66,36 ↑ USD
75,55 ↓ EUR
97,74 ↓ 10 CNY
22 января
Вторник

Политика

По всей России крестьян оставляют без земли

Сельскохозяйственные территории отходят к спекулянтам

Константин Сергеев

В настоящее время в России создалась ситуация, когда земли сельхозназначения массово скупаются у крестьян лицами со стороны для дальнейшей перепродажи. Это в перспективе вызовет ускоренный рост цен на продукты питания.

Живые деньги за землю-кормилицу

В свое время в результате распада колхозов и совхозов крестьяне получили земельные паи. Где конкретно находится тот или иной надел, большинство из них не знают до сих пор. Да, как правило, селяне свою землю сами сейчас и не обрабатывают.

Сельхозпредприятия, которые появились на месте прежних хозяйств, берут паи в аренду, а с их владельцами рассчитываются чем придется - зерном, сеном, дровами. Люди в условиях сельской безработицы и нищеты и тому рады, так что вопрос о границах своих наделов и их истинной стоимости не ставят. Зато в этой ситуации хорошо сориентировались предприимчивые дельцы. Они организуют скупку паев у сельчан - за живые деньги. При этом предлагают смешные деньги - до 1 000 рублей за гектар, но селяне довольствуются и этим.

Правовой вопрос

Почему люди охотно расстаются с землей за сущие копейки? Ведь должны же разбираться, что они расстаются, по сути, с единственной своей ликвидной собственностью? По мнению экспертов, действующее федеральное законодательство работает тут против крестьян.

Согласно Федеральному закону "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения", "земельные доли, собственники которых не распоряжались ими в течение трех лет и более с момента приобретения прав... подлежат выделению в земельный участок".

После этого сообщение о невостребованных земельных долях публикуется в средствах массовой информации. В том случае, если собственники в течение 90 дней с момента публикации не заявят о своих правах на землю, участки могут быть изъяты в судебном порядке в муниципальную или государственную собственность.

При таком раскладе с большой долей уверенности можно сказать, что сельчане потеряют свою землю. Собственно, этим и пользуются скупщики, которые объясняют людям, что особого выбора у тех нет: либо сами отдадут участки за копейки, либо землю у них попросту отберут.

В обороте спекулянтов

Власти многих регионов выражают обеспокоенность скупкой сельскохозяйственных земель лицами, далекими от агропрома. Земли активно меняют владельцев повсюду в средней полосе России: например, в Ульяновской, Тульской, Костромской областях, не говоря уже о Московской и Ленинградской. Пытаются протестовать против обезземеливания села парламенты Карелии и Новосибирской области - в общем-то не самых развитых в части агропрома регионов России.

Напомним, будучи 14 марта в Санкт-Петербургском государственном аграрном университете, председатель российского правительства Виктор Зубков осмотрел выставку "Современные технологии межевания земель сельскохозяйственного назначения". При этом премьер признал необходимость навести порядок в сфере использования земель сельхозназначения и обеспечивать должный контроль за сельскохозяйственным землеустройством. "Надо наводить порядок в этой сфере. Я буду этот процесс поддерживать".

Утверждают, что в руки скупщиков уже перешло до 10-15% всех сельскохозяйственных земель страны. При этом нет никакой гарантии, что новые собственники не выведут в будущем пахотные и пастбищные земли из сельхозоборота, хотя законодательство это пока запрещает. Известно, что закон наш весьма гибок, особенно по отношению к тем людям, кто имеет деньги и власть. И лоббисты соответствующих поправок в Госдуме наверняка найдутся.

С нашей лужайки - вон!

Чего далеко ходить? Еще три года назад в Лесозаводском районе Приморского края ситуация дошла до того, что жителям одной из деревень негде коров было пасти (буквально!). Вся земля в округе была арендована местным земельным бароном Саидом Кагировым, основателем сельскохозяйственного производственного кооператива "Марковское". И если, скажем, обычный селянин Петя выводил свою Зорьку на ближайший лужок, появлялись крепкие ребята, которые требовали оплаты за использование "чужих угодий".

Сейчас ситуация в Лесозаводском районе изменилась к лучшему, большинство договоров с Кагировым селянам удалось расторгнуть. Но это при содействии грамотных юристов и наличии политической воли региональных, муниципальных властей, Законодательного собрания края, решивших поставить зарвавшегося "лендлорда" на место. Сомнительно, однако, что муниципальные власти во многих российских регионах такой волей обладают и захотят вообще как-то защищать крестьян. Противостоять хищным финансовым корпорациям - это вам не разбирать ссоры алкоголиков.

Чем грозит нынешняя земельная политика? Скоро у самих производителей не останется основного и главного ресурса, который они и использовали почти бесплатно, - самой земли. Если даже новые хозяева не выведут ее из сельхозоборота, как опасаются регионалы, бесплатно пахать и сеять точно никому не дадут. Учитывая специфику сельского хозяйства, аграриям будут, скорее всего, навязывать кабальные условия: скупать по дешевке урожай за год вперед, выдавать сопряженные с арендой денежные кредиты отнюдь не под льготные проценты и т.д. Скупленное зерно будут гнать за рубеж, а на внутреннем рынке создавать искусственный его дефицит и задирать цены до небес. Кушать-то людям хочется, никуда не денешься.

