57,00 ↓ 100 JPY
95,02 ↓ 10 CNY
63,79 ↓ USD
55,88 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+10° ветер 6 м/c
EN
23 апреля
Вторник

Фоторепортажи

Корова стала лучшим подарком от власти и спасением от пьянства

В Уссурийске около 200 малоимущих семей получили от администрации домашний скот и птицу

Василий Буслаев
На селе не все так безнадежно

В июне 2008 года в Приморском крае принята целевая программа поддержки села стоимостью 570 млн рублей. В результате производство сельхозпродукции в регионе
сразу же выросло на 6,5%.

Посевы риса в 2008 году увеличились с 6 тыс. га до 7,8 тыс. га, а его производство за последние три года - в 2,2 раза. В этом году в крае произведено 170 тыс. тонн зернобобовых (на треть больше, чем в 2007 году), 326 тыс. тонн картофеля, что обеспечит "вторым хлебом" (если селяне сумеют сохранить корнеплоды от гнили и мороза) всех жителей края. И это не предел - в Приморье пока используется ровно половина пахотных земель.
Помочь нынешним и будущим фермерам может и планируемая краевой администрацией компенсация - 30% от стоимости купленной ими сельхозтехники. Кстати, застрельщиком передового опыта возрождения села с недавних пор числится городской округ Уссурийск, в состав которого вместе с собственно городом входит
37 близлежащих поселений.

В октябре 2007 года по инициативе главы УГО Сергея Рудицы дума округа приняла целевую программу "Самообеспечение", рассчитанную на три года. Ежегодно из местного бюджета выделяется 2,5 млн рублей для тех, кто действительно хочет жить и работать в деревне. Максимальный размер пособия - 35 тыс. рублей. То есть за
год 70 семей (считайте, небольшая деревня) могут обзавестись своим хозяйством, если они, конечно, не чураются тяжелого крестьянского труда.
Как правило, получив огромный по меркам приморской деревни невозвратный кредит, селяне покупают крупный рогатый скот или свиней. Причем многие начинают
постижение основ животноводства вместе с покупкой – раньше-то у них не было денег, а порою и желания "связываться с навозом". Каждому участнику программы
приходится осваивать элементарные азы семейной бухгалтерии и предпринимательской отчетности. Впрочем, как оказалось, для большинства селян "арифметика прибылей" вовсе не в тягость...

Уникальность и нужность уссурийской благотворительности очевидна. Пока кое-кто кивает на кризис, режет зарплаты и социальные программы, в приморском городе
Уссурийске вовсю возвращают на землю заплутавших в многолетних реформах земляков, а также с пользой для горожан и селян повышают продуктивность пригородного сельского хозяйства.

Среди участников программы хватает и малоимущих, и многодетных семей, и тех, кто многие годы жил как придется. Поэтому особый предмет гордости уссурийского мэра - "новые русские селяне", которых "Самообеспечение" практически за уши вытянуло из трясины бытового пьянства, издавна цветущего на околицах приморских деревень.

Покупка для подворья скота и птицы дает семье продукты к столу, неплохой приработок за счет реализации излишков, приучает селян к труду, отрывая их от праздности, и насыщает рынок. Одни сплошные плюсы при определенных, немалых, но очень востребованных расходах бюджета на важную социальную программу.

В поле - дома!

Как выглядят результаты программы "Самообеспечение" - именно таким вопросом задались автор и его коллеги из японской телекомпании. Ответ мы с помощью пресс-службы УГО нашли прямо на месте: зачем собирать информацию по кабинетам, когда можно напрямую пообщаться с селянами? Решили - и поехали.

В Алексее-Никольске - одном из уссурийских пригородных сел в получасе езды по пыльному шляху от центра города - около 300 дворов и едва ли десятка два рабочих мест. Из восьмиста жителей, многие из которых выживают только за счет своего хозяйства, здесь за два года участниками программы стали 30 семей, получив по 35 тыс. рублей. С благословения главы поссовета Натальи Коляды и местной ветслужбы деревенские закупили у частников коров, а кое-кто еще и свиней, и птицу.

Алексее-Никольск - село крепкое, с давними общинными традициями, которые изо всех сил поддерживает глава администрации. Поэтому деньги, а вернее домашний скот, достались тем, кто прошел строгий отбор схода сельского демоса, тем, кто действительно нуждался в помощи и имел потенциал для развития своего индивидуального хозяйства.

