59,54 ↓ 100 JPY
93,06 ↓ 10 CNY
64,43 ↓ USD
54,36 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+14° ветер 5 м/c
EN
16 июня
Воскресенье

Общество

Расправа за талант

Известный приморский хореограф-балетмейстер Виктор Васютин продолжает бороться с несправедливыми обвинениями в свой адрес: не находя поддержки на родине в России, ищет правды в Страсбурском суде

Сергей Норов

С пьедестала приморского балета Виктора Васютина убрали зимой 2005 года, когда против маэстро было начато судебное разбирательство по факту заявления матери одной из учениц. Обвиняли педагога в том, что щупает он своих воспитанников за гениталии, бьет их палкой и швыряется тяжелыми лейками... Что якобы пожилой учитель наносит детям непоправимый моральный и физический ущерб.

Этого, безусловно, талантливого и трудолюбивого человека в народе называют и богом, и монстром. Кем же на самом деле является неуловимый и мимолетный Виктор Федорович Васютин и так ли страшен черт, как его малюют, корреспондент "Н" попытался выяснить в мирной домашней обстановке.

Для этого был и повод - публикация в "Н" 20 мая 2005 года статьи "Карающая длань Терпсихоры". Ее автор, журналист Андрей Вороной, тогда слишком сурово прошелся по личности маэстро приморского балета. Бегать по судам в то время Васютину было просто не под силу в связи с его судебными процессами, затеянными правоохранительными органами.

Теперь же он решил восстановить справедливость. Например, выиграл суд против газеты "Владивосток", заключив с нею мировое соглашение - в итоге издание дало опровержение на свою статью трехлетней давности. Теперь настала очередь и за "Н".

Неугомонный отшельник

Во Владивостоке Васютин теперь бывает наездами - здоровье да нервы поправить. Уже третий год как он обосновался в родовом гнезде - частном доме в селе Александровка Спасского района. Там он временно и укрылся от людской подлости, зависти и предательства.

Старенький домик родителей маэстро вместе с братом за эти годы хорошо подшаманил и расстроил. Паркетные полы и камин теперь заменили Виктору Федоровичу привычный городской уют. На пятнадцати сотках огорода он разбил чудный цветочный парк. Летом собирает ягоду и делает из нее варенье и домашнее вино. Осенью консервирует овощи и грибы. Скучать от городской суеты Васютин себе не позволяет, как, впрочем, не забывает и о причиненных ему обидах.

Владивостокскую квартиру Виктора Васютина апартаментами никак не назовешь - обычная двушка в двенадцатиэтажной свечке на Первой Речке. (Сейчас в ней проживает его 28-летний сын Ярослав.) Васютин, как и положено аристократу, встречает "Н" в стеганом домашнем халате. Полы блестят чистотой. Мебель сплошь старинная: буфеты, серванты и трюмо, а в них фарфор, хрусталь и множество статуэток, из коих понятно, что это дом служителя Терпсихоры. На столе - чай, фрукты, варенье, конфеты и домашнее вино из калины - все подано на хрустале и в китайском фарфоре. Маэстро проявляет радушное гостеприимство.

- Виктор Федорович, по клеветническим обвинениям ваших противников и лжесвидетелей суд Фрунзенского района Владивостока вас оправдал. Так все-таки кому было на руку затеять весь этот скандал и отстранить вас от занимаемой должности руководителя балетной школы-студии Владивостока?

- А это для меня не секрет. По моему мнению и всей имеющейся у меня на этот счет документации, представленной в суде, все затеял небезызвестный господин Курилов, ректор ДВГУ. Почему все это делалось? Да потому что кому-то нужно было прибрать к рукам здание школы. Почему бы и нет? Оно находится в самом центре города, обустроено, отремонтировано. Чем не лакомый кусочек!

Через год-два его теперь спокойно выкупят, приватизируют, и школа, возможно, станет личными апартаментами господина Курилова. Я старался для детей, а некоторые только для себя. Я только за покрытие крыши черепицей заплатил рабочим из своего кармана последние сбережения - тридцать тысяч рублей.

Всю документацию о выполненной работе и расписки прораба, которому я отдал деньги, мною лично были переданы Владимиру Курилову. Он обещал мне оплатить эти расходы, но до сих пор, несмотря на все мои настоятельные просьбы, я не получил назад ни денег, ни документов.

Я думаю, что специально повышаются цены на обучение в хореографической школе, чтобы дети ушли, а преподаватели остались без работы. Сейчас стоимость обучения в балетной школе поднялась до восьми тысяч рублей в месяц, тогда как при мне оно стоило всего пятьсот рублей. И то эти деньги тратились на проведение детских праздников, ремонт музыкальных инструментов, да элементарно на туалетную бумагу!

О какой справедливости может идти речь, если в настоящее время руководит балетной школой, которую я создавал и развивал не один десяток лет, родственница господина Курилова. По моему мнению, в силу своего образования эта женщина может преподавать только где-нибудь в самодеятельности дома пионеров.

По моему мнению, стремясь обогатиться за счет учеников, в школу начали набирать детей с пятилетнего возраста, что полностью противоречит законам балетной школы. Дети могут заниматься балетом не раньше восьми лет. Почему? Да потому что если учить их профессионально, а не на уровне любительского кружка, то нужно знать, что к пяти годам у них еще слишком слабы мышцы, суставы и связки - они могут их легко повредить, и потом уже ничего не исправишь.

