Ежедневные Новости
Владивостока
66,44 ↓ USD
75,63 ↓ EUR
98,09 ↓ 10 CNY
18 января
Пятница

Общество

Евгений Оломский: Приморье шагнуло назад

Оппозиция в регионе методично выкорчевывается. Экономически и политически

Константин Сергеев
Депутат законодательного собрания края Евгений Оломский рассуждает о двойственности, в которой протекает жизнь современного россиянина. С одной стороны, память призывает не обманываться в ответ на обещания перемен к лучшему, с другой - надежды упорно живут в подсознании.
Копейки приморской экономики
- Евгений Владимирович, касаясь последних событий. На ваш взгляд, почему провалились все три попытки избрания сенатором от ЗС ПК Сергея Ломаева, человека, выдвинутого президиумом генсовета ЕР?
- Я приходил на два из трех внеочередных заседания, которые не собрали кворума. Впрочем, фракция "Единой России" вполне могла без участия прочих депутатов избрать сенатора. Для меня совершенно ясно было: если Сергей Михайлович не хочет видеть Ломаева сенатором, тот им никогда не будет.
- В сентябре ЗС ПК будет рассматривать краевой бюджет-2009 в первом чтении. Каким образом данный документ улучшит жизнь простых приморцев?
- Бюджет увеличится, как обычно, на 10-15% по сравнению с предыдущим. В то же время мы наблюдаем в последние годы реальный рост цен - в разы. Некоторые продукты подорожали на 300% и более. Получается, что при индексации зарплаты в 20% людям приходится жить в условиях удорожания потребительской корзины на несколько порядков.
Сейчас бюджет в десятки раз меньше того, что нам необходим. Что толку делить эти копейки? Добавим по сотне рублей в месяц малоимущим матерям? Чтобы нуждающиеся могли более-менее сносно существовать, дотации для них должны вырасти на сотни долларов.
По определению приморский бюджет нищий, и каких-то серьезных законопроектов в его рамках невозможно реализовать.
- У вас наверняка есть свои мысли по поводу того, как улучшить ситуацию. Почему они не получают воплощения?
- Добиться увеличения бюджета можно при реальном развитии производства. Ведь доходов от продажи нефти край не получает. Процессы промышленного роста - длительные процессы, они идут годами, и тут необходима соответствующая государственная политика. Но наша власть либо настолько некомпетентна, либо так озабочена собственной наживой, что ей некогда заниматься развитием экономики.
Предложения от оппозиции - "Свободы и народовластия", коммунистов, Партии пенсионеров - изначально в ЗС ПК игнорируются. "Единая Россия" не дает хода любым нашим инициативам, какие бы они не были.
Законодательное собрание работает в том направлении, которое указывает ему губернатор. Неудивительно, что никакого развития бизнеса - ни крупного, ни среднего, ни малого - за последние 8 лет в крае нет.
Поиск виноватых
- Считаете, власть только мешает развиваться бизнесу? Как изменилась ситуация при новом главе Владивостока?
- Спросите у любого приморского предпринимателя, какой бы они хотели поддержки от власти? Скорее всего, вам ответят: никакой, ради бога, пусть только не мешают.
Безусловно, у некоторых людей, приходящих во власть, есть желание изменить нашу жизнь к лучшему. И, несомненно, у Пушкарева есть такие амбиции. Но, по моему мнению, инструменты, которыми он при этом пользуется, не совсем правильные.
Приход Игоря Сергеевича, как мне на тот момент показалось, был далеко не самым худшим вариантом.
Я не буду сейчас затрагивать того обстоятельства, что владивостокцы главу города не выбирали. Мэра по сути назначила Москва, при этом реальных кандидатов на пост главы из выборного процесса удалили...
- Горизбирком утверждает, что это было сделано на основании закона?
- Мотивирую тем, что у кандидатов отсутствовал документ, подтверждающий факт оплаты избирательного залога? А у нас есть даже справка из избирательной комиссии о том, что принят документ, подтверждающий факт оплаты. Впрочем, горожане, думаю, никакого шока в процессе выборов не испытали, возмущения особого не было. Ну немного помусолили ситуацию в СМИ, мы походили по судам...
