, уже не в первый раз протокол составлен о безобразном состоянии участка члена городской управы Ильницкого, который так безобразно провел в качестве исполняющего обязанности городского головы первые заседания думы. Только такие протоколы господину Ильницкому - как с гуся вода. Ведь он городская власть".
А почта и полиция бездействуют
Весь год горожане жаловались на плохую работу местной почтовой конторы. Письма и простые посылки, сданные на почту здесь же в городе, не разносятся адресатам по неделе. Письма иногда гуляют по городу до пяти дней, прежде чем попадут по назначению. Иной раз по городской почте посылаются повестки о каком-нибудь собрании за несколько дней до этого собрания, а получаются они неделей спустя после собрания.
А о неблаговидных действиях местной полиции писали даже столичные газеты:
"Курение опиума и банковки (игорные притоны) законом Российской империи строго возбраняются, и владивостокская полиция сумела сделать эти китайские удовольствия выгодной статьей побочного дохода. Хозяева банковок и опиомокурилен ежемесячно платят полицейским чинам до 1 000 рублей за то, чтобы они сквозь пальцы смотрели на нарушение закона. Куда уж бедным петербуржским околоточным надзирателям до их дальневосточных коллег".
А в городе царила необычная тишина. Тихоокеанская эскадра - броненосцы, крейсера, контрминоносцы и канонерские лодки - перешли на новую базу - в Порт-Артур. Там же временно обосновался и наместник. Семьи одних офицеров эскадры уже перебрались на новое место, другие спешно упаковывали вещи и распродавали слишком громоздкое имущество. Новый год им хотелось встретить на новом месте.
Много надежд возлагали владивостокцы на приезд во Владивосток министра Витте. Но и он не оправдал их ожиданий. Будущее этой окраины России Сергей Юльевич видел в самых мрачных тонах.
...Общедоступный театр Нининой-Петипа поставил на Рождество пьесу Чехова "Три сестры". И, как в ней, в дома горожан доносилась музыка духового оркестра с катка, из танцевальных залов собраний и театральных балов. А в ушах многих горожан продолжал звучать голос чеховской Ольги:
"Милые сестры! Музыка играет так радостно, так весело, и, кажется, еще немного, и мы узнаем, зачем живем, зачем страдаем... Если бы знать, если бы знать!".
Но никто из них не знал, что уже в феврале начнется русско-японская война.


Наверх