Отметим: "собирание" земли в России производят не только российские компании, но и зарубежные совместные предприятия. Станет ли заграница поддерживать российского производителя, когда свой получает бешеные прибыли (как сейчас американские фермеры, ведущие экспортеры зерна на мировой рынок), - вопрос риторический. И национальной безопасности.

Недавно Алан Трейси, президент Американской пшеничной ассоциации, и Дарен Коппок, исполнительный директор Национальной ассоциации производителей пшеницы, направили письмо на имя министра сельского хозяйства США Эда Шафера, в котором поддержали рыночные решения краткосрочных проблем, связанных с ограниченным предложением пшеницы на внутреннем рынке, а также высказались против правительственных интервенций на экспортном рынке пшеницы.

Мотивировали они это тем, что "предыдущая история не раз подтверждала справедливость старого экономического афоризма о том, что лучшим лекарством от роста цен являются высокие цены. Ответом на рост цен станет рост мирового производства пшеницы..." Стоит ли объяснять, что американские производители подразумевают под ростом мирового производства пшеницы рост ее производства в США?

Языком цифр

В родном отечестве власти, по всей видимости, тоже за рыночные механизмы. Российский рынок зерна в первой половине марта по-прежнему испытывал превышение спроса над предложением, что вызвало дальнейший рост цен во всех регионах страны.

Нынче в житнице России - Южном федеральном округе - продовольственная пшеница 3-го класса предлагается по цене 8 200-9 000 руб. за тонну, в зависимости от объема и качества зерна.

Большинство сделок при этом заключаются по цене, не превышающей 8 300 руб. за тонну. Как правило, это небольшие "машинные" партии, предлагаемые непосредственно сельхозпроизводителями на условии франко-хозяйства. Покупатели готовы давать большую цену за значительные объемы зерна на элеваторах, однако такие предложения в ЮФО практически отсутствуют.

С учетом сложившейся ситуации, когда цены предложения увеличиваются практически ежедневно на фоне растущего спроса, ожидать в ближайшей перспективе сколько-либо значительного снижения стоимости пшеницы не приходится.

Напротив, до мая месяца вероятно их дальнейшее укрепление до уровня цен, сложившихся в настоящее время в центральных областях страны: 9 500 руб. за тонну пшеницы 3-го класса, 9 000 руб. - за 4-й класс.

Вряд ли смогут этому помешать начавшаяся в ЮФО на 15 дней раньше срока посевная кампания и хорошие виды на будущий урожай. Доминирующим фактором по-прежнему останется высокий спрос на зерно. Они растут, естественно, не только в Южном округе, но и на Урале, и в Сибири. Отгрузка зерна в Новосибирске в феврале 2007 года по сравнению с февралем 2008 года увеличилась на 290%! Чего в таком случае удивляться, что приморские хлебопеки (а дальше нас от пшеничных запасов только Чукотка, Камчатка и Сахалин) с тоской смотрят на пустеющие закрома? В печи заправлять-то почти уже нечего!

Вмешалось правительство

На сей раз Приморье спасено от дефицита хлебопродукции. На заседании президиума государственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Дальнего Востока и Забайкалья, которая состоялась 19 марта, премьер-министр Зубков попросил губернатора Приморского края Сергея Дарькина сообщить, каковы цены на хлеб в регионе. По сведениям "Н", Зубкова проинформировали о сложившейся ситуации в своих письмах приморские профсоюзы и ветеранские организации.

О чем оставалось сказать губернатору? О том, что хлеб в Приморье с 14 марта подорожал примерно на 25%. Буханка самого ходового хлеба "подольский" стала стоить 25-27 рублей вместо прежних 20. Производители вынуждены поднимать цены на хлеб из-за того, что с осени 2007 года топливо подорожало на 25-30%, пшеница и мука на - 20%.

Виктора Зубкова эти цифры взволновали (ведь министр сельского хозяйства Гордеев обещал совсем недавно, что цены на хлеб стабилизировались), и он попросил Дарькина остаться на дополнительный разговор. Что примечательно, результаты не оставили себя ждать. Для Приморья нашли зерно по ценам на 25% ниже рыночных, которое скоро сюда поступит.

Быть может, сбудутся и обещания правительства насчет снижения стоимости авиаперелетов из Дальнего Востока в европейскую часть России? Перед выборами президента ведь обещано было...

Врезка: С большой долей уверенности можно сказать, что сельчане потеряют свою землю. Собственно, этим и пользуются скупщики, которые объясняют людям, что особого выбора у тех нет: либо сами отдадут участки за копейки, либо землю у них попросту отберут


Наверх