Каждые следующие выборы фальсифицируются все сильнее, эта тенденция наблюдается давно. Предыдущие выборы - депутатов Думы Владивостока - были вопиюще нелегитимными. По надуманным основаниям снимались наши депутаты-одномандатники, блок Черепкова. При подсчете голосов по прямой указке сверху в победители выходили те кандидаты, которые не находились даже в тройке фаворитов.
- Все-таки Игорь Пушкарев показался вам чем-то симпатичным?
- Я считал, Пушкарев имеет хорошие убеждения, цели, которые будут полезны для города. Как он пришел к власти, это уже дело пятое. За последние месяцы мне неоднократно доводилось встречаться с мэром, убеждать Пушкарева и его заместителей в том, что надо идти путем созидания, а не разрушения, необходимо дать поддержку бизнесу.
Все, что осталось во Владивостоке, - это несчастные бизнесмены, которые только с виду благополучны, хотя делом тут заниматься невозможно. У многих сограждан, конечно, есть озлобленность на предпринимателей, которые относительно них материально обеспечены. Но в целом образу жизни бизнесмена не позавидуешь, это гонка на выживание.
Судя по нашим разговорам, Пушкарев адекватен, идет навстречу, готов выслушивать, контактировать. Но по делам этого не видно. Почему так, я не знаю.
- А как на делах?
- Основной вектор, который был избран командой мэра, - поиск врагов, неугодных, которых можно наказать, что-то у них отобрать и так далее. Я такого не ожидал. Думал, будет объединение, консолидация всех здоровых сил для того, чтобы сделать этот город лучше.
Кого набирает в команду Игорь Сергеевич? Допустим, юристов губернатора, которые участвовали в выборах по снятию оппозиции и, кстати, Виктора Черепкова, - господ Литвинова и Шемелева. Уже после участия в таких процессах эти люди не вызывают у меня доверия. А сейчас они рассматривают, кого и как наказать.
Я ощутил эту политику на своей шкуре. Количество проверок, которые проходят по моей компании "ДРК", предприятиям, которые аффилированы со мной, которым я оказываю какое-то содействие, зашкаливает за сотни. Все уровни силовиков ринулись на нас. Работаем только над тем, что объясняем: мы честные, все налоги платим, законы соблюдаем. Идет уже и фальсификация уголовных дел, в том числе против меня лично. Иначе, как репрессиями, я это назвать не могу.
- Почему так происходит?
- Считаю, причины политические. Я известен, как человек, поддерживающий Черепкова. Демократия-то давно уже закончилась, а здесь, в Приморье, еще кое-кто пытается рот открывать?
Не хочешь с нами дружить? Не хочешь молчать? Хочешь зарабатывать, быть независимым, честным, справедливым? Хотя тюрьмы переполнены, для тебя место найдется.
Сейчас, после окончательной консолидации власти, стоит ожидать фабрикации уголовных дел по политическим мотивам. И будут продолжать выбивать экономическую почву из-под ног оппозиции.
- Вы видите консолидацию власти?
- Взаимодействие губернатора Дарькина и мэра Пушкарева прослеживается. В чем-то этот тандем имеет позитивный для края характер, чему я, безусловно, рад. Но то, что уровни власти объединились в поиске "врагов народа" среди предпринимателей, губительно... Откуда мне это известно? Из первых рук. Есть знакомые в администрациях, люди порядочные (не все чиновники сволочи), они нам сочувствуют, информируют о том, что сверху спускаются такие-то команды.
Люди сворачивают бизнес, убегают. И мы не вечны, можем терпеть давление только до той степени, пока нас не сотрут в порошок. Хотят, быть может, уничтожить Оломского как такового?
Дело Черепкова живет
- Вы последовательно, уже много лет, участвуете в совместных политических проектах с Виктором Черепковым. Вам он видится как некая альтернатива Дарькиным и Пушкаревым?
- От прочих политиков Виктора Ивановича отличает, во-первых, наличие мощной воли, во-вторых, желание трудится на благо сограждан, не воруя. И предприниматели при нем действительно могли работать.
Первое, что сделал Черепков, придя по власть, - стал развивать строительство. Отрасль реанимировалась, получила подряды. Любая стройка - не просто строительная площадка, это трудоустройство сотен специалистов, работа для проектировщиков, подрядчиков, налоговые поступления в бюджет, откуда, как не смешно, содержатся и чиновники, которые не дают предпринимательству развиваться.
