66,33 ↓ USD
75,58 ↓ EUR
97,97 ↓ 10 CNY
20 января
Воскресенье

Общество

Приморские чекисты ходили за шпионами с тазиками и веревками

Во время войны иностранные разведки уделяли пристальное внимание нашему краю

Игнат Ратовский
22 июня 1941 года началась Великая Отечественная война. Через две недели во Владивостоке был объявлен режим светомаскировки. На долгих четыре года город погрузился в темноту.
Повинуясь патриотическому порыву, десятки тысяч людей отправились на фронт. Начался сбор средств на строительство военной техники (по количеству собранных денег приморцы вышли на 4-е место в стране): на передовую ушла танковая колонна "Чекист Приморья", во многих эскадрильях появились истребители с аналогичной надписью на борту.
Приграничная специфика
Край стал местом формирования резервов, производства военной продукции, перевалки грузов из США по ленд-лизу. Здесь располагалась крупная военно-морская база, большое количество режимных объектов, осуществлялось 70% всех морских перевозок страны.
Сухопутная граница Приморья соседствовала с созданной в 1932 году империей Маньчжоу Го, которую контролировала союзник Германии - Япония. Уже в 300 км от Владивостока располагались части полуторамиллионной Квантунской армии, на высотах в районе поселка Барабаш стояли орудия, нацеленные на приморскую столицу. Еще в 1938 году советский разведчик Рихард Зорге докладывал: "По первому плану местом начала боевых действий избирается район Владивостока. По третьему плану после уничтожения посредством флота морских и воздушных баз в Приморье японцы начинают высадку десанта в Приморье".
За скромностью скрывалась отвага
Укреплялась морская крепость. Силами НКВД-НКГБ в тайге оборудовались тайные партизанские базы. Формировались особые истребительные партизанские отряды.
В Приморском управлении НКГБ началась подготовка специальных инструкторов, которые перебрасывались в европейскую часть России, а оттуда в оккупированные районы, где они начинали организовывать партизанское сопротивление. Приморский чекист Александр Шихов возглавил в Белоруссии партизанский отряд спецназначения "Почин", подчиненный лично начальнику 4–го Управления НКВД СССР Павлу Судоплатову. Этот отряд входил в знаменитую Отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН), сформированную в Москве из чекистов и спортсменов под руководством дальневосточника В. Гриднева.
Валентина Васильевна Кирсанова - казалась бы, скромная сотрудница отдела кадров управления ФСБ - в 17 лет была разведчицей в партизанском отряде. Однажды ее захватили немцы, привели в блиндаж на допрос, но тут начался огневой налет. Немцы заспешили в убежище, и Валентине удалось убежать. Но она успела прихватить со стола карту с нанесенной дислокацией гитлеровских войск, как оказалось, группировкой Паулюса.
Справка "Н"
В первый год войны приморец Н. Осипенко подбил 12 танков, снайпер В. Зайцев в Сталинграде уничтожил 242 фашиста, девять братьев Михеевых уничтожили 100 танков и 400 немецких пушек. В 1945 году Н. Берзарин, будущий депутат крайсовета, стал первым комендантом Берлина. Список приморцев, отличившихся в боях и отмеченных высокими наградами, можно продолжать бесконечно.

Немцы были в Приморье
В Приморье японцы усиленно занимались разведкой, избрав тактику тотального шпионажа. Активно делились военной информацией с гитлеровцами: в рамках заключенного еще в 1936 году "Антикоминтерновского пакта" военный атташе Японии в Берлине Хироши Ошима и глава Абвера Вильгельм Канарис подписали в германском МИДе соглашение о регулярном обмене разведывательной информацией об СССР и Красной Армии.
В августе 1942 года японская разведка сообщила Германии: из Владивостока в Берингов пролив вышел торговый караван. Чтобы захватить суда, фашистское командование разработало операцию рейдов Wоnеrlаnd. Немецкий рейдер "Адмирал Шеер" преследовал караван из девяти судов при флагмане ледокол "Красин" и потопил ледокол "Александр Сибиряков".
Да и сам Абвер (орган военной разведки и контрразведки Германии) работал на территории края. НКВД-НКГБ вело постоянные поиски немецкой агентуры, прибывавшей в край с беженцами. Как писал шеф германской внешней разведки В. Шелленберг, "одному из наших агентов удалось даже добраться на русском военном эшелоне до Владивостока; агент следил за передвижениями войск и передавал нам интересную информацию. Необозримые просторы России позволяли нашим агентам месяцами колесить по стране, не обнаруживая себя. Но в конце концов большинство из них все же попало в руки НКВД". Агентов набирали из лиц славянской национальности в рамках широкомасштабной операции "Цеппелин".
Радиоперехватывающий центр германской разведки работал в Пекине, пропагандистский - строился японцами в Харбине.
Справка "Н"