Реализация излишков происходит без напряга. Телята и свиньи откармливаются до морозов. Их мясо обычно распродается загодя среди селян, родственников и знакомых, частично реализуется на рынках Уссурийска. Молоко, ставшее для большинства участников программы источником небольшого, но стабильного приработка, ежедневно сдается в автоцистерну Уссурийского гормолокозавода. Кое-кто из алексееникольцев не жалеет времени и увозит свою продукцию на городской рынок, где прибыль, разумеется, существенно выше: в месяц выходит до десяти-двенадцати тысяч рублей. Пойди найди такую зарплату на селе!

Многие из участников программы, всего за полгода-год ощутившие вкус заработка, начинают копить на развитие бизнеса - прикупают вторую корову и бычка для мяса, увеличивают свиное поголовье, распахивают заброшенные колхозные пашни для производства кормов, выращивают зерно и сою - крутятся, в общем.

В селе, кстати, благодаря активу Алексее-Никольска и неуемной энергии Коляды жизнь бьет ключом: то заседание женсовета, то учеба молодых хозяек, то выпуск газеты, вывешиваемой в администрации, которую селяне охотно читают вечерами, то коллективная поездка в театр или бассейн.

- Мы на программу "Самообеспечение" не нарадуемся! - уверяет глава администрации Алексее-Никольского сельского поселения Наталья Коляда. - Не зря ведь говорят:
жизнь налаживается, если власть привыкла не брать, а класть! Сейчас от желающих стать участниками программы отбою нет - а было время, когда вступивших в нее стращали грядущими поборами...

Мы, старожилы села, стараемся учить молодежь обустройству жизни и крестьянскому укладу. Вот, например, даже лечение сегодня людям обходится недешево. А болезнь животины зачастую вообще влетает хозяевам в копеечку! Наш женсовет регулярно собирает молодых хозяек, учит их в том числе старым проверенным ременем
способам преодолеть хворь у животного. Например, мастит, который распространен у дойных коров, можно вылечить без уколов и таблеток обычным массажем вымени, но обязательно сделанным крепкими мужскими руками. Учим селян переработке молока на творог, на сметану, приготовлению варенца - все это пользуется спросом на рынке. Да и цена у наших экологически чистых продуктов всем подходящая.

Я свою Красулю каждый день целую

Гостей, то есть нас, журналистов, приглашают на одно из местных подворий участников программы. Дом, баня, злая собака. На вытоптанном гумне, за десятинами подмерзшей пашни, аккуратные копешки сена. Возле них пасется Красуля - приобретенная по программе "Самообеспечение" корова. Ее пока малоформатный теленок - бычок Гаврюша - уютно угнездился в развалах сена и с любопытством взирает на хозяина, с любовью обнимающего его мамку за мощную шею.

Владимир Артюшенко живет в селе с молодых лет, вырастили с женой троих детей. Вроде привычен человек к живности - ан нет, даже походя обихаживает коровку. Со смехом признается, что и целуется со своей кормилицей.

- Внезапно образовалась в семье проблема - дочь замуж собралась. Как не помочь со свадьбой, а коли денег нет - пришлось корову резать на мясо... А без молока-то в селе совсем плохо, бедовали, пока не подоспела программа "Самообеспечение". Мы под ее требования подошли - и вот, купили Красулю. Я на нее теперь не нарадуюсь. Молоко частично идет Гаврюше, частично сами потребляем. Кое-что сдаем на молокозавод по 13,5 рубля за литр: летом выходило по 500-700 рублей в неделю, для деревни совсем неплохие деньги. Сам-то я работаю лишь сезонно на уборке территории, получаю 2 400 рублей в месяц, так что посчитайте: каков вес коровьих рублей в нашем семейном бюджете? Без них нашей семье теперь не прожить, особенно зимой, когда работы совсем нет.

По соломенным спагетти не скучаю!

Центр села благоустроен и аккуратен, как выставочная придомовая территория Владивостока. Обелиск павшим выкрашен и облагорожен недавним ремонтом, "пятак" возле магазина, ДК и администрации заасфальтирован "под танцы", местными умельцами установлена хорошая качель для резвящейся на солнышке поселковой малышни, даже беседка и фонтан здесь есть. На поссовете объявление - в День матери сюда приглашаются все желающие "накрыть столы".

После экскурсии по селу накрыли селяне стол и для журналистов: глаз радовали сметана, молоко, свежий домашний хлеб, вкуснющий холодец, сало в ладонь и мед в
сотах. Не обошлось и без чарки медовухи, которую до дондышка поставца досмаковали под сало коллеги-японцы.

