58,14 ↓ 100 JPY
91,49 ↑ 10 CNY
62,95 ↑ USD
53,31 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+19° ветер 3 м/c
EN
18 июля
Четверг

Общество

Золотая Надежда живет во Владивостоке

Любая школьная учительница может стать бизнес-вумен, уверена генеральный директор сети ювелирных магазинов "Золотой ажур" Надежда Ткаченко

Сергей Норов
Справка "Н"
Место рождения - Алтайский край, поселок Толстовский.
Знак зодиака - Лев.
Любимый драгоценный камень - рубин.
Любимый фильм - "Москва слезам не верит".
Любимое блюдо - все из японской кухни.
Любимый напиток - апельсиновый сок.
Главные качества в человеке - доброта и порядочность.
Мечта - здоровье и благополучие родных и близких.

Детство закончилось в 10 лет
Надежда Геннадьевна Ткаченко - женщина, сделавшая себя сама, без поддержки сильного мужского плеча.
Прежде чем стать бизнес-вумен, ей довелось работать воспитательницей в детском саду, учителем физики и математики в сельских школах, продавцом на рынке и даже заправщицей на бензоколонке. Трудилась, не покладая рук, на огороде, держала свиней и кур, топила дровами дом. В личной жизни свое женское счастье она обрела только в зрелом возрасте - в молодости с замужеством не везло. Без мужей поднимала двоих дочерей.
Сегодня эту обаятельную элегантную даму с обворожительной улыбкой трудно представить с тяпкой или с топором в руках. Ее ухоженные руки с дорогим маникюром украшают бриллианты. Открыв ювелирный бизнес, она объездила полмира, посещая самые престижные международные ювелирные выставки. Ткаченко хорошо знают директора крупнейших в России ювелирных заводов. Причем не просто знают, а ценят и уважают за искренность, открытость и порядочность. По утверждению коллег и партнеров, с ней легко вести бизнес - Надежда Ткаченко человек надежный и невероятно трудолюбивый.
Надежда Геннадьевна уверена: своему успеху она обязана строгому материнскому воспитанию.
Родилась на Алтае, но в трехлетнем возрасте мать привезла ее в Приморье, в поселок АртемГРЭС, к своей родной сестре. В то время первая в нашем крае электростанция была большой комсомольской стройкой. Работы хватало для всех, и мама маленькой Нади без проблем устроилась на АртемГРЭС крановщицей.
- Мое детство закончилось в десять лет, когда мама родила сестренку, - вспоминает Надежда Геннадьевна. - Малышке исполнилось два месяца, и мама вышла на работу, а все домашнее хозяйство легло на мои детские плечи. Каждый день нужно было не только присматривать за сестрой, но и варить обед, стирать, гладить и убирать в доме. Мама воспитывала меня в большой строгости: если в доме было не прибрано, а картошка на плите подгорела, она лупила меня как сидорову козу - когда ремнем, а когда и шлангом от стиральной машины. То же самое было, если я приносила из школы тройку по предметам или двойку за поведение. Поэтому училась на одни пятерки и была большой активисткой и в пионерии, и в комсомоле.
Работать Надя начала с пятого класса: по вечерам мыла полы в подъезде своей пятиэтажки. Ежемесячно зарабатывала по 19 рублей (по рублю с каждой квартиры). Шел 1972 год.
- Для меня это были просто огромные деньги,- смеется Надежда Ткаченко. - Я могла побаловать себя мороженым и шоколадками. Каждое лето работала нянечкой в детском саду. Все дети уезжали в пионерские лагеря и на отдых к бабушкам в деревню, а я возилась с малышами. Получала в месяц по 60 рублей. Большую часть отдавала маме, остальное тратила на сладости и одежду. Когда училась в старших классах, меня уже принимали на работу в детский сад в качестве воспитательницы, доверяя группу из сорока малышей. Работники детсада меня очень любили, тем более что я в нем выросла.
