Ежедневные Новости
Владивостока
66,76 ↓ USD
76,14 ↓ EUR
98,83 ↓ 10 CNY
17 января
Четверг

Общество

Николаю Цискаридзе жалко всех, кто идет в балет

Премьер Большого театра не любит людей, плачущих в жилетку, не переносит глупых женщин и счастлив, что его отец - грузин

Сергей Норов
Приехавший во Владивосток с шоу "Звезды российского балета" народный артист России Николай Цискаридзе продемонстрировал на пресс-конференции свой яркий шарм, подтвердил звездный статус и оправдал всеобщую любовь. Он блестяще шутил, но на полном серьезе предложил выставить на обозрение публики свои гениталии. Таких пикантных откровений владивостокским СМИ давно не предлагал ни один артист.
Гадости пишут.
..
- Желтая пресса так и хочет заглянуть в мои трусы, - начал свое выступление перед журналистами 35-летний принц балета. - Когда ты понимаешь, что все твои действия рассматривают под микроскопом, то уже не можешь себе позволить лишних движений. Если я куплю виллу, то постараюсь сделать так, чтобы об этом никто не узнал. Категорически не понимаю, зачем артистическая богема выставляют свою личную жизнь напоказ всей стране: позволяют снимать свои свадьбы, отдых, путешествия и прочее. Если бы мой день рождения сняли папарацци, а потом показали по телевидению, я бы очень разозлился.
Великая Фаина Раневская терпеть не могла киносъемку. Она говорила: это все равно, что вы моетесь в душе, а люди за вами подглядывают. Я просто не переношу, когда на мои репетиции приходят глазеть посторонние. Репетиции для меня - это нечто частное, личное.
Я, например, вот сейчас могу легко перед вами раздеться, и мне не будет стыдно. Могу пройтись голым, поскольку мне нечего скрывать от вас: бог подарил мне хорошую фигуру, и все остальное у меня тоже в порядке. Другое дело, если бы я начал делать перед вами какие-нибудь гигиенические процедуры, мне было бы неприятно, чтобы на меня смотрели. Вот и все! Я просто не ожидал, что в прессе будут рассматривать, какое на мне нижнее белье. Заверяю, что оно на мне чистое. Интересно подглядывать - ради бога! Но писать об этом - просто бред.
Мне с детства запретили говорить: о национальности и вероисповедании, о том, с кем ты спишь и сколько зарабатываешь. И спрашивать об этом, считаю, неприлично.
Маменькин сынок
- Всей своей образованностью я обязан своей маме - она у меня из аристократических кругов Тбилиси. Она научила меня любить искусство. В восемь лет я мог побывать на экскурсии в любом крупном музее Советского Союза. Вся моя нынешняя эрудиция - это огромная заслуга мамы. А балет в моей жизни возник только потому, что это было единственное учебное заведение, куда можно было поступить в раннем возрасте.
Я начал учиться танцу в Тбилиси, а в 13 лет с огромным трудом перевелся в Москву. Все родственники мне тогда говорили: "Лучше быть большим человеком в маленьком городе, чем маленьким - в большом". Я же отвечал: "Буду большим человеком в большом городе". Ведь так и выходит в жизни: на сцене работает прежде всего Человек. И никакие связи не помогут стать ножке маленькой, а душе большой.
Но, скажу откровенно, я просто органически ненавидел физические нагрузки, потому готовился к театру. Думал: вот сейчас в балетной школе научусь красиво ходить и держать осанку, а там уж пойду во ВГИК... Но потом, когда педагоги стали говорить о моем невероятном потенциале, обращать внимание на меня, я остался в балете.
Некоторые считают, что успеха в этом виде искусства я добился благодаря своим природным данным. Но как эти данные можно отделить от техники исполнения? Мой успех кроется в другом. Есть такое выражение: характер - это судьба. Был бы я человеком мягким, гибким и покладистым, даже подленьким, то моя карьера была бы более быстрой, суперзвездной, меня бы все просто на руках носили и осыпали розами. К сожалению, мне всегда мешал мой язык и то, что я не приемлю бездарности и тупости.
С другой стороны, я спокойно и крепко сплю, так как все, что имею, было заработано своим трудом. И я счастлив, что ни один человек в мире не может попрекнуть меня в том, что я использовал каких-нибудь влиятельных людей, выпрашивал себе роли, поездки и награды.
Квартира Улановой мне не досталась
В свое время ходило много слухов вокруг того, что суперпрестижная пятикомнатная квартира великой балерины Улановой в высотке на Котельнической набережной (там снимался фильм "Москва слезам не верит") досталась после ее смерти Николаю Цискаридзе. Премьера Большого театра по сей день подозревают, что если не квартиру, то уж какой-нибудь лакомый кусочек от нажитого великой артисткой богатства молодой принц балета все-таки отщипнул... Как-никак, именно Цискаридзе своей дружбой с Улановой скрасил ее последние годы. Она была к нему очень привязана.
- Эта тема - не что иное, как мыльный пузырь, раздутый моими завистниками и недоброжелателями. Будете в Москве, купите билет и загляните в квартиру-музей Галины Улановой, который организовали здесь после смерти балерины. Попасть туда может любой турист, и никакого Цискаридзе в этой квартире вы не обнаружите.