Здесь же, в поссовете, алексееникольцы под началом инициативной Натальи Коляды соорудили - не поверите - настоящий музей крестьянского быта: старые и новые его приметы и предметы комфортно разместились в "старой избе" меж ухватами и патефоном, где с кор. "Н" разговорилась еще одна участница программы уссурийского самообеспечения - 30-летняя домохозяйка Елена Болотова.

Она живет здесь с младенчества. Ее родители по вербовке перебрались в здешнее село из города Лисичанска Луганской (Ворошиловоградской) области Украины. Отец вскоре с матерью, которая сильно пила, разошелся, вернулся на родину, связь с ним потерялась. А мама - городская "принцесса", отроду ничего тяжелее рюмки в руках ее державшая, стала еще крепче "зашибать"...

- Нас у мамы было 12 детей. Она так и говорила: "родить, что плюнуть". Потому за ребятами не смотрела, день-деньской топталась у винно-водочного. А мы жили
совсем брошенные, часто ели одни "спагетти" - так мать солому называла, - вспоминает Елена.

В конце концов, когда девочке исполнилось три года, а фактически беспризорные ее братья и сестры стали болеть и умирать, советская власть опомнилась - забрали погодков Болотовых у матери в детский дом. Оттуда некоторых из них добрые люди разобрали по семьям. Пятнадцатилетняя Елена и ее старшая сестра во времена
разрухи вернулись в село. Правда, мать их к тому времени неведомо куда сгинула...

- Как вспомню, так вздрогну, - хмурится молодая женщина. - Жить было негде, снимали то летнюю кухню, то баню, потом я замуж вышла, дали нам квартиру, родила дочку. Но до сих пор в памяти голодное детство: я ведь нормальной еды в семье не видела, куриные яйца в детдоме первое время со скорлупой ела, думала - так и надо. Поэтому и вторую дочку только через десять лет после первой родила, все боялась, что еды не хватит, что не смогу прокормить детей.

В начале этого года по совету нашей "второй мамы" - Натальи Коляды - записались в программу "Самообеспечение". На 35 тысяч рублей смогли купить корову, двух поросят на вырост, 12 курочек и петуха! И еще немного кормов для живности. Корова наша, точнее телка, выросла, отелится уже в январе. Будут тогда у нас молоко и теленочек на вырост. Одного поросенка мы недавно забили на мясо - махом получили 14 тысяч рублей, и еще для себя сала насолили, мясца оставили.

Яиц куриных вот уже полгода в моем хозяйстве всем хватает - от трех до пяти яиц несут мои хохлатки каждый день. Дочки первое время ели их в любом виде утром, в обед и вечером - сырыми пили, варили, жарили глазунью... Сейчас уже наелись, не просят. А младшая теперь к ежедневному куску мяса в супе и борще привыкает.

Конечно, для нас свое хозяйство, которое бы нам еще долго ждать и зарабатывать пришлось без этой программы, - огромное подспорье. Муж на сельхозпредприятии получает авансирование 4 000 рублей в месяц, да по итогам года выходит на круг тысяч 50 - на семью с двумя дочерьми совсем немного получается, уж поверьте.

Поначалу, конечно, было тяжело и непривычно - скотину-то каждый день кормить нужно, а как, а чем?.. Учились на советах земляков и Коляды. Летом пришлось немало покрутиться, покупать зерно, косить сено, хранить его - раньше у меня и в мыслях такой заботы не было! Зато теперь уже и дочки вслед за мной в работу втягиваются - корову напоить, курам зерна насыпать.

Но я с этой помощи получила не только продукты для дома, а и душевное удовлетворение: боялась, а ведь вышло! Есть теперь какая-то финансовая независимость, даже планы появились - как жизнь улучшить! Купила фотоаппарат, семью фотографирую, делаю снимки для поселковой газеты, односельчанам в услуге не отказываю. Планирую с будущих прибылей купить компьютер и принтер, а потом открыть в селе фотомастерскую на дому. В город-то многим недосуг съездить, а карточку на память многие хотят.

Елена умолкает, задумывается и, наконец, словно решаясь, выпаливает:

- А еще я теперь магазин хочу в деревне нашей открыть! Секонд-хендом буду торговать - многим ведь новая вещь уже не по карману. Да и корове без разницы - в новом или старом ватнике хозяин ей сено таскает. А от магазина всем, почитай, будет хорошо - и мне, и деревне...


Наверх