Предприниматели - это ведь внутренние инвесторы. Когда у них нет денег, они идут в банк, берут деньги, вкладывают. Если бы чувствовалась к ним лояльность, пришли бы и инвесторы внешние. И в короткие сроки мы могли бы вырасти до уровня крупных китайских городов.
- Как себя чувствуют ваши собственные строительные проекты и вообще строительная отрасль?
- Компания "ДРК" не занимается строительством, 3-4 площадки есть у наших партнеров. И хотя ими были сделаны проекты, получены все необходимые согласования, строить не дают. У нас предприниматель получает разрешительную документацию, тут приходит новая власть, говорит: правила игры меняются. Готовь все заново.
Разговоры о сверхрентабельности строительного бизнеса беспочвенны. Если 4 года назад себестоимость квадратного метра была 450 долларов, то сейчас, не считая обременений и документации, только сам конструктив стоит 1 500. Каждый год себестоимость строительства жилья растет процентов на 75. На это влияет индексация зарплат, строительных материалов: цемент и железо у нас дороже, чем в Японии, в разы! Огромных денег требует расселение из сносимых зданий, за техусловия необходимо заплатить 45-100 миллионов рублей. Сбор документов занимает 3 года и более. Учитывая, что строим на привлеченные средства, после выплаты кредитов, выйти на 10 процентов рентабельности уже считается неплохо.
- Много споров возникает вокруг того, что точечной застройки быть в столице Приморья не должно. А что нам нужно?
- Я бы хотел жить в другом Владивостоке, где возводятся современные здания. Архитектура в центре шикарная, здесь надо строить в том же стиле. Дальше от окраинам - обязательно высотные здания, земли в городе мало. Нужно сделать хорошие парки, с красивыми растениями, песочком, скамеечками. То, что у нас называется парками, - это скверики, там писают собачки.
Если мы не будем строить вообще, пойдет целая цепочка проблем. Люди хотят селиться ближе к центру, жить в новом, комфортном жилье. Это их право. А чтобы не в ущербе были соседи, на то и созданы строительные нормы.
Пока ситуация патовая. Власти, застройщики, дольщики, жильцы соседних домов - каждый по-своему в ней прав. Конечно, не бывает решений, хороших для всех. Желательно соблюсти интересы большинства сторон.
Скажем, я лично построил свой дом на Седанке, специально ради экологии, далеко от дороги, в лесу. Сейчас делают новую трассу из Де-Фриза, она будет проложена в 100 метрах от моего дома, других коттеджей. Что, теперь дорог вообще не строить? Цивилизация нас съедает, никуда от этого не уйти.
- На чьей вы стороне в конфликте "Аркады" и "толстовцев"?
- "Толстовцы" мне нравятся как пример: людей довели до точки кипения, они объединились, хотя бы в небольшую кучку, начали бороться. Когда Черепков, я в одиночку бились, было совсем по-другому. Что касается самого спора, по-моему, стройка находится на достаточно большом отдалении от домов. "Аркада" готова сделать достойное благоустройство для всего района. Свои плюсы могли получить обе стороны.
Видите ли, социальная напряженность растет, а власть не в состоянии объяснить гражданам, какие перспективы есть у всего Владивостока в связи со строительством новых домов. Люди в целом не доверяют власти, и на исправление этого положения нужны время и усилия.
Посмотрите, как идет постройка моста через Золотой Рог. За год должны были предупредить всех, кто проживает в зоне строительства. Кого-нибудь уведомили? Если сама власть нарушает закон, откуда появится доверие к ней?
- Поступали ли вам предложения участвовать в стройке объектов саммита АТЭС?
- Когда фигурируют такие огромные цифры, понятно: предусмотрен распил, дележка бюджетных средств. Мне хочется оставаться с чистыми руками. Хотя, безусловно, я за любые инвестиционные проекты в город и край. Даже если деньги будут неэффективно потрачены, что-то осядет на территории - в виде зарплат, налогов.
Рабы иллюзий
- Вот вас, Евгений Владимирович, осадили чиновники со всех сторон, силовые структуры. Тем не менее худо-бедно ваша компания развивается?
