Ежедневные Новости
Владивостока
18 июля
Среда

От первого лица

Касаи Тацухико: Для интеграции дальневосточной экономики в АТР необходимо снижать тарифы

Генеральный консул Японии во Владивостоке рассказал о сотрудничестве двух стран, активности японских инвесторов и вопросах госрегулирования экономики

В мае этого года президент Владимир Путин и японский премьер-министр Синдзо Абэ дали официальный старт перекрестному году России в Японии и Японии – в России. О том, чего смогли достигнуть стороны к сегодняшнему дню, каков уровень доверия между нами и каковы перспективы развития отношений между двумя странами, рассказал генеральный консул Японии во Владивостоке Касаи Тацухико, сообщает ЕНВ.

Правительство Российской Федерации уже, как минимум, пять лет уделяет пристальное внимание развитию Дальнего Востока – в социальной, экономической и политической сферах. Для развития экономической составляющей необходимы инвестиции, как внутренние, так и иностранные. Наблюдаете ли вы интерес с японской стороны по инвестированию в российскую территорию – реальный, а не навязанный интерес?

Безусловно, у японских компаний есть такой интерес, но есть определенные ограничения. И эти ограничения существуют не только в инвестировании, но и в общей экономической деятельности. Кстати, сегодня я высказываю мнение не как дипломат, а как экономист. А экономист – это человек, который называет вещи своими именами.

Российский Дальний Восток – это огромное пространство, богатое разными природными ресурсами. И одновременно, российский Дальний Восток - малонаселенный регион, т.е. небольшой потребительский рынок. Это сказывается на неэффективности экспорта товаров из Японии, т. е. происходит так, что поставка из Японии небольшого количества товара осуществляется на дальнее расстояние. Поэтому нам необходимо найти рыночные ниши для нашей продукции на небольшом рынке, где население концентрированно.

А вот что касается российского экспорта в Японию, то данные условия также играют большую роль, потому что в Японию из России в настоящее время, в основном, осуществляются поставки природных ресурсов, которыми богаты Дальний Восток и Сибирь, и которые пользуются спросом на японском рынке.

Если говорить о возможностях инвестирования в производство товаров, то все зависит от наличия рынка реализации товаров и сервиса, произведенных в результате вложенных инвестиций. Но Российский Дальний Восток, как я уже сказал, – рынок маленький. Кроме того, стоимость рабочей силы здесь довольно высока. К тому же на Российском Дальнем Востоке применяются Дальневосточные коэффициенты, большие отпуска у сотрудников, поэтому себестоимость произведенных товаров высокая. По сравнению с этим, в других странах, особенно в развивающихся, зарплаты ниже.

Что касается возможности инвестирования в освоение природных ресурсов, то это вполне реально, так как рынок сбыта находится недалеко, я говорю о Японии и других азиатских странах.

Может быть, России и Японии тогда имеет смысл развивать сотрудничество в производстве уникальных продуктов? Ведь стоимость производства товаров широкого потребления в том же Китае или Бангладеше в разы дешевле.

Если поставлять отдельные части или механизмы, из которых в дальнейшем будет собираться товар, то это поможет снизить себестоимость такой продукции. Например, делать мебель из российских лесоматериалов. В этом случае сотрудничество вполне возможно – и мы должны искать пути к нему.

Но здесь мы опять сталкиваемся с вопросом логистики – доставка даже одной части продукта во Владивосток обойдется дорого, и стоимость товара, соответственно, будет расти в цене…

Нам нужно найти определенные отрасли, в которых мы можем делать рентабельные, рациональные и по оптимальной цене товары. Или сотрудничество возможно, если у вас есть специальная технология, которой никто в мире не владеет. Например, вы делаете очень хорошие вертолеты. Тогда, несмотря на высокую себестоимость, люди во всем мире все равно будут их покупать.

Вертолеты, все-таки – единичный товар. Их покупают крупные предприятия по всему миру. Россия закупает свои вертолеты и технику из-за рубежа, в основном, из США. Здесь, возможно, следует говорить об уникальных технологиях, например, в сферах добычи ресурсов – нефти, газа – рыболовства, сельского хозяйства. Что касается аграрного комплекса, то эту нишу в Приморье уже давно занял Китай, который пытается довольно продуктивно сотрудничать с Россией. Есть ли смысл для японского инвестора пытаться играть в эту игру – обойти Китай по сельскому хозяйству?

Обойти Китай … я, думаю, это слишком громко сказано… Каждая страна имеет свою способность, лимит, достаточность и недостаточность, нужные и лишние вещи. Поэтому мы сотрудничаем, чтобы делать свою пользу максимальной. На данный момент у Японии есть большой спрос на зерно и кормовые культуры, и японские компании сейчас уже заниматься импортом сена, кукурузы, сои. Климат здесь благоприятный для выращивания данных культур. Не могу не упомянуть и об импорте большого количества леса с Дальнего Востока России.