За период войны в Приморье была вскрыт и ликвидирован 51 японский разведцентр, насчитывающий 227 человек. В июне 1942 года в Пожарском районе уничтожена японская резидентура из 13 человек во главе с японским разведчиком Ли Фынкуй. В августе 1942 года задержана группа из 6 китайцев, нелегально заброшенная из Маньчжурии с целью наблюдения за оборонительными сооружениями и передвижением войск.


Шпионы под маской консульств
Разведцентрами иностранных спецслужб продолжали оставаться иностранные консульства. Во Владивостоке одновременно находились консулы США, Японии и Китая.
Особым объектом нашей контрразведки стало японское консульство. В домах напротив были оборудованы специальные квартиры круглосуточного дежурства. Часть из них оснастили специальной системой зеркал, позволявших незаметно наблюдать за передвижениями консульских работников. В результате полученных сведений были завербованы два дипломатических курьера. Попавшиеся на компромате дипломаты предпочли работать на советских чекистов, а не быть сосланными на флот своей страны.
В поле зрения УНКГБ находилось и американское консульство. Именно тогда была выявлена шпионская деятельность его сотрудницы - гражданки Матусис, впоследствии арестованной и расстрелянной по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР.
Американцы усиленно старались втянуть русских в войну с японцами. Но в первые же дни войны Сталин вызвал к себе руководство Приморского края и сказал: "Вы должны сделать все, чтобы не дать Японии оснований для вступления в войну, для образования для нас второго фронта". Это указание накладывало отпечаток и усложняло работу, так как сама Япония была союзником Германии и постоянно провоцировала конфликты на границе.
Во время войны приморским чекистам потребовалось увеличить штат наружного наблюдения до 250 человек. И все равно сил явно не хватало. Спали по три часа. Не хватало и средств: особо ощущалась нехватка машин.
За Яшкой шла "наружка"
Чанкайшистский Китай опирался на американцев, поэтому работники китайского консульства шпионили в американских интересах. Сын консула - Яша - вел пристальное наблюдение и фотографировал воинские части, корабли, военную технику и т.д. Разъезжая на американском джипе "Виллис", легко отрывался от "наружки".
Тогда чекисты нашли оригинальный выход из создавшегося положения: пока Яша находился вне машины, чекисты быстренько откручивали расположенную снизу автомобиля пробку и сливали масло, для чего постоянно носили с собой таз. Китаец заводил машину, но она "почему-то" быстро выходила из строя. На целую неделю сын консула оставался без транспорта, поэтому наша "наружка" пасла его свободно. Арестовать шпиона не позволяла дипломатическая неприкосновенность его отца.
Помимо таза, чекисты носили с собою и веревку. Без машины Яше зимой приходилось перебираться на мыс Чуркин, где в основном базировался советский военный флот, по льду, а весной - по льдинам. По ним же прыгали, следя за шпионом, наши чекисты. На случай Яшиного падения в воду и держали они при себе веревку, чтобы успеть спасти сына китайского консула. Несколько раз шпион срывался в море, а наша "наружка" спасала своего "подопечного" (гибель иностранца могла привести к обострению отношений двух государств, а суровый наказ Сталина не поддаваться провокации чекисты помнили). После чего наблюдение продолжалось.
Справка "Н"
Много оперативных мероприятий проводилось совместно с военной контрразведкой Тихоокеанского флота, переименованной в апреле 1943 года в отдел военной контрразведки "Смерш". Иностранные разведки активно интересовались ТОФ все военные годы. Только в 1943 году заведено 11 дел на военнослужащих ТОФ, разрабатывавшихся по подозрению в принадлежности к немецкой разведке. Из числа арестованных пять человек были разоблачены как немецкие агенты.
По материалам будущей книги Анатолия Смирнова, полковника запаса, почетного сотрудника госбезопасности, члена Союза писателей России


Наверх