58,60 ↑ 100 JPY
96,10 ↑ 10 CNY
64,50 ↑ USD
56,84 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+4° ветер 6 м/c
26 марта
Вторник

Общество

К "эре милосердия"

У известного юриста Надежды Головач свои "адвокатские истории"

Анжелина Шилан

Лет сорок тому назад работа юриста считалась, мягко говоря, неперспективной... Если кто и шел на правоведение, то исключительно из позыва улучшить мир!

Романтики шестидесятых... Надежда Павловна Головач - известный в городе юрист, успешно специализирующийся в вопросах недвижимости, - вышла как раз из их рядов.

Уголовники разрушили все идеалы

Родилась она 1 января 1943 года. Отец, воевавший тогда под Сталинградом, прислал письмо, в котором попросил: если родится девочка - назовите Надеждой. Вот так символично, с надеждой на победу и возвращение живым и здоровым.

В том, что она оказалась во Владивостоке, заслуга отца. Он пришел с войны в сорок пятом. После того как прошагал с боями пол-Европы, маленькая затерянная деревушка в сибирской глуши показалась ему тесной. И понесло семью по России: строек тогда было много, и механику - бывшему танкисту - всегда находилась работа. В конце концов они оказались в Находке.

- Это был тогда маленький поселочек, состоявший из трех улиц. На одной из них - имени Тимирязева - нам и дали квартиру. К этому времени я уже успела токарем год поработать после ФЗУ на Приморском судоремонтном заводе, - смеется Надежда Павловна. - По закону полагалось отработать на производстве не меньше трех лет, а я только-только вечернюю школу закончила. И пока знания были свежие, отправилась поступать в ДВГУ. Родители потом выплачивали государству деньги за неотработанные мною годы. Вот такие были порядки.

Она мечтала стать журналистом или юристом: чтобы искоренить всю преступность и сделать мир лучше. И ведь верила, что так и будет. Тогда во многое верили: и что коммунизм не за горами, и что с уголовщиной можно будет покончить. Но честолюбивые помыслы рухнули во время практики в прокуратуре. Дело было даже не в ночных выездах (ее дочке тогда не исполнилось и года), а в отношении уголовников к своему наказанию: попадая в СИЗО, они чувствовали себя вполне комфортно и никакого желания перевоспитываться не имели.

С ружьем - на Эгершельде

- Учились мы старательно: у преподавателей жесткие требования были, да и материальный стимул присутствовал: троечникам стипендию не давали, - вспоминает Надежда Павловна свои студенческие годы. - Родители особо не помогали, сами подрабатывали. Я мыла полы в кинотеатре "Родина" (был раньше такой на месте нынешнего торгового центра). Стояла с ружьем где-то на Эгершельде: что-то охраняла, а что - понятия не имела. Это сейчас знаю, что там арсенал находился, а тогда даже и голову особенно над этим не ломала. Зато какой был замечательный вид с вышки - море как на ладони.

На каникулах ездили на Шикотан, работали на рыбзаводе - я потом лет пять на сайру смотреть не могла. Помню, трудились по 12 часов, стоя по колено в воде, и не чувствовали усталости! Было сложно, но весело.

А дружили так, что до сих пор встречаемся. И не раз в положенные пять лет, а чаще. Помогаем друг другу, если есть необходимость и возможность. Студенческая дружба - когда на одной кровати спишь, одним учебником пользуешься - это всерьез и надолго. Что интересно, практически все с нашего курса добились успехов. Потому что не было случайных людей.

Свою квартиру отсудила у прокурора

Молодой специалист с маленьким ребенком на руках, со свободным дипломом (то есть обязательное распределение ей не грозило) не очень-то привлекал работодателей. И все-таки в итоге она нашла себе место, да еще какое - юристом в Крайрыболовпотребсоюзе. Если вкратце, то в обязанности этой организации входило обеспечение рыбаков товарами широкого потребления - в годы тотального дефицита работать здесь считалось очень круто. Правда, зарплата копеечная - всего-то 80 рублей, и находилась база далеко - на Снеговой.

- Зато какая практика, - вспоминает Надежда Павловна, - учить-то нас в университете учили, но практики было мало, а тут я научилась работать с документами. После перешла в Пчелотрест, поездила по командировкам, с краем познакомилась. А потом родился второй ребенок, старшая дочка в школу пошла, нужно было поближе к дому перебираться, и следующим моим карьерным этапом была Стройдеталь. И вот здесь я проработала до самой перестройки.