Трудно представить, но в детстве будущая бизнес-вумен мечтала стать библиотекарем: начиная с первого класса перечитала всю литературу, которой только располагали школьная и поселковая библиотеки. Читала по ночам, так как днем времени на книги просто не оставалось. Лет в двенадцать одолела полные собрания сочинений Стендаля и Льва Толстого. Обладая талантом скорочтения, Надя не пропускала даже пространственных описаний боевых сражений в романе "Война и мир", как поступало большинство советских школьников.
В 13 лет ученицу приморской поселковой школы за отличную учебу и активную комсомольскую работу наградили путевкой в знаменитый Всесоюзный пионерский лагерь "Орленок" - случай очень редкий для поселковых детей в советские времена.
- Эту путевку мне вручали так, что перепугали до слез, - вспоминает Надежда Геннадьевна. - Посреди урока заходит в класс директор в сопровождении завучей и пионервожатой и приглашает меня в свой кабинет. Глядя на их невероятно важные лица, подумала: сейчас меня будут исключать из школы. От отчаяния из глаз брызнули слезы.
- Чего же ты плачешь? - спрашивает директор.
- Не понимаю, что натворила... - всхлипывая, отвечаю я.
И тогда директор торжественно заявляет:
- За 40-летнюю историю нашей школы ты первая едешь в "Орленок"!
Моему детскому счастью не было границ. Сельская девчонка, всего два раза видевшая Владивосток, побывала в Москве! Неизгладимое впечатление оставил "Орленок", словно это была другая планета, где ничто не напоминало нашу советскую действительность.
Уссурийск слезам не верит!
После школы Надежда отправилась поступать в Дальневосточный институт советской торговли (ДВИСТ).
- Приехала во Владивосток, пришла в приемную комиссию и опешила: вокруг девицы-ровесницы, разодетые в валютные наряды, коих в АртемГРЭСе никто и не видывал. Послушала их разговоры: у одной мама - директор магазина, у другой - директор рынка, у третьей - товаровед... Скромная провинциальная девчушка закомплексовала: куда ей со своей мамой-крановщицей в такой калашный ряд! Забрала документы и отправилась в провинциальный Уссурийск поступать в педагогический институт на физико-математический факультет.
Три года отучилась и родила свою первую дочь Ирину. Институт пришлось заканчивать заочно, поскольку малышку пришлось растить самостоятельно, как говорится, с божьей помощью. Поменяла место жительства - переехала в село Борисовку, работала заправщицей на бензоколонке. На руках - двухмесячный ребенок. Получив диплом учителя, устроилась в сельскую школу преподавать математику.
Затем снова был Уссурийск, и должность директора детского клуба, где сама вела различные кружки.
Переезды будущей бизнес-вумен в те времена были частыми, но самую тяжелую пору в своей жизни Надежда Геннадьевна связывает с селом Пуциловка, в школе которого она работала учителем физики и математики.
- К тому времени у меня родилась вторая дочь Лена, а старшая Ира пошла в первый класс, - вспоминает Надежда Ткаченко. - Малышке было всего восемь месяцев, когда я снова вышла на работу, в школе не было учителя физики и математики. Вставала в шесть утра, а спать ложилась в три часа ночи - нужно было проверить все тетради и подготовиться к урокам. Жила в частном доме, где надо было топить печку, таскать воду и обрабатывать огород. Чтобы выжить, пришлось завести подсобное хозяйство: двух чушек и кур. Помимо того, взяла еще в обработку 25 соток на сельском поле. Пахала как бык и весила всего сорок семь килограммов. Посмотришь в зеркало - одна кожа да кости.
Через два года бросила всю эту сельскую идиллию и снова подалась в Уссурийск, чтобы оформить Иру в хорошую школу, а Лену в престижный детсад. Ради этого пришлось работать воспитательницей. С местами в детских садах напряженка была и в советские времена, и в перестроечные. Мамам приходилось работать только за то, чтобы пристроить своего ребенка. Но, как говорится, молодо-зелено, и я не унывала, получая крошечную зарплату. Каждый день к семи часам утра на работу шла как на праздник.
