Ежедневные Новости
Владивостока
67,08 ↓ USD
76,95 ↓ EUR
99,33 ↓ 10 CNY
16 января
Среда

Общество

Неофициальный и единственный во Владивостоке приют для бездомных отметил первую годовщину

Вопрос о приюте для людей, волею судьбы лишившихся крова, завис в воздухе, словно мыльный пузырь.

Сергей Норов

Но несмотря на многолетнюю демагогию чиновников всех уровней, такой домик-теремок во Владивостоке все же появился. Правда, стараниями не властей, а неравнодушных людей. В нем проживают те, кого наше самое гуманное в мире общество считает отверженными.

Если вспомнить классика французской литературы Виктора Гюго, то у его бродяг был свой Двор Чудес в Париже - целый городской квартал, в котором обитали граждане, оказавшиеся на дне общества: бандиты, проститутки, наркоманы и пьянчуги. Нормальному человеку сунуть свой нос в их отдельное царство было равносильно погибели. Хорошо, если такой смелый гражданин оставался без кошелька и в чем мать родила.
У владивостокских бомжей место дислокации не настолько грандиозное, как у парижан прошлых веков, но все-таки существует и двор, и дом, и уличная уборная при нем. Причем не на задворках города, а в самом его центре - рядом с "Серой лошадью" и Приморгражданпроектом.
Отыскать его адрес: Трудовой переулок, 4, не так-то просто, поскольку от самой улочки остались одно название и несколько ветхих домишек дореволюционной постройки, спрятавшихся в глубине дворов Посьетской. Приют для бездомных расположился на первом этаже двухэтажного деревянного барака. В "апартаментах" второго этажа по сей день доживают две семьи - ждут не дождутся, когда снесут их лачугу и выделят нормальное жилье.
Поговаривают, что этот домишко даже не значится в городском реестре... Но он стоит, слегка покосившийся и давший крышу над головой тем, кто без нее остался. И все благодаря стараниям общественности Владивостока во главе с мамой всех бездомных, униженных и оскорбленных председателем совета почетных граждан города Светланой Морозовой. На помощь ей пришли энтузиасты-волонтеры Алексей Филатов и Татьяна Лысенкова. Их подопечные кормятся, лечатся и обслуживаются исключительно благодаря пожертвованиям меценатов-добровольцев, которым не жалко купить на свои личные средства еду, одежду, бытовую технику, да порошок с мылом для людей, оказавшихся на грани выживания.
Скажете - благородно? В наше время, когда человек человеку волк, а не друг, товарищ и брат, это явление просто уникально. За границей существует масса приютов для бездомных кошечек, собачек и хомячков, а в России и нормальный человек может в любой момент оказаться за бортом жизни, и многим на это будет наплевать.
Небеса обетованные!
Проходим в глубь подъезда. Везде порядок и чистота. В прихожей полка с многочисленными парами китайских сланцев. Далее идут кухня и две просторные комнаты с двухъярусными нарами. Есть диван для отдыха и просмотра телевизора. Все чин чинарем. Из кухни выходит женщина неопределенных лет со следами порока на лице: ранний алкоголизм отложил свой зловещий отпечаток на всю оставшуюся жизнь. Надежде (так зовут эту обитательницу приюта) всего 25 лет, и у нее живы родители.
- Сама я жительница Чуркина, а сюда меня определили родители, уставшие от моего беспробудного пьянства и бродяжничества, - охотно делится с "Н" возрождающаяся к нормальной жизни женщина. - Здесь я совсем бросила и пить, и курить. Кухарю, убираюсь. Пока нигде не работаю, потому что никуда не берут. Мы здесь все живем, как в божьей обители, и называем друг друга сестрами и братьями. Изучаем Библию, благодаря которой приходим к осознанию смысла бытия.
Мужчина шестидесяти лет, представившийся Сергеем, попал в приют вслед за своим тридцатилетним сыном - во Владивосток приехали из Комсомольска-на-Амуре. Сын думал, что наш город просто Клондайк для попрошаек, но реальность оказалась более прозаичной. Бомжей в столице Приморья оказалось во много раз больше, чем на широких берегах Амура, а город они давно поделили на свои зоны. Теперь у папы и сына нет ни паспорта, ни прописки, ни работы. На жизнь промышляют случайными заработками: где-то улицу подметут, где-то помоют что-нибудь.
