65,55 ↑ 100 JPY
11,28 ↑ 10 CNY
72,50 ↑ USD
64,13 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+17° ветер 7 м/c
18 июня
Пятница

Общество

Последняя пауза

Стремясь к развитию и процветанию общества, нельзя забывать о тех, кто в недавнем прошлом терпеливо и незаметно работал в нашем городе на его благо, о самых беспомощных - о больных и стариках

Татьяна Иванова
Старая казарма в самом конце бывшей Дальзаводской больницы напомнила фотографии крепости Владивосток времен губернатора А.М. Колюбакина: аккуратные клумбы, веревка с постиранным бельем - старенькими залатанными простынями - возле входа, зеленые раскачивающиеся ветви деревьев и птичий гомон. Вместе с отцом Палладием, настоятелем храма "Всех скорбящих радосте", и сестрами милосердия из храма Успения Божией Матери идем в отделения сестринского ухода гериатрического центра Владивостокской клинической больницы №4.
Идиллия летнего полдня заканчивается сразу же за порогом больницы. У входа в нос ударяет специфический запах тяжелобольной человеческой плоти, доживающей на земле свои последние дни и часы. Медсестры встречают нас с улыбкой, несмотря на то, что заняты, загружены, перегружены работой. Сейчас время обеда, и они развозят обед - суп, кашу и розоватую водичку под названием компот. Многие их пациенты есть не хотят: время здесь как бы остановилось, и пауза между жизнью и смертью наполнена у одних томительным ожиданием, у других - болью и страхом, у третьих - безумием.
Скажите, за что мне это?
Лариса - бывший библиотекарь. У нее и здесь на кровати лежит стопочка книг, все вперемешку: и детективы, и Евангелие. Сестры милосердия подолгу стоят возле ее постели, отвечая на вопросы, самый тяжелый из которых о воздаянии, о Промысле Божием.
Как труден для нас этот вопрос - почему? Почему у нее нет денег на лечение, почему так больно и бесконечно одиноко? Недавно от нее отказалась дочь. Она - мать четверых детей - никак не найдет время для умирающей матери. Но потом и для нее может встать этот же самый вопрос - почему?.
Зоя Ивановна - бывшая медсестра, около сорока лет проработала в пульмонологии. Но несчастье привело ее сюда, на больничную койку. Она испуганно смотрит на нас и постоянно повторяет: "Как стыдно, как стыдно, почему я здесь, ведь я же ветеран труда". Потом лицо ее сморщилось, и она прячет его в подушку.
В мужской палате вопросов не задают. Но иногда рассказывают о своем прошлом, возможно вымышленном. Виталий (имя изменено) - военный в отставке. В нашем городе у него никого нет. Говорит, что все родственники за границей, но его туда не выпускают (А как еще некогда сильному мужчине объяснить свои постыдные, на его взгляд, одиночество и беспомощность? - Прим. ред.). Плачет. Отец Палладий кладет руку на плечо Виталия и склоняется к нему. Мы тихо уходим.
Маленькие радости
Татьяне Ивановне 80 лет. Большую часть суток сидит на скамеечке и ждет. Ждет сына, живущего во Владивостоке: он каждое лето забирает ее на дачу. Ждет второго сына, который в "Ленинграде": надеется, что все же увидит его - он обязательно приедет к ней. Степенная, тихая, она часто плачет. А если ее приобнимешь или погладишь по голове, старается поцеловать руку. Сестра Лена называет ее Ангелочек.
Иногда Татьяну Ивановну берет с собой погулять по территории больницы Валера - бывший капитан. Страдает амнезией. Молча переносит все, что с ним случилось. Они медленно ходят по дорожкам - высокий Валера и худенькая маленькая старушка. Какое важное у нее в эти минуты выражение на лице. Как трогательно выглядят эти двое...
Медицинские сестры
Три года назад "Н" уже писали о персонале гериатрического центра, об их профессионализме и ответственности. И сегодня в отделении сестринского ухода все держится на хрупких плечах женщин - врачей, медсестер и нянечек.
Сегодня воскресенье, пациенты вымыты, лежат на чистых постелях. Вчера же каждого из них эти женщины отвозили в душ, переворачивали, мыли, а ведь среди больных есть мужчины немалого веса. Какое же терпение нужно, чтобы уговорить какую-нибудь бабульку уйти со сквозняка и зайти в палату, укрыть ее, накормить, особенно когда она капризничает. И проводить в последний путь: иногда на своих руках относят покойного в морг.
Жанна Васильевна, Любовь Ивановна, Алла, Валентина, Наталья, Елена и все остальные сестрички отделения! Ваша работа - это и есть труд. Труд в понимании христианском. Потому что та жалкая оплата, что предлагает вам государство... Да компенсирует вам Господь и вашим детям множеством своих благ.
Добрые дела нужны в первую очередь нам самим
Отделение сестринского ухода рассчитано на 33 человека. Уход платный. Для некоторых семей это очень большие деньги, но в пересчете на расходы эта сумма - просто мизер.
В отделении недавно сделали ремонт - косметический. Провалившийся пол заложили старыми дверями. Гладкие, они скользят под ногами, я почему-то боюсь на них наступать. Высокие потолки с пятнами сырости в угловой палате, перекошенные рамы окон, кровати 60-х годов. Такой вот быт. Но самое страшное, говорит отец Палладий, что в больничке отказывает система отопления. Это значит, что зимой всем больным, возможно, придется отсюда переселяться. Куда? Кого-то, может быть, возьмут домой. Но куда денутся Валера, Лариса, Зоя Ивановна и другие одинокие беспомощные люди?! Ведь они даже бомжами быть не смогут, так как не могут двигаться. А таких в отделении четвертая часть.
Болит душа за них у персонала, беспокоится отец Палладий. Он давно уже окормляет больницу, исповедуя, причащая - делая, возможно, самое главное для покидающих этот мир людей. Нашел и людей, которые сделали смету ремонта отделения. Все это укладывается в 250 000 рублей. Одна эта фирма ремонт не потянет. Но выход из положения всегда есть: может быть, этот материал прочтет кто-то из тех, кто имеет возможность помочь.
Благотворители могут создать попечительский совет, помочь строительными материалами, предоставить рабочих. Вариантов много. Вот телефон иеромонаха отца Палладия - 59-00-73. Созвонитесь, пожалуйста.
P.S. Как сообщил "Н" заместитель главы администрации Владивостока Владимир Кузнецов, в этом году в отделении сестринского ухода обязательно сделают ремонт. Ситуация в гериатрическом центре на особом контроле властей. Но помощь неравнодушных никогда не будет лишней.

Поделиться:

Наверх