Рождение "Золотого ажура"
Перестройка в России закончилась также быстро, как и началась. Пришли трудные 90-е, с дефицитом товаров и задержками зарплат на производстве. Не обошли они и учителей. Жить стало не на что, а двоих детей нужно было на что-то растить. От безвыходного положения Надежда Ткаченко уволилась из гимназии и пошла работать продавцом в коммерческую фирму, торговавшую бельем и собачьими шубами. Поторговала, осмотрелась и подумала: почему бы самой не заняться коммерцией. Начала закупать товары дефицитные, но отечественного производства - обувь, косметику, белье. Торговала ими на рынке самостоятельно. Сначала взяла в аренду прилавок, а потом и магазин. Может быть, так и продавала бы по сей день ширпотреб, но однажды ее жизнь полностью перевернул счастливый случай.
- Поехала я в Екатеринбург за очередной партией косметики, которую обычно закупала на фабрике. Натолкнулась на рекламу одного из старейших ювелирных заводов России, основанного самой Екатериной Второй. Эта реклама почему-то вызвала у меня такой интерес, что забыла про свой товар и отправилась на завод, прямиком к начальнику отдела сбыта, которым оказалась очень приятная женщина. Познакомились, поговорили о своем о женском, поплакали. Я ей призналась, что у меня нет денег на открытие ювелирного бизнеса, но мне бы очень хотелось им заняться. Наверное, я была такой убедительной и искренней, что человек мне поверил на слово и помог. Галина Павловна работала в ювелирном бизнесе более 20 лет, поэтому познакомила меня с директорами разных ювелирных заводов. Так я начала свою новую карьеру.
Первый магазин с драгоценностями у меня появился в Уссурийске. Потом пришлось переехать во Владивосток. К тому времени я вышла замуж в третий раз. Снимали двухкомнатную квартиру, в которой ютились целым табором: я, муж, его сын, мои дети и моя сестра. Ювелирный магазин в краевом центре строился с трудом, накопилась куча долгов. Но с горем пополам все-таки удалось его открыть. Тогда, в 1997-м году, он занимал небольшую площадь на углу улицы Лазо, где прежде была булочная.
Чтобы дела пошли в гору, пришлось разрабатывать собственную стратегию торговли. Начали выставлять товар, которого не было даже в таких известных магазинах, как "Изумруд" и "Аметист". Ювелирные изделия были очень красивые, качественные и уникальные. От турецкого золота и ширпотреба мы сразу же отказались. И "Золотой ажур" просто удивил владивостокских покупателей и своим ассортиментом, и качеством обслуживания. С тех пор мой бизнес пошел в гору, а судьба преподнесла мне еще один подарок - сына Александра, которому сегодня уже 10 лет.
Как закаляет судьба
- Я Лев по зодиаку и Бык по восточному гороскопу, - признается Надежда Геннадьевна. - Поэтому так и по жизни иду: как Лев - люблю правду, справедливость и порядочность, а работаю - как Бык!
Чем больше жизнь меня колотила, тем больше я закалялась. Это помогло мне в свое время пережить страшную материнскую трагедию: моя старшая дочь Ирина в 15 лет стала употреблять наркотики, болезнь затянулась на долгие десять лет. В то время я очень много работала и просто упустила девочку. Бороться с этой страшной болезнью было очень тяжело. В какие только клиники я ни возила дочь, сколько денег платила за лечение - ничего не помогало. Для меня это было самое тяжелое время, которое теперь вспоминается с ужасом, - на глазах Надежды Геннадьевны невольно наворачиваются слезы. - Знаю, что такая беда настигла многие состоятельные семьи. Существует своего рода организованный преступный бизнес: детей успешных родителей специально подсаживают на наркотики, чтобы потом выкачивать деньги из них.
Я ничем не могла помочь своей дочери, и от бессилия мне иногда хотелось покончить с жизнью. От того, что мы тогда пережили, можно было действительно сойти с ума... Но я сказала себе: никому не дам покоя, будете жить, как я, честно, чисто и вести здоровый образ жизни, так как учила моя мама. Выход был только один - какой-нибудь серьезный толчок, который помог бы Ирине осознать действительность и пересмотреть свою жизнь.
Мою дочь спасла вера. В церкви она встретила и своего будущего мужа. Вера победила болезнь, и теперь моя Иришка вместе с мужем живут в Израиле. Она родила мне внучку Еву, которой сейчас полтора года.