- Проблемы растут непропорционально развитию. Чем больше ты на виду, тем больше желающих с тебя поиметь. У многих людей есть мнение, что предприниматели - это грабители. Но попробуйте заработать в строительстве, розничных сетях! Всем ты должен.
Тренируют нас, проверяют, насколько получается выживать. Растет эффективность властных структур по разрушению бизнеса, но и мы приобретаем иммунитет, изобретаем новые вакцины, "лечимся". Решаем вопросы, допустим, в суде.
- Получается?
- Довольно часто, если нет политического заказа, суды выносят вполне адекватные, законные решения. Но в последнее время складывается такая ситуация, что судьи все больше зависят от системы.
- Усилия федеральной власти по наведению порядка вас не вдохновляют?
- Пока вижу только заявления, а реальные дела власти говорят об обратном.
Медведев делает заявления о борьбе с коррупцией. Хотя понятно, что не так просто ее победить, слова эти ласкают слух. Первая мысль: "Женя, сколько раз ты это слышал". Вторая: "Ведь другой президент, все будет по-другому".
Дарькин пообещал, что региональный продукт вырастет в 15 раз. Думаешь, но вот не получалось у него, а сейчас-то точно получится? И все люди так. Бабушка услышала про повышение пенсий, поверила, пришла в магазин, а там буханка хлеба вдвое подорожала...
Вся сила популизма в этом: чем больше обещаешь, тем больше верят.
На деле как получается? Знаю, что деньги российского стабфонда размещаются за границей под 4-6%. Иностранный банк вкладывает эти деньги под 8% в российском банке, а тот предоставляет кредит мне под 15-20%. По сути из тех денег, которые я заплатил в виде налогов. А где реализации социальных программ, по тому же доступному жилью?
Мы все живем иллюзиями. Подходишь к зеркалу - вроде не идиот, а обманули уже в десятый раз. Но в подсознании сидят надежды, которые потребляешь, как допинг. Посидел в Интернете, нашел положительное заявление высокопоставленного политика, думаешь: обманывает же, ну а вдруг? По-прежнему продолжаешь верить в лучшее.
- В СМИ пишут: "Запад отвернулся от России вследствие того, что мы поддержали свои граждан в Южной Осетии". Ваше отношение к этому факту?
- Сам я за Россию, россиян, за развитие нашей государственности. Но власть нас постоянно пичкают национальными идеями, при этом решает проблемы, о которых мы ничего не знаем.
Страна как была сырьевым придатком, так и осталась. Мы не ощущаем на себе увеличения стоимости нефтепродуктов в части адекватного роста жизненного уровня. Интуитивно чувствуется, что ресурсы продаются в интересах узкой группы людей. И, возможно, за войной в Осетии стоят экономические интересы этой группы. Если действительно так, то страшно.
Понятно, что сограждан надо защищать, хотя я наблюдал во многих ситуациях, как их государство не защищает. Корабли наши захватывают пираты, и никто никаких войн не объявляет.
Я лежу на диване, а на телеэкране...
- Мнение людей власть не интересует?
- Власть поняла, что россияне способны выживать и в таких условиях. Избиратель не нужен, кого надо, сами изберут. А кто умирает - тот умирает тихо. Заметьте, количество развлекательных программ выросло в разы за последние годы. Человек пришел с работы, посмотрел телевизор, утром поел "Доширака" - и на работу. Если не трудоустроен, то вообще прекрасно.
Хотя, думаю, подрастающее поколение другими глазами смотрит на происходящее в стране. Молодежь выросла вне социальной стабильности советского времени, когда люди жили спокойно, а не выживали, как мы сейчас.
Молодежь рассуждает: чего вы гоните? Все нормально. Они вырастут, адаптируются, нас переживут, как динозавров. Психологических травм по поводу социального неравенства нет. Хотя жить молодым тоже непросто: им надо кушать, учиться, престижно выглядеть, ходить по ночным клубам, еще и работать.
- Кстати, расскажите, как торговая сеть Red Mart помогает молодежи выживать?
- С приходом учредителей-иностранцев сеть сделала шаг вперед. Если раньше со стороны клиентов встречались нарекания, сейчас их практически нет.