- Многие обитатели нашего приюта не могут устроиться на работу из-за отсутствия документов, но те, кому удается найти подработку, не бросают остальных на произвол судьбы. Мы все чем-нибудь друг другу помогаем, живем, соблюдая христианские заповеди, - рассказывает Сергей.
Две комнаты приюта могут вместить на временное проживание двадцать мужчин и восемь женщин. Стоит отметить, что его нынешние обитатели выглядят совсем не так, как привычные уличные бомжи: они вполне опрятны, ходят в чистых вещах и со стрижеными волосами. От них не смердит бомжатским букетом запахов.
В бараке они живут под присмотром добровольцев-волонтеров. Их главная наставница Татьяна Лысенкова, чтобы помочь в трудоустройстве, не побоялась временно прописать несколько бомжей в своей собственной квартире.
- На таких людей, как Татьяна Анатольевна, просто молиться надо, - делится с "Н" главный организатор приюта Светлана Сергеевна Морозова, - вот за это помещение мы бились ровно год. К сожалению, прежняя городская администрация выделила его только ради того, чтобы от меня отвязаться. Нам самим пришлось здесь все ремонтировать и оборудовать. По сути, это жилье непригодно для проживания в зимних условиях. В бараке даже нет отопления. Дом дореволюционный, и похоже, что его скоро снесут. У меня такое впечатление, что на этот чудный земельный участок в центре города уже кто-то положил глаз. Хотя нам этот домишко сдали в аренду на пять лет. Худо-бедно, а год наше социальное заведение просуществовало. Если бы здание не было аварийным, можно было бы решить вопрос и с расселением оставшихся жильцов, и с ремонтом помещений.
Приезжал сюда недавно новый замглавы мэра Александр Черкасов, все осмотрел, но, сделав предварительные расчеты, пришел к выводу, что только на проведение тепла потребуется не меньше полутора миллионов рублей! А ведь еще нужны свет и вода... Вместе мы пришли к мнению, что нет смысла вкладывать такие деньги в здание, подлежащее сносу, - они будут попросту выброшены на ветер. Сейчас мы ищем для приюта другое помещение, в котором были бы все удобства для проживания. Сделать это необходимо до холодов, иначе люди в бараке просто замерзнут!
Обитатели приюта для бездомных поступают в заведение в основном из больниц и отделений милиции. Сегодня здесь содержатся девять мужчин и две женщины. Третья "сестра" сейчас находится на лечении, откуда снова вернется к своим.
- Наша главная цель - это духовное возрождение граждан, оказавшихся волею судьбы в стенах приюта, - рассказывает Татьяна Лысенкова, - возрождение происходит через слово Божие. Мы пытаемся привить им основные христианские принципы, и постепенно эти люди находят в себе силу воли, чтобы отказаться от алкоголя и курения. Они перестают сквернословить, оскорблять и обижать друг друга, стали следить за собой. Мы своими глазами видим, как эти люди активно возвращаются к нормальной жизни, как у них проявляется осознание себя в этом мире, появляется смысл человеческого существования.
Кому это надо?
И все было бы чудесно, если бы не возникал сам по себе вопрос: а куда же смотрит государство? Да, мир не без добрых и сострадательных людей, но почему государство должно навязывать им социальную поддержку страждущих? Меценаты - люди добрые, терпеливые и понимающие, но возможности у них не безграничны.
- Меценаты очень не любят озвучивать свои имена, - рассказывает "Н" Светлана Морозова, - у нас такая госсистема, что люди просто боятся заниматься благотворительностью, поскольку с них начинают трясти налоги. Им проще выложить деньги из своего кармана и не связываться никакими обязательствами с государством.
Самое страшное в том, что я и сама по наивности думала, что вопросом по присмотру бомжей должна заниматься городская власть. Но оказалось, что функции по соцзащите населения сегодня переданы администрации Приморского края. Поэтому прошу обратить внимание на ситуацию лично вице-губернатора Любовь Дроздову и председателя Законодательного собрания Виктора Горчакова. Уважаемые, я обращаюсь к вам в надежде на взаимопонимание. Я всю жизнь руководствуюсь одним очень верным правилом: от тюрьмы и от сумы не зарекайся. Уважаемые господа чиновники, я вас просто умоляю, задумайтесь над этим!


Наверх