Ежедневные Новости
Владивостока
66,76 ↓ USD
76,14 ↓ EUR
98,83 ↓ 10 CNY
17 января
Четверг

Общество

На Покровский храм собирали всем миром

В Приморье было тринадцать храмов во имя Покрова Пресвятой Богородицы, но главным из них считалась церковь при городском кладбище Владивостока, построенная в 1902 г.

Юрий Филатов

Успенский собор один не справлялся
Уже в 90-х годах позапрошлого века население Владивостока настолько увеличилось, что светским и церковной властям и просто обывателям было ясно: единственный на весь город Успенский кафедральный собор в дни больших праздников не может вместить всех желающих присутствовать на богослужении.
Все чаще стали появляться в городской газете извещения, что "на торжественную литургию по случаю... (а их было более чем достаточно) молящиеся к собору чинами полиции будут допускаться только по особым пропускам". Всех прочих убедительно просили посетить храм в другое удобное для них время.
А ведь еще в 1887 г., предвидя будущие неудобства, епископ Камчатский, Курильский и Благовещенский Гурий возбудил перед отцами города вопрос о необходимости сооружения на городском кладбище православной церкви. Но из городской казны уже было выделено 10 000 рублей на завершение строительства Успенского собора.
В тот год думой было постановлено: "При полном сочувствии городского общественного управления в поддержке церкви просить городского голову сообщить епископу Гурию, что постройка нового храма была бы крайне затруднительна для населения". Поэтому вопрос о строительстве второго городского храма отложили ровно на десять лет.
За это время разрослись слободки в Куперовой пади и на Первой Речке. На месте Подгородненской слободки вырос поселок железнодорожников. И жителей этих мест, ушедших в мир иной, хоронили на городском кладбище, а отпевали либо в доме, либо на кладбище, что создавало для священников определенные неудобства: приходилось ехать на кладбище из города. Поэтому благочинный Владивостокских церквей протоиерей Александр Муравьев 28 июня 1898 г. просил городского голову "на ближайшем заседании думы предложить к рассмотрению вопрос об изыскании средств и об ассигновании с выдачей суммы, необходимой на постройку нового храма".
5 000 рублей от императора Николая
Приезд во Владивосток первого епископа Владивостокской епархии Евсевия ускорил принятие думцами решения. 16 сентября 1898 г. было постановлено: "Ассигновать на построение храма из городских сумм 10 000 рублей". Для нового храма городская управа отвела участок между ул. Китайской и городским кладбищем общей площадью в 2 000 квадратных саженей.
По предложению епископа Евсевия было решено "строить новый храм по плану кладбищенской в г. Благовещенске церкви". Планы благовещенской церкви и смету со всеми расчетами по строительству ее настоятель протоиерей Логинов переслал во Владивосток незамедлительно. Дело стояло за малым: как всегда, не хватало денег. Пришлось Владивостоку пойти с протянутой рукой по миру.
Пожертвования собирали и у горожан, и по всей России. Даже сам император Николай II "благоволил из собственных своих средств отпустить 5 000 рублей на построение второго приходского храма во Владивостоке".
Подрядчик один - китайцы

