66,33 ↓ USD
75,58 ↓ EUR
97,97 ↓ 10 CNY
20 января
Воскресенье

Общество

Орден Славы за японского офицера

Боевое крещение ветерана войны Алибека Мехдиева началось с задержания трех изменников Родины

Сергей Норов
Алибек Мехдиев, отметивший в нынешнем году свой 85-летний юбилей, выглядит настоящим бойцом: строен, подтянут, в глазах огонек. Но на вид уважаемому ветерану не дашь больше шестидесяти. Охранять границу Приморья он прибыл в 1942 году девятнадцатилетним юнцом...

Алибек родился и вырос в маленьком дагестанском горном селе Джепель, где окончил семь классов школы - по тем временам приличное образование - и был призван в армию. К моменту прибытия в Приморье молодой боец не знал ни слова по-русски, так что помимо военных навыков пришлось постигать и азы русского языка. Парень оказался способным: за несколько месяцев закончил учебу в Находке, был направлен в Гродековский погранотряд, где прослужил семь лет.
Боевое крещение
- Несмотря на то что Приморья война не коснулась, на границе в военное время было неспокойно, - делится с "Н" Алибек Мехдиев. - Тогда Китай оккупировали японцы. Китайцы пытались пробраться на нашу территорию, а наши изменники родины стремились в Китай. С последними довелось столкнуться во время моего первого боевого крещения.
Три перебежчика были вооружены винтовками, на штыках висели белые платки - знак примирения. Меня увидели, оружие бросили: я был в защитном дождевике, и они, видно, приняли меня за китайского пограничника. Один из них - низкорослый, смуглый и заросший - спрашивает: "Баб много? Жить есть где? Кушать есть?". Я делаю знаки, мол, всего этого у нас навалом. Они и купились. Разоружили их, доставили в гарнизон.
Как потом выяснилось, они пытались сбежать в Китай. Изменников потом осудили. Одного как многодетного отца направили на фронт, а двух других расстреляли по приговору Гродековского гарнизонного суда.
Все мои сослуживцы долго еще удивлялись и спрашивали, как только эти трое меня не разорвали на части. Ведь вполне могли справиться. Я отвечал: бодливой корове Бог рог недодал...
Карацупа был идеальным учителем
- Знаменитого пограничника Никиту Карацупу я в первый раз увидел в госпитале. А уже после, когда решил стать кинологом, мы часто встречались в отряде служебных собак, которым он руководил. Это был человек-легенда, непревзойденный следопыт. Когда учил нас преследовать нарушителя, то в качестве вещдока о пребывании злоумышленника подбрасывал не просто какую-нибудь спичку или ветку - он оставлял свои именные вещи: пистолет, портсигар, часы или ремень.
Свою первую служебную собаку - немецкую овчарку по кличке Галан - помню до сих пор. Начал тренировать ее двухмесячным щенком. Дрессура шла нелегко. Но благодаря опыту и помощи Карацупы все получилось. Я выучился на инструктора служебных собак и помимо обязанностей пограничника помогал милиции ловить преступников.
С собакой работать гораздо проще. Она может напасть на след нарушителя по запахам, а при экстренных обстоятельствах даже задушить преступника. Был в моей практике один такой случай, за который меня потом ругало начальство.
Тогда боевой пес мне очень помог: он нашел небольшую ветку липы. Спрашивается, откуда в хвойном лесу может взяться липа? Начали поиски и обнаружили три пары ходулей и три чучела из липовых веток - такие приспособления, которые трудно отличить от настоящего дерева, использовались нарушителями для маскировки.
Застава дала сигнал тревоги, и группа пограничников прочесала почти шесть километров лесной зоны. Нарушителей задержали у реки прямо на границе с Китаем. Еще немного времени - и они могли бы перебраться вплавь на другой берег. Один из них сдался добровольно, второго задержала собака, а третьего она насмерть задушила при попытке к бегству. Командир потом меня сильно ругал: оказалось, что этот человек уже пятнадцать лет подряд пересекал границу с Китаем и затем обратно возвращался в Союз. Возможно, он мог владеть какой-нибудь ценной информацией. Таких нарушителей в годы войны мы задерживали десятками.
Орден Славы - самая дорогая награда!
- Наша группа захвата, в которой было шестьдесят человек, в час ночи беспрепятственно пробралась на японскую заставу и полностью ее уничтожила. Я взял в плен японского офицера, за что позже был награжден орденом Славы третьей степени.
Потом в составе разведгруппы мы выдвинулись в глубь Китая и дошли до самого Харбина. Там я и закончил войну.
Мирное время посвятил правоохранительным органам
В 1949 году Алибека Мехдиева призвали на службу в милицию.
- Чтобы работать в правоохранительных органах, требовалось быть членом КПСС, иметь образование не ниже школы-семилетки и рост не меньше 170 сантиметров, - вспоминает ветеран. - В партию я вступил, а двум последним требованиям и так соответствовал. Сначала служил на посту охранником у секретаря крайкома партии, а затем работал кинологом в уголовном розыске. В 1950-м году поступил на учебу в школу милиции в Хабаровске и получил звание офицера. Служил в следственном изоляторе на Второй Речке. Позже руководил заключенными на стройках городских объектов.
В отставку Алибек Мехдиев вышел в чине полковника. Сегодня он активно работает во Владивостокском городском совете ветеранов, участвует в общественной работе, встречается со школьниками, с личным составом погранотрядов.
- Когда я посетил нашу Гродековскую заставу, то меня поразило то, что оружие личного состава хранится за семью замками! Это сколько ж нужно времени, чтобы распечатать все эти замки в боевой обстановке?.. Во время моей службы оружие находилось в специальной пирамиде, которая стояла в центре казармы, где мы спали. Да у меня пистолет лежал под подушкой! Когда заставу поднимали по боевой тревоге, мы тут же быстро одевались, на месте вооружались и отправлялись на задание. Все было открыто, под рукой, и не было случаев кражи винтовок и боеприпасов. Когда я рассказал об этом, начальник погранзаставы просто не поверил своим ушам!


Наверх