Я действительно был последним ее учеником, человеком, который с ней близко общался. Ей было 89 лет, а она приходила ко мне на репетиции, прыгала, бегала. Мы много общались, при этом я никогда не позволял себе навязываться и лезть в ее личную жизнь. В то время я был молоденьким мальчиком и жил в 14-метровой комнатке в коммуналке. Даже мыслей не было посягать на квартиру великой балерины, хотя и знал, что у Улановой нет наследников. Даже когда она болела, я не позволял себе без разрешения нагло приехать к ней с сумками, нагруженными продуктами, как это делали очень многие.
Гости только и думали угодить пожилой женщине в надежде, что она что-нибудь отпишет. Пятикомнатная квартира на Котельнической набережной стоила баснословных денег. К тому же у Галины Сергеевны была антикварная мебель, старинная библиотека, драгоценности, которые она очень любила. Достанься мне все это - был бы богатейшим человеком. Я не стал навязываться в наследники.
Когда балерина скончалась, долгое время меня осаждали разные люди: действительно ли я ничего от нее не получил? Подозревали, что выжидаю время, а потом завладею наследством. Впрочем, то, что получил от нее я, не получил больше никто - это огромное количество внимания и любви с ее стороны.
Когда после смерти Улановой снимали документальный фильм, меня пригласили на съемку в ее квартиру, но я даже не посмел переступить порога. Было слишком больно от чувства утраты...
Танцовщику сложно себя обеспечить
Я не умею жаловаться. В России просто повально все люди плачутся друг другу в жилетку. Это уже просто превратилось в какую-то национальную традицию: все плохо, все не так, денег нет, любви и взаимопонимания тоже. Хотя, надо признать, артистам балета сегодня трудно - престиж их профессии упал. Актерство - это яркая, но не очень обеспечиваемая работа, а балетные - вообще низший слой по оплате труда.
Почему-то об этом никто не хочет задумываться. Чиновники в Министерстве культуры думают только о своем кошельке. Мне очень жалко всех, кто сегодня идет в балет. Неоднократно говорил в своих интервью: если бы я задумал заниматься этим искусством сегодня, ни за что не решился бы на такой подвиг.
Да, повезло в жизни, прорвался на балетный олимп, но мой случай можно назвать вопиющим. Большинству из моих коллег сделать этого не удалось. В европейских странах с их завидным уровнем жизни выстроить балетную карьеру гораздо легче. Там, если вы получаете контракт на работу в театре, вы будете полностью защищены в социальном плане и получите массу льгот. В случае полученной травмы не окажетесь за бортом жизни. У нас же в стране все наоборот.
Впрочем, меня не пугает пенсия - к ней меня готовили с 18 лет. По окончании артистической карьеры могу преподавать, так как окончил институт по специальности "Артист балета. Педагог". Или работать руководителем какого-нибудь театра. Не скажу, что мне нравится административная работа, но и в школе, и в училище меня почему-то всегда выбирали старостой, комсоргом и т.д. Кстати, я поступил в Московскую государственную академию хореографии на факультет "Менеджмент и управление". Так что учусь управлять...
Принцем быть непросто
- В танце тяжелее всего передать эмоции добра. Ведь ты не знаешь, какое оно: сладкое, соленое, горькое, перченое. Вот зло всегда имеет свой вкус и цвет.
И играть добрых принцев всегда значительно сложнее, чем злодеев и подлецов. Злодеи имеют видимые изъяны, они встречаются в жизни, а вот идеальных принцев в природе просто не существует. И положительного героя сыграть очень сложно. В моем представлении лучше всего это получалось у Надежды Румянцевой и Одри Хепберн. Они настолько органично играли добро, что все были уверены: эти женщины и в жизни такие же, как на экране. А ведь на самом деле это были дамы со страстями.
Балет для меня - хобби, которое со временем превратилось в профессию. Но это очень тяжелый труд - и морально, и физически. Я же не просто по сцене бегаю - я играю Роль. Хотя танец - это мой образ жизни.
Мне много пришлось побороться прежде, чем найти свое место под солнцем: разве это возможно, чтобы я, обыкновенный мальчик из Грузии, вот так просто пришел в училище и быстро двинулся в гору?
Я не страдаю звездной болезнью. Но если лет через 20-25 после окончания моей карьеры хоть один человек скажет: "Ой, это все не то. Вот Цискаридзе танцевал - это да!", значит, я прожил не зря.
О любви не говори...
- Женская красота - понятие относительное. То, что нравится мне, не обязательно должно вызывать восторг у других. Для меня главное в женщине - это ум, воспитанность, интеллигентность. Терпеть не могу, когда девушки сами вешаются на шею. Про прическу и юбочку я могу поговорить в течение пяти минут, а что дальше? Ну ладно, сняли юбочку, но ведь после этого тоже нужно о чем-то говорить.
Я не могу сказать, кто мне больше нравится - блондинки или брюнетки. На этот счет расскажу смешную историю из жизни моей семьи. Когда мама была молодой, то мой дедушка ей говорил: выходи замуж за кого угодно, но только не за негров и армян. С неграми у мамы как-то не сложилось, но трое ее супругов были армянами. Слава богу, с моим папой все обошлось - он грузин. Так что на вкус и цвет товарищей нет.
Вообще не понимаю, как можно запрограммировать любовь. Почему люди влюбляются друг в друга? Видимо, так сложились звезды. Это необъяснимые вещи, и раскладывать по полочкам их не следует - для счастья совершенно не нужно. Лучше любить три дня, чем жить с просчитанными до мелочей чувствами сто лет.


Наверх