Red Mart - проект в какой-то мере социальный, цивилизованная торговля с высоким уровнем обслуживания, хорошим ассортиментом, городу необходима.
Год назад мы инициировали проект "Молодая семья". По дисконтным картам даем скидку молодым семьям в 10%, при рентабельности бизнеса в 8% мы фактически работаем в убыток. 2 тысячи семей в программе участвуют, 3 миллиона рублей в год - наши расходы на поддержку этого проекта.
В перспективе мы рассматривали отдельные программы для пенсионеров, инвалидов. На определенную сумму в месяц какой-то набор продуктов человек мог бы получить совершенно бесплатно. Об этом смешно говорить, ситуация, как в блокадном Ленинграде, но многим людям не хватает денег просто на питание. А власти говорят, что все вообще шикарно.
Боюсь, в ближайший месяц нам придется прекратить программу "Молодая семья", мы несем большие убытки по причине административного пресса. Властям, конечно, наплевать. У нее свое видение социально-экономических процессов, свои амбиции, что там тысяча работников Red Mart, 2 тысячи получающих скидки...
- Как к депутату по каким вопросам к вам обращаются чаще всего?
- У меня есть помощники, которые работают с обращениями граждан, оказывают юридическую помощь. Основной вопрос сводится к тому, что у нас просят денег. Я не злюсь на людей, которые думают, что у Оломского стоит аппарат по печатанию банковских билетов. Где-то уже проносились слухи, что я наркотрафик организовал. Откуда же иначе деньги берет? Нет проблем, у меня все документы есть. Мультимиллионером я не являюсь, так - предприниматель среднего звена. В силу того, что плачу вовремя проценты банкам, они мне доверяют, идут навстречу.
Апокалипсис сегодня
- Пару лет назад вы говорили: для того чтобы отдохнуть, вам надо несколько лет?
- Ситуация не изменилась. Постоянно предлагают куда-нибудь съездить: на Олимпиаду, еще куда-нибудь. Все жду времени, когда настанет стабильность в бизнесе, будет отсрочка на себя, на семью, на личную жизнь. Но даже на условном отдыхе, за городом, на море, за рубежом, должен находиться на связи, решать десятки проблем.
- Спортом занимаетесь?
- Хожу в спортзал, может быть, 3 месяца за 2 года. Начинаешь, а потом из-за занятости график ломается, ждешь следующего случая.
- Какие фильмы смотрите?
- Фильм "Апокалипсис" из последних очень понравился. Мэл Гибсон - сильный режиссер, у него очень неординарный почерк.
- Вы известны как поклонник современных цифровых технологий. Какой у вас телефон?
- Ifon 3G. Здесь качественно реализована интернет-поддержка, удобный интерфейс, мощный процессор. Батареи хватает надолго: если раньше по коммуникатору можно было работать в Интернете минут сорок, теперь 5 часов сидишь, общаешься, смотришь видео-, аудиофайлы. В общем, завтрашний день, который настал.
- Кстати, насколько я знаю, технология 3G - высокоскоростная широкополосная передача данных - скоро появится в Приморье.
- Приблизила ли наш регион к цивилизации программа "Электронное Приморье"?
- Это программа - миф, загадка. Читаю бюджет: "купить губернатору ноутбук за 20 тысяч долларов, с которым он всегда на связи". Не могу представить, что это за устройство такое за 20 тысяч долларов, любой ноутбук покупаешь с телекамерой - и ты всегда на связи.
Ну хорошо, подключили к Интернету школы, а кто будет платить за трафик? Это намного дороже, чем подключиться.
Зато сумасшедшие суммы расходуются на модернизацию связи в АПК. При этом я не могу в зале заседаний подключить ноутбук к wi-fi, несмотря на то что беспроводная связь установлена. Мне нельзя. Для кого она делалась, если депутату нельзя? Что, губернатор пользуется или его заместители пользуются wi-fi? У них есть нормальная стационарная связь.
- К сожалению, по большей части мы сегодня обсуждали вещи неутешительные. Ваш прогноз на будущее края? Есть ли у региона перспективы?
- Сейчас наблюдаем черную полосу в развитии Приморья, по закону тельняшки должна быть и белая. Будем ждать перемен.


Наверх