Расслабляться некогда
- В восемь утра я уже на работе, - рассказывает Надежда Ткаченко. - Никогда не позволяю себе лени и безделья. Лежать сутками на диване - не мое. Вечером до половины десятого занимаюсь уроками с десятилетним сыном, а в десять - уже сплю. В таком ритме живу от каникул до каникул. Мне говорят: вот сумасшедшая! Зачем так много работать и самой заниматься домашним хозяйством? Наняла бы прислугу... У меня есть помощница по дому, которая поддерживает порядок, но ни я, ни мой муж никогда не доверим чужому человеку ни воспитание ребенка, ни кухню. Муж у меня большой гурман в еде и ни за что не станет есть пищу, приготовленную чужими руками.
Я хорошая хозяйка и мать и, несмотря на свою занятость, никому не дам командовать в своем доме, а уж тем более доверить кому-то ребенка. Со всем справляюсь сама. С сынишкой хожу в кино, на каток и в бассейн. Он у меня очень рослый и крупный. Все говорят: растет настоящий мужчина. Общаться с ним, наблюдать, как он растет и развивается, - огромное счастье. Моя вторая дочь Елена учится на четвертом курсе в ДВГУ и готовится стать менеджером по персоналу. Она у меня умница и красавица.
Нынешний год в России объявлен Годом семьи, но я вижу, что очень много говорится, но мало что делается и правительством, и президентом, и местными властями. По себе знаю, как трудно растить детей, и прекрасно понимаю, как туго сейчас приходится молодым мамам без жилья, без денег, а зачастую и без мужа.
Не пускайте жизнь по ветру!
В людях Надежда Ткаченко больше всего ценит доброту, порядочность, ум и работоспособность. Категорически не приемлет наркоманов, алкоголиков и бездельников, ведущих праздную жизнь. А еще ее очень возмущают равнодушие и всеобщая черствость.
- Люди сегодня стали более жесткими: не слышат чужого крика о помощи, не чувствуют беды другого человека, - говорит Надежда Геннадьевна. - По своему опыту знаю: большинство людей одиноки и дома в семье, и на работе. И меня очень пугает нынешнее равнодушие, отсутствие тепла и доброты друг к другу. Если бы каждый помог бы кому-то, то жизнь у нас стала бы намного лучше.
Хотя, скажу честно, просто не понимаю тех, кто не ставит перед собой каких-то определенных задач, не желает учиться и приносить пользу обществу. Какое твое предназначение в этом мире, если ты пускаешь свою жизнь по ветру и прожигаешь ее в одних только развлечениях? Ничего не сделать ни для себя, ни для близких, ни для общества в целом - это просто деградация личности. Я никогда не стану помогать таким людям.
Как любой успешный человек, я занимаюсь благотворительностью и не отказываю тем, кому нужна поддержка. Но я никогда бы не стала подавать милостыню попрошайкам из подземных переходов или перечислять деньги в какие-нибудь благотворительные фонды. Мое правило - помогать тем, кому нужна поддержка в хорошем смысле этого слова, а не тем, кто сознательно притворяется нищим и ведет асоциальный образ жизни. Например, ко мне в "Золотой ажур" раз в месяц приходят люди преклонного возраста. Им действительно не хватает пенсий на лекарства и пропитание. Таким я безотказно помогаю из своего кармана. Вот уже девять лет поддерживаю существование одной одинокой психически больной женщины из Уссурийска, потому что не хочу, чтобы человек от отчаяния и беспомощности наложил на себя руки. Могу сама поехать в любой детский дом, узнать, в чем нуждаются его воспитанники, а потом закупить и привезти все необходимое. Вот такой, на мой взгляд, должна быть благотворительность. Помочь чужому ребенку избавиться от наркозависимости - это тоже хороший и благородный поступок. При этом мне неважно, будут ли меня потом благодарить или нет. Важно, что я смогла помочь человеку конкретным делом и добиться положительного результата. Даже одна спасенная душа - это уже спасение и для твоей души, и для того человека, которого ты спасаешь.


Наверх