Что касается японских инвестиций в аграрный сектор Российского Дальнего Востока, то японские компании на данный момент пытаются наладить сотрудничество в сфере овощеводства. Проекты по выращиванию овощей в Хабаровске и Якутии, можно сказать, уже реализованы.

Сегодня на Дальнем Востоке реализуется концепция Свободного порта Владивосток и территорий опережающего развития. Они были разработаны нашим правительством с целью привлечения иностранных инвестиций. Привлекательны ли, на Ваш взгляд, две эти платформы для японских инвесторов?

Благодаря механизмам ТОР и СПВ японские компании могут найти своих партнеров, а также получить льготы. В то же время, японским компаниям, в первую очередь, важно иметь рынок для своего товара и сервиса. Надо отметить, что СПВ и ТОР служат не только иностранным, но и российским компаниям.

На ваш взгляд, представители власти со стороны Российской Федерации – Министерство по развитию Дальнего Востока, Корпорация развития ДВ, Губернатор Приморского края, мэр Владивостока и другие – помогают ли инвесторам в поиске объекта для инвестиций. Такое большое количество институтов и чиновников необходимо или, может быть, нужен лишь один российский представитель?

Каждая организация имеет свою цель и специфику работы. Я думаю, что большая помощь и содействие со стороны всех российских властей иностранным инвесторам, оказывается. В то же время, несколько раз я спрашивал у приморских чиновников и бизнесменов о деятельности и о разделе функций вышеупомянутых учреждений. Как оказывается, некоторых из них сами не могут во всем этом разобраться.

В прошлом году у нас была случайная встреча с одним из представителей японских инвесторов. Они хотели вложиться в строительство, но не знали, к кому обратиться. Очень часто иностранные инвесторы обращаются именно в частные российские компании, чтобы понять, как им открыть бизнес в нашей стране, несмотря на то, что на Дальнем Востоке создано большое количество институтов, занимающихся экономическим развитием территории. На Ваш взгляд, когда японские бизнесмены смогут доверять российской стороне больше?

Россия давно стала полноценным членом ВТО, поэтому, по крайней мере, юридический фундамент доверительных отношений уже создан. Но есть несколько моментов, которые все еще создают препятствия. Большая проблема видится в применении правового регулирования. Например, на Дальнем Востоке, вместе с поощряющими иностранным компаниям в экономических взаимодействиях, существуют ограничения, например, по допустимому уровню процента иностранного капитала в проектах и т.д. Также у вас существует квота в отношении иностранной рабочей силы и иностранным компаниям запрещено владеть земельными участками здесь. Я не критикую такое мышление. Конечно, миграционная политика имеет свои плюсы и минусы. Среди плюсов – рост экономики, сфер производства и потребления. Среди минусов – социальные трения с местным населением. И здесь можно наблюдать еще одно явление, которое тормозит процесс, словно педали "газа" и "тормоза", которые нажимаются одновременно.

В начале 90-х годов не стало Советского Союза. В границах РСФСР было образовано государство с демократической формой правления Россия. За последние 25 лет стала ли наша страна более открытой для Японии?

По сравнению с тем, какие отношения были между странами 25 лет назад, сейчас российская экономика куда более открыта не только для Японии, но и для всего мира.

В ноябре прошлого года президент Владимир Путин объявил о том, что Россия поддерживает идею формирования Азиатско-тихоокеанской зоны свободной торговли (FTAAP) и что данный масштабный проект должен реализоваться с учетом наработок и опыта ключевых интеграционных форматов АТР и Евразии, в том числе Евразийского экономического союза. Политическую интеграцию развивать, конечно, важно, я и сам поддерживаю эту идею, но в экономическом плане необходимо учесть определённые критерии и, прежде всего, России и членам ЕЭС снизить пошлины для стран Азиатско-Тихоокеанского региона.

Расскажите о самых масштабных мероприятиях, которые провело или проведет Генконсульство Японии во Владивостоке в этом году. Какие цели и задачи Вы ставите перед собой на ближайшее время по развитию двухсторонних отношений с Россией?

2018 год объявлен Годом Японии в России, поэтому мы проводим разные мероприятия. Группа японских барабанщиков гастролировала в январе по Приморью, в июне во Владивосток заходило японское парусное судно "Kaiwo Maru", которое очень радушно встретили в городе. В июле приедет театр Кабуки. Осенью, вот уже четвертый год подряд, мы проведем в Приморье японский фестиваль. Итак, для активизации наших отношений "процесс пошел" и будем надеяться, что "количество перейдет в качество".


Наверх