66,36 ↑ USD
75,55 ↓ EUR
97,74 ↓ 10 CNY
22 января
Вторник

Общество

Журналисты "Вокруг Света" возбудились Приморьем

Команда столичного журнала исследовала Приморский край: ребята занимались фотоохотой на леопарда и выведывали у пограничников секреты. В конце сентября Алексей Николаевич Анастасьев и Лев Ильич Вейсман прибыли во Владивосток

Море волнуется раз

Мы встретились с Алексеем в гостинице "Амурский залив" в 10 утра. Вместо бурных приветствий и официальных словоизлияний начали сочувственно друг друга рассматривать: я до этого полночи провела на редакционном задании, а заместитель главного редактора "Вокруг Света" - за непривычным ему правым рулем, добираясь в город из Кедровой Пади.

Грязные джинсы, исчерканные ручкой, заклеенная пластырем ладонь, репейник на куртке - все выдавало в нем фанатичного путешественника.

- Руку-то как? - полюбопытствовала я.

- Да на моторной лодке тряхнуло, - махнул пластырем Алексей. - Поехали тюленей снимать, и, как это всегда бывает, в рекордные полчаса дружественный штиль переориентировался в штормовую погоду. Лодка завалилась на бок, и нас с Вейсманом раскидало: я руку об борт поранил, а он глаз ударил.

Как будто в подтверждение этих слов из-за поворота тут же вырулил Лев Ильич, доказательно светя фингалом под глазом и размахивая профессиональным фотоаппаратом.

К сожалению, леопард меня не съел

- Да черт с ней, с рукой, - продолжил Алексей после представления нас с фотокорреспондентом друг другу, - я в Кедровой Пади вообще заблудился. Заповедник хоть и самый маленький в России, но для человека 17 гектаров - не парк отдыха.

Мы сначала леопарда хотели сфотографировать, стали лезть на холм, где его прикармливают, и я ногу повредил. С хромой ногой сайгаком по сопкам не попрыгаешь, пришлось нам разделиться. Проводник, естественно, с Вейсманом пошел - я ж вроде остаюсь, никуда не денусь, а ему снимать пейзажи надо.

Только вот я на месте сидеть не могу, отправился бродить. И забродился до того, что не смог обратно к месту встречи дорогу найти. Ну я куртку снял, положил под голову, собрался в лесу ночевать. А сам думаю: шансы увидеть леопарда у меня повышаются, ночью он везде бегает. Но, к сожалению, раньше зверя меня нашел проводник. Что, понятное дело, безопасней, но не так интересно, - и на лице Алексея натурально отразилось сожаление.

Представив встречу с леопардом в дикой тайге, я поняла: фанатизм, диагностированный давеча по штанам, действительно в этих людях зашкаливает. Что, как ни странно, это, скорее всего, и является основным критерием отбора при приеме на работу.

Работа не волк? Работа - и волк, и тигр

Кстати вопрос приема на работу в "Вокруг Света", да и вообще система функционирования редакции, волновал меня особо сильно.

- Леш, а к вам сложно попасть?

- Знаешь, на самом деле это и очень просто, и очень трудно. В штат журналистов или фотографов почти никогда не набирают: просто приглашаем на каждое задание проверенных квалифицированных людей. Кроме того, мы не как GEO: у нас нет кальки с зарубежных статей, нет чужих фотографий. Все, что на страницах, нами и сделано. А представляешь, держать вот так в штате всех 10 фотографов, с которыми мы работаем? Если хочешь быть журналистом или снимать фотографии для "ВС", достаточно понравиться редактору и с ним сотрудничать.

- А сами штатные редакторы должны быть полиглотами и разбираться решительно во всем, получается?

- Фактически да. Сегодня пишешь про улыбку Моны Лизы, завтра про уссурийского тигра или быков Камбоджи, послезавтра исследуешь границы России - и про все надо знать так много, чтобы читателя удивить.

Где начинается Родина?

Кстати, границы России - это и была главная цель приезда.

Приблизительно раз в год журнал обновляется: старые рубрики, исчерпавшие себя, упраздняют, и их место закрывают новыми проектами. В этот раз редакторы решили запустить в журнале новую серию статей, посвященную границам России.