В общем-то, трудовой путь вполне обычен для женщины-юриста. Зато потом она очень удивила своих коллег: вместо того чтобы вполне предсказуемо поступить в коллегию адвокатов, Надежда Павловна зарегистрировала свое ИП и занялась чистой юриспруденцией. Не то чтобы это было сложно или тяжело - просто необычно. И первым делом она отсудила... квартиру у прокурора.

- Жили мы с родителями мужа, постоянно искали варианты разъезда, - рассказывает Надежда Павловна, - и наконец я нашла. Муж и жена, с которыми мы обменивались, имели две квартиры. И на одну из них - однокомнатную - положил глаз ни много ни мало районный прокурор. И даже обосновал свои претензии юридически: мол, одна семья не имеет права иметь две государственные квартиры. Пришлось побороться с настоящими асами. Полтора года судились, но дело выиграли. И так получилось, что в производстве у меня стали появляться преимущественно "квартирные" дела.

Когда речь идет о жилье, родственные чувства молчат

Сейчас Надежда Павловна занимается вопросами недвижимости. Казалось бы, дела вполне реальные, конкретные и обыденные, никакого драматизма не имеющие. Но за свою практику ей пришлось столкнуться с таким числом человеческих трагедий, что уже впору сценарии для сериалов писать.

- Представьте, бывший руководитель крупнейшего владивостокского предприятия судится с дочкой и внучкой из-за квартиры. Когда-то он купил дочери квартиру в элитном доме, себе построил квартиру на Бестужева. И для подстраховки оформил ее на дочку. А тут недавно приехала внучка, которую он же учил в Австралии, каким-то образом уговорила мать и продала дедову квартиру... И сейчас дед - ослепший инвалид - находится, как говорится, в подвешенном состоянии, так как жилья у него уже практически нет. Я, конечно, надеюсь, что дело мы это выиграем, но, уважаемые родители, не распоряжайтесь своим имуществом в пользу детей при своей жизни, потому что неизвестно, как она повернется, - предупреждает Надежда Павловна.

Или другая, не менее шокирующая история. Когда-то отец подарил сыну кооперативную квартиру. Сын на тот момент был женат, у него родились двое детей. Но потом он бросает эту семью, уезжает в другой город и женится второй раз. Что делает дед? Он через суд выселяет из квартиры бывшую невестку со своими же внуками и вопрос, куда они пойдут, его мало интересует. Действительно, куда им идти - у отца официально квартиры нет: ту, что купил, он зарегистрировал на новую жену. Так что тут без вариантов. Впрочем, и здесь есть надежда, что дело удачно завершится.

- Вообще удачно заканчивающихся дел значительно больше, чем проигранных, и это, наверное, объясняет, почему я не ухожу на пенсию. Вроде бы и детей вырастили, можно было бы все уже бросить и уехать, купив где-нибудь домик в деревне... Так ведь нет. Не смогу - положительные эмоции клиентов меня подпитывают. Когда дело заканчивается удачно и ты слышишь слова благодарности, ощущаешь, что действительно помогла людям, - ради этого можно жить.

Чужой опыт и использовать не грех

- Хотелось бы, чтобы краевые или городские власти сосредоточили все конторы, в которых посетители вынуждены бывать при приватизации, регистрации и решении прочих квартирных вопросов, в одном месте. А то ведь посмотрите, что творится: земельный комитет (где делают кадастровые паспорта) находится на Посьетской, УФПРС - на Светланской, Ростехинвентаризация - на Горной, Земельный департамент - на Бородинской, приватизация - на Партизанском проспекте, органы опеки и попечительства - в районе Луговой. И чтобы оформить право собственности движимого или недвижимого имущества, получить весь пакет документов, необходимо везде стоять в очереди, а главное - все это находится в разных местах. Теряем личное и рабочее время в очередях, в дорожных пробках... А ведь чтобы посетить хотя бы одно из перечисленных мест, надо отпрашиваться как минимум на полдня, а где эти полдня, допустим, у хирурга или учителя...

Если б все эти присутственные места были сосредоточены в одной точке, как было бы удобно. И подобная практика используется в других городах. Будем надеяться, что к АТЭС и у нас ее введут.

Подпишитесь и получайте новости первыми:

Наверх