В апреле 1900 г. подрядчик Хэ Юшен начал закладку фундамента будущего храма. Трудности появились сразу. Вблизи стройки не было воды, и ее пришлось возить из слободки. Начавшееся в 1900 г. в Китае "боксерское восстание" сразу же отразилось на строительстве. Половина каменщиков-китайцев сбежала, а оставшиеся на работах потребовали повышения платы. И как всегда, не хватало денег на кирпич и известь. Пришлось брать деньги из средств на постройку кафедрального собора.
К счастью, Хэ Юшен оказался человеком упорным, все трудности преодолел и работы вовремя закончил. С самого начала строительства храма и до его завершения наблюдение за стройкой вели архитекторы Багинов, Ющенков, Мешков, а позднее военный инженер Петропавловский. От епархии контроль осуществлял заведующий постройкой церквей в Южно-Уссурийском крае священник Кессельман.
"...масса молящихся, в особенности женщин"
Новый пятиглавый собор был рассчитан на 700 человек, но мог свободно вместить и 1 000 прихожан. К трем дверям храма вели три широких каменных крыльца (с севера, запада и юга). С западной стороны под колокольней помещалась обширная паперть, по бокам которой были устроены кладовки для церковных вещей, а к северу - ход по лестнице на колокольню. В самом храме над средней его частью поднимался высокий с окнами барабан, увенчанный куполом и опиравшийся на четыре массивных пилона.
Благодаря высокому куполу и обилию окон в храме было много света и воздуха. С западной стороны устроены хоры для певчих, алтарь тоже довольно высок, обширен и светел. По сторонам его находились отдельные помещения: с юга для ризницы, с севера для пономарки. На постройку храма затрачено 117 800 рублей.
Через полтора года после освящения храма в нем поставили новый позолоченный иконостас; выписали иконы хорошей работы, большие колокола колыванского литья и малые тюменского завода Машарова. Закуплены вся необходимая утварь и ризница. На куполах вместо временных деревянных крестов были поставлены железные вызолоченные. При храме по благословлению преосвященного Евсевия из оставшихся материалов построили кирпичную школу для детей слободки: русских и корейцев.
И в сентябре 1902 г. в городской газете "Владивосток" в разделе "Хроника" появилось несколько строк: "В воскресенье 29 сентября состоялось освящение нового кладбищенского храма во имя Покрова Пресвятой Богородицы. Накануне была совершена архиерейская служением всенощная, а в воскресенье чин освящения и литургия. Была масса молящихся, в особенности женщин". Редактор явно пожалел в газете места и не сообщил читателям, что на освящении присутствовали вице-губернатор Омельянович-Павленко, старший советник Областного правления Суханов, заместитель городского головы Ильинский и директор Восточного института Поздеев. Находившийся в это время в городе всесильный министр финансов С.Ю. Витте по причине загруженности делами на освящение храма прибыть не смог, но чиновника с поздравлением прислал.
Праздник начался со службы
А через день (по старому стилю. - Прим. ред.) был праздник Покрова, первый престольный праздник для жителей Первой Речки. Прихожане были оповещены, что "по случаю престольного праздника Божественную литургию совершит высокопреосвященный епископ Евсевий. Начало службы в 9 с половиной часов утра".
Накануне в старой церковно-приходской русско-корейской школе прошел утренник. Дети спели тропарь Богородице на корейском и русском языках, читали стихи, пели корейские и русские песни. Потом для них был устроен праздничный обед, и каждый ученик получил подарок.
Слободские хозяйки после посещения Семеновского рынка, где они делали предпраздничные покупки, пришли к единодушному мнению, что в этот год рынок хорош, как никогда. На нем впервые в изобилии была гречиха, которую китайцы продавали по 30 копеек за пуд, и кета по рублю за 100 штук. Причем каждая рыбина была не меньше двух аршин.
И вот наступило 1 октября. Богослужение прошло торжественно. Церковь до отказа заполнилась русскими и корейцами. В слободке было более 2 000 корейцев православного вероисповедания. Преосвященный обратился к молящимся с небольшим поучением, празднично пел хор, а избранный церковным старостой купец Гусаков вытирал слезы от умиления.
А после службы у мужской половины начиналось "разрешение вина и елея, и в кабак ноги велели". Напрасно местный производитель минеральной воды Александр Калларито призывал с каждого слободского забора: "Стойте! Если вы неосторожны, то вам грозит опасность! Чтобы избежать заболеваний, пейте исключительно минеральную воду завода Калларито. В высоком качестве воды вы можете убедиться прямо на заводе на улице Пушкинской".
Это был глас вопиющего в пустыне. Жители слободок предпочитали налегать на продукт водочного завода братьев Пьянковых, славившийся отменным качеством. И веселье пошло на славу.
А на другой день городской полицмейстер разбирал донесение околоточного надзирателя, что вечером в кустах Покровского кладбища обнаружено по случаю храмового праздника неизвестно кому принадлежащее мертвое тело, каковое при расследовании оказалось первореченским мещанином Семеном Прохоровым, напившимся до бесчувствия.
Мировому судье Первореченского участка поступило ходатайство крестьянской девицы Ирины Горшковой о заключении в тюрьму подручного пивной лавки Павла Снеткова "за нанесенное ей в публичном месте сольфеджио". "Какое такое сольфеджио?" - недоумевает молодой судья с университетским значком на сюртуке. Девушка, краснея, объясняет, что, когда она пришла в лавку, то Снетков ее обнял и хотел поцеловать. А жалобу в суд ей написал за 25 копеек сосед, отставной полицейский писарь. И хотя свидетелей происшествия нет, судья обязывает Снеткова принести девице Горшковой извинения прямо в суде.
А на работах русский десятник удивляется непониманию заказчиком-немцем причины отсутствия половины работников: "Так ведь первореченские они. К Покровскому храму приписаны, а там вчера престол был. Ну они и напрестолились!".
P.S. Постановлением Владивостокского горисполкома от 20 августа 1932 года Покровская церковь была закрыта. А в 1935 году полностью разрушена.


Наверх