Балет - это суровое искусство, и тело пятилетнего ребенка к такой нагрузке совершенно не готово в силу природы. А если в школе теперь ко всему, как мне кажется, не профессиональный, а чисто коммерческий подход, то я нисколько не удивлюсь, если в нее начнут набирать детей и младше пяти лет. По моему мнению, сегодня в эту школу набирают не тех детей, которые могут танцевать, а тех, чьи родители могут платить.

Пока я жив, буду добиваться справедливости и честности. Надеюсь, что время все расставит по местам и я еще вернусь к хореографии, чтобы осуществить свою мечту о создании на берегах Тихого океана театра оперы и балета. Сейчас мое дело находится в Страсбурге, и я полагаю, что этот суд вынесет справедливое решение.

Преувеличение есть ложь

- Виктор Федорович, а как же насчет всех обвинений в ваш адрес насчет того, что якобы вы вели себя аморально в отношении своих воспитанников...

- Все эти клеветнические выпады, напечатанные в газетах, опровергнуты судом. Мы доказали, что ничего этого не было. Мои ученики все это опровергли в суде, а одна девочка даже расплакалась от негодования по поводу этих обвинений. Дело в том, что каждый уважающий свой труд балетный педагог должен обязательно проверить перед выходом на сцену, есть ли на мальчике дополнительные плавки, плотно облегающие его гениталии. Потому что если мальчик будет на сцене трясти в разные стороны своим мужским хозяйством, то это уже будет не искусство, а пошлость! Таковы правила балетного искусства, и если педагог что-то поправит, то это не означает, что он намеренно хочет ощупывать ребенка.

- А что это была за душещипательная история, когда вы метнули в свою ученицу десятилитровую лейку?

- Эту историю выдумали сами же журналисты... Во-первых, они гипертрофировали не только смысл произошедшего, но и исказили многие факты. Да, у нас в тренировочном зале есть лейка, но она вмещает только пять литров воды, а не десять. Она нужна для того, чтобы увлажнять пол во время занятий. Инцидент с лейкой имел место, но все было не так, как написали в газетах. По этому поводу скажу, что все произошло в порыве эмоционального педагогического момента.

Шел урок, и одна из моих учениц неправильно отрабатывала упражнение. Я ей сделал одно замечание, второе - никакой реакции. Для того, чтобы отработать правильное сцепление ног и чтобы ученица полила себе пол, я в эмоциональном порыве бросил лейку со словами: "На, полей!". Воды там было совсем немного, лейка ударилась о тренировочный станок и, отлетев от него, стукнула девочку по бедру.

Я не понимаю, о каких лужах крови писали в "Н", если лейка причинила девочке лишь маленькую ссадину, которую тут же смазали зеленкой. Никакого ущерба здоровью ребенка не было. Мама этой девочки устроила скандал и подала на меня заявление.

Когда вопрос разбирал следователь, то он сразу прекратил дело за неимением вины. Все произошло случайно, и все дети это подтвердили. Так что и никакого суда по этому поводу не было. То же самое и со вторым случаем, когда газета обвинила меня в том, что я якобы избил своего ученика Ярослава Примачева. Его маму тоже попросили написать заявление, но, когда я ей рассказал, как было дело, она поняла, что никакого рукоприкладства вовсе не было. Ярослав получил от меня легкий толчок двумя пальцами в лоб за то, что пинал девочку ногами в фойе школы. Но ректор Курилов от себя лично все-таки подал в прокуратуру заявление об этом инциденте.

- Виктор Федорович, насколько трудно черпать в себе силы, чтобы забыть про то, что вам причинили ваши недоброжелатели?

- Сейчас меня спасает природа - это самый верный, надежный и добрый друг человека. Когда на меня обрушился поток грязи, я не растерялся. Я думал о том, как несправедливо клеветники обходятся с человеком, который пятьдесят лет отдал развитию балетного искусства в Приморье. Я создал три хореографических коллектива и школу-студию. Мои ученики признаны во всем мире как высокопрофессиональные люди. Они работают на сцене Большого театра, во многих театрах России и за рубежом. Казалось бы, Владивосток должен быть для меня родным городом и гордиться своей балетной школой, а правоохранительные органы поступают со мной как с преступником и ненужным человеком. Пусть кому-то я не нравлюсь, но причем же здесь искусство и дети?

Как можно человека облить грязью и за это не нести никакой ответственности? Я просто не понимаю таких журналистов, которые по заказу могут это делать. Еще я задумался над тем, почему у нас совершенно не ценят людей. Ведь я всю свою жизнь посвятил детям и балету. Казалось бы, ничего для себя в этой жизни не выкроил. Не понимаю, как можно в одночасье разрушить то, что созидалось десятилетиями.

Древние греки еще две тысячи лет сказали, что красота спасет мир. А сегодня эта красота на примере детской балетной школы убивает человека, который ее создает. Меня бьют уже тридцать пять лет! Мне ни одной минуты не давали работать спокойно, и все об этом знают. Многие люди меня морально поддерживают, потому что понимают простую истину: цари приходят и уходят, а искусство будет жить вечно. Для меня сегодня самое главное, чтобы это искусство не загубили.

Поэтому я написал открытое письмо-обращение президенту Путину, в котором привел его же цитату: "При любых разногласиях все общественные силы страны должны действовать по простому, но жизненно важному принципу: ничего в ущерб России и ее гражданам, все - для блага России, для ее национальных интересов, для безопасности и благосостояния каждого гражданина России". Золотые слова!

Поделиться:

Наверх