- Внешние границы Советского Союза были относительно естественны, - рассказал Алексей, - поскольку это именно то, чем стала Россия, перекрасившись в удивительную империю после Гражданской войны. Она практически точно описала естественный ареал нашего обитания. В начале двадцатых годов прошлого столетия первый нарком по делам национальностей ревправительства, то бишь И.В. Сталин, подал Ленину проект вхождения абсолютно всех подконтрольных новой власти территорий в РСФСР - на правах автономий. Но Ленин, не позволивший себе так резко отойти от идеи мирового интернационала, придумал взамен более лояльную к союзникам форму сотрудничества - СССР. С тех пор, по сути, наше народонаселение воспринимало границы Советского Союза как границы Российской империи, смутно представляя, где на самом деле начинается Россия. Нынешнее положение российских границ крайне зыбко, вот и описываем от греха подальше.

Итак, пять групп отправляются в разные части России:

1. Мурманская область. Тут фишка в том, что до 40 года прошлого века эти места (пос. Печенга, п-ов Рыбачий и все что рядом) занимали финны, так что в Мурманской области осталась еще некая нацспецифика жизни плюс язык руссенорск - потрясающая и уникальная для монолитного русскоязычного ареала вещь.

2. На Казбеке - легенды и мифы местного населения. Плюс неостывшая граница, через которую шастают все кому не лень, потому что вопрос выставления кордонов в условиях 5 000 м над уровнем моря (да еще там, где их не было никогда) - целая история.

3. Коса Тузла, Керченский пролив. Года два назад Украина спорила с Россией за тамошний фарватер. Дело в том, что коса на 80 процентов суши то появляется над уровнем моря, то исчезает, а по договору 1992 г. граница должна проходить по крайнему участку сухопутной территории. Соответственно, создается нездоровый ажиотаж, который "Вокруг Света" ловит по мере возможностей.

4. Калининград. Тут все ясно - анклав. Все интересности связаны с этим явлением как таковым. Ну и есть еще одна приманка: в данную экспедицию должен поехать один очень звездный парень, но это пока тайна.

5. Приморье, Ханкайский и Хасанский районы.

- В ваш прекрасный край нас потянули многие факторы, - продолжил Алексей. - Во-первых и в-главных, эта часть Дальнего Востока (я имею в виду между устьем Амура и Корейским полуостровом), крайне благоприятная своими условиями для жизни, оставалась до поздних времен на удивление незаселенной.

По сути дела, когда граф Муравьев-Амурский отхватил солидный кусок земли, проведя границу вдоль реки (он опасался захвата англичанами этих удобных китайских гаваней: во время Крымской войны британцы, случайно наткнувшись на эти бухты и подумав, что они неизвестны никому, даже стали давать им новые имена - например, бухта Брюса), Приморье должно было оживиться и стать мощным форпостом русских. Но с тех пор мы ограничились только основанием тут нескольких военных постов (Новгородский, Славянка) и привлечением корейских переселенцев. Поэтому неудивительно, что до наших дней участок близ русско-корейской границы сохранил непревзойденную для русского приграничья природно-экологическую девственность, так заинтересовавшую журнал "Вокруг Света".

Кроме того, под руку попадается масса веселых историй, связанных с пограничной жизнью. К примеру, недавно один из жителей поселка Пограничный, собравшись с друзьями гульнуть в Китае, вполне легально пересек границу и осел с собутыльниками в суйфэньхенском кабачке. Там он ссорится с дружками, обижается и недолго думая отправляется домой (благо, всего 20 км расстояние). Китайцы его не заметили, только русские остановили.

Собственно, вышеозвученные моменты и пошли красной нитью в исследованиях журнала. Мы были в Ханкайском заповеднике и на погранзаставах "Турий Рог", "Мраморная", "Заозерная", "Хасанская".

Хасанский заповедник, честно говоря, оказался лишним пока - его почему-то еще не обустроили. Тем не менее мы отмониторили лотосы, дальние кордоны, положение с браконьерской рыбной ловлей (которое оказалось крайне прискорбным, там ничего не удается сделать) и другие подобные моменты.

Порадовала научная база в Спасске - у них все вполне добротно, и люди забавные, обаятельные, с чувством юмора. Вон два года назад забрел к ним из Китая единственный тигр и умер – обессилел, переплывая озеро. Так они всей компанией съездили в Хабаровск к таксидермисту, набили чучело, и теперь это единственный экспонат их музея в Спасске. Зато реклама висит по всему городу.

И в Кедровой Пади все оказалось вполне на уровне англосаксонском. Там приключения всякие были - и травмы, и заблудиться успели. Жаль только ни тигра, ни леопарда не встретили, а времени искать не было.

Вообще, меня больше всего зацепил приморский характер, в котором поражают те же маршруты в ближайший магазин по 12 км пешком для разминки, а совсем рядом бродят дикие звери. А Владивосток вообще настолько гениально расположен (и этим он приподнимает свою не самую римскую архитектуру)... Все это изумляет! - закончил свою речь заместитель редактора.

