57,62 ↓ 100 JPY
95,94 ↑ 10 CNY
64,28 ↓ USD
56,89 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+3° ветер 5 м/c
21 марта
Четверг

Экономика

Развитию аквакультуры в Приморье мешают сорокалетние правила

Автор фото: