66,36 ↑ USD
75,55 ↓ EUR
97,74 ↓ 10 CNY
22 января
Вторник

Общество

Становление Советской власти в Приморье сопровождалось кровавым насилием

Классовая борьба на территории Дальнего Востока отнюдь не закончилась 25 октября 1922 года "Красным освобождением Владивостока" и присоединением "буферного государства" ДВР к РСФСР

Василий Буслаев
Трагедии могло не случиться

Сначала власть большевиков тотально вычищала от т. н. эксплуататоров и врагов народа Владивосток. В тридцатые зачистка выплеснулась на просторы "зеленого клина" Приморья. На развернувшуюся здесь жестокую борьбу местного населения с властью влияла зарубежная поддержка приморской Вандеи.
В китайском Харбине белоэмигранты пели: "Граната и пуля - закон террориста! Мы сами решаем свой час. Во взорах отвага, как солнце, лучиста, и души, как пламя, у нас". Члены здешнего фашистского "Братства русской правды" (БРП) в черных рубашках со свастикой срывали красные флаги, нападали на дипкурьеров и совслужащих, устраивали провокации против певца Федора Шаляпина. В 1931 году здесь была создана Российская фашистская партия (РФП). А на Дальнем Востоке образовано четыре партизанских фронта против большевиков - в Забайкалье, Амурской области, Монголии и Приморье. По Амуру, Уссури и Тумангану сотнями спускались по течению бутылки с закупоренными в них листовками, призывающими к мятежу.
Эта война обернулась трагедией не только для мятежных крестьян, но и для тех, кто был направлен на их подавление. В боях гибли красноармейцы, милиционеры, сотрудники ОГПУ, учителя, присланные для организации колхозов рабочие-двадцатипятитысячники. Об одном из ее эпизодов (так называемом Шкотовском восстании) мы и рассказываем.
Из крестьян - в бандиты
В начале 1930 года в Шкотовском районе были раскулачены оленеводы Михаил Патюков и Семен Буренок с братьями, а также трое крестьян села Майхе (ныне Штыково) - Евдоким Дорошенко, Иван Шпилько и Гавриил Мурач.
Крепкие хозяйства были причислены к кулацким, обложены гигантским налогом, а затем конфискованы. Буренок, Дорошенко, Шпилько и Мурач приговорены к двум годам тюрьмы с последующей высылкой за пределы Дальневосточного края.
Возвращаясь из суда, осужденные заехали за советом к Патюкову. Он рассказал землякам о решении недавнего Пленума ЦК ВКП(б) ликвидировать частную собственность в СССР. Крестьяне решили: правительство, идущее против народа, долго удержаться не сможет, и задумали податься в бега: авось, грянет скоро беда и для красных.
Дома осужденные собрали одежду, продукты, оружие, погрузились на телеги и ночью ушли в тайгу; по ночам изредка пробирались к родне, запасались едой и ждали восстания. Однако надеждам не суждено было сбыться, путь к свободе был один - в Китай, куда приморцы в те годы шастали, как к себе в овин: шкуры и дикоросы продать, спирту, сахару и ситцу купить...
Тихон Буренок предложил землякам перед уходом за кордон "хлопнуть дверью так, чтобы услышало начальство в Шкотово и Владивостоке". В Многоудобном "лесные стрелки" ночью расстреляли через окно "приезжего с портфелем" - им оказался завотделом райисполкома Андрей Зальпе, а не ненавистный крестьянам "уполномоченный по раскулачиванию" Барботько.
Вслед за Зальпе "лесными стрелками" был убит парторг Майхе Николай Шевцов и сожжен корейский поселок, который власть построила на отнятых у майхинцев покосах. Дальше - больше! Пока ОГПУ проводило в Майхе собрание, осуждавшее теракты, "лесовики" сожгли тарный цех Дальтреста на общинном гумне села.
В ногах правды нет
Борьба чекистов с шкотовской Вандеей продолжалась два с половиной года и сопровождалась ощутимыми жертвами! В марте 1930 года в Шкотовском районе сформировался еще один отряд повстанцев под руководством Афанасия Куксенко. Возле Романовки мятежники убили четырех милиционеров, в Колодезной пади застрелили чекиста Русанова. В мае 1931 года в районе погибли чекисты Смолянинов, Беляев, Шварц, Ладынский. В Новосильевской долине от залпов "лесных стрелков" погиб целый чекистский отряд!
Впрочем, восставшие крестьяне иногда откровенно беспредельничали. Один из них, Григорий Ивашко, изрядно напившись, ввалился в дом учителя Уласевича и застрелил его вместе с женой. По пути Ивашко встретил жену председателя сельсовета - и также застрелил ее. Для пополнения запасов отряд Куксенко ограбил коммуну в Петровке, лесобазу в Стеклянухе, предприятие Союззолота в Душкино. Прослышав о "лесных братьях" из Майхе, Куксенко послал к ним своего заместителя с предложением объединиться. Во время переговоров "лесные братья" выследили на лесной тропе красноармейца Петрова и убили его, скрепив договор кровью.
Приморские чекисты сначала не имели сил для подавления всех очагов восстания на территории области. К тому же тактика "лесных братьев" была сродни действиям басмачей Средней Азии. Первые нападали из бескрайних песков, а крестьяне - из необъятной тайги, причем везде население относилось к восставшим сочувственно.
Но чекисты провели операцию по "распропагандированию". В тайгу направлялись члены семей скрывавшихся в ней крестьян с письмами родственников, обещавших амнистию. "Клюнули" 50 человек, 20 из них даже вступили в отряды милиции. Для полной нейтрализации "лесных стрелков" ОГПУ была создана "банда атамана Хмурого" из 40 чекистов. Они даже доставили Куксенко "письмо" атамана Семенова с предложением создать "армию"...
Однако "лесные стрелки" уже устали от таежных странствий и приняли решение уходить в Китай. Уйти смогли не все: при посадке на шаланду в районе Океанской огнем чекистской засады были убиты пятеро "партизан", в том числе трое братьев Буренок.
По законам сурового времени

В Харбине шкотовцы вступили в боевую организацию РФП, прошли курс терроризма и даже взорвали гранатой фойе местного Чосенбанка. В банке погибли несколько человек, что послужило предлогом для ввода войск микадо в Маньчжурию.
25 мая 1932 года команда повстанцев, ставшая "Отрядом спасения Родины", получила приказ взорвать железную дорогу между Владивостоком и Хабаровском и ликвидировать большевиков Шкотовского района по списку.
Сразу после перехода границы "банда в составе 28 человек, одетая в японскую форму, вооруженная винтовками японского образца", попала в клещи заградотрядов. Численность отряда таяла после каждой перестрелки. Через две недели в нем остались лишь шкотовцы, которые спешили домой. Однако в Майхе их ждала страшная весть - жены и дети высланы на Колыму, разоренные избы заколочены, поля заросли лебедой. В Романовке, Петровке, Новороссии, Центральном, Майхе, Речице за пособничество "лесным братьям" посажены десятки крестьян, чекистам пофамильно известен состав отряда, не секрет и то, что они несут взрывчатку для диверсий. А по сталинскому УК РСФСР диверсант и шпион - изменник родины: пуля в лоб без суда и следствия...
Потеряв надежду на увод семей в Китай, шкотовские повстанцы решили закончить войну с властью и вернуться за границу. Они выкинули взрывчатку и пошли в Суйфэньхе, к знакомому эмигранту Давыдову, наниматься на косовицу. Но возмездие должно было свершиться - по приказанию начальника Владивостокского сектора ОГПУ капитана госбезопасности Якова Визеля в середине июля 1932 года чекистская опергруппа перешла госграницу и под видом крестьян направилась прямо к Давыдову.
"Лесным стрелкам" незнакомцы показались опасными. Четверо пытались спастись бегством - и были изрешечены перекрестным огнем. Афанасий Куксенко и его сын Дмитрий, Тимофей Литвинчук и Яков Правдивец сдались без боя. Чекисты привезли их во Владивосток, где суд приговорил бывших успешных фермеров к высшей мере пролетарского возмездия - расстрелу.
По материалам Анатолия Смирнова, Алексея Буякова и пресс-службы УФСБ Приморского края


Наверх