Правый руль - забава для москвичей

Итак, в десять тридцать утра мы с Львом Вейсманом стояли на парковке гостиницы "Амурский залив", запихивая в синенький Rav4 фотоаппараты, несчастный арбуз, путешествующий вокруг Приморья уже неделю, и самих себя.
Необходимо было отфотографировать город и сделать это как можно быстрее.

Влезая в машину, я не обратила особого внимания на исцарапанный ветками левый бок автомобиля - ну мало ли по каким буеракам ребята за леопардом гонялись. А зря... В тот день пришлось еще много раз пожалеть, что в Москве так мало японских иномарок.

Человек, с самой юности управляющий левым рулем, конечно же, привык ехать впритык к сплошной линии, фиксируя ее взглядом на определенном от себя расстоянии. А теперь представьте, как у меня вставали дыбом волосы, едва коренной москвич забывался и, приравнивая автомобиль к удобному для себя положению, выезжал колесом за сплошную.

Когда подъехали к развязке на Спортивной, окончательно поняла, что я не просто отказалась от скептического атеизма - я очень, очень верующий человек, обращающийся к Богу каждые пять минут и даже знающий пару молитв. В основном про "спаси и сохрани", конечно.

По дороге устроили эксперимент: сможет ли Вейсман пропустить между колес многочисленные ямы - левым колесом собрали все мишени. Я перекрестилась.

- Ну да, в Москве все по полосам. А у вас кто успел, тот и смел! Я притормаживаю, чтобы не создавать аварийную ситуацию, а все кругом думают, что я их пропускаю. Парадокс! - чесал затылок Лев Ильич.

Перчатка желаний

Но так или иначе до намеченных точек мы добрались. Первым делом отфотографировали маяк, а потом полезли на Орлиную сопку.

- Красота какая, прям подарочный вид! - выдохнул фотограф. - Если б не эти дурацкие новостройки... Люди всегда строят высотки в самых неподходящих местах, - поделился он опытом и... пропал на полчаса.

Затем была не впечатлившая моего спутника русалка на набережной, корабелка, борцы за власть Советов, канавы побережья Улисса (где мы чуть не перевернули наш маленький вездеходик) и, наконец, осенняя трасса на Находку.

Добираться решили до Серебряного перевала - так как в районе поселка Новая Москва ("Интересное название", - откомментировал Лев Ильич) благодаря более северному расположению уже в конце сентября вовсю должны цвести красным клены, жизненно необходимые для фотоотчета.

Клены действительно обнаружились, и даже раньше, чем мы думали, но добраться до места, где все завязывают на счастье и удачу ленточки, мы все-таки не отказались. Как известно, Серебряный перевал по трассе на Партизанск славится тем, что, если обвязать на нем какое-нибудь деревце лентой и загадать желание, последнее непременно исполнится.

По дороге я задала, наверное, самый главный вопрос за эти дни:

- Лев Ильич, а ведь выходит, что вы практически уникальный человек - не столько работаете, сколько делаете то, что действительно любите, а вам еще и деньги за это платят?

- Получается так, - улыбнулся он. - Я сначала закончил географический институт, написал даже диссертацию. Уже тогда много фотографировал. А потом фотография стала самым главным. Так до сих пор и не жалею.

Приехав на перевал, он не соблазнился сомнительным ритуалом - просто взял фотоаппарат и пошел щелкать природу. А я все же решила доверить духам природы свое желание. Вдруг сбудется? Ленточки, правда, не было, поэтому выудили откуда-то рабочую перчатку, и я надела ее на ветку, шепча под нос свою просьбу.

Домой возвращались весело, но очень экстремально. Я постоянно цеплялась за Льва Ильича и сдавленно просила: "Держитесь правее, умоляю!". А он лихо обгонял все машины.

За Приморье всех порву

На следующий день уже в аэропорту мы прощались и благодарили друг друга. Ребята объясняли, что материал выйдет через несколько месяцев - пока дело сделается...

- Интересно хоть было? - спросила я Алексея, памятуя о том, что он бывал во многих странах и наверняка не увидел у нас ничего принципиально нового.

- Ну что тут скажешь, - улыбнулся путешественник, - я люблю Приморье и поэтому к нему изначально пристрастен сердечно. Это - та территория, которую я, как родной дом, предположим, буду защищать с пеной у рта, если кто-то в разговоре случайно на нее наедет. А по линии интересностей - ну мне трудно говорить, пока я не начал катать текст, но сам факт, что у моей страны существует этот форпост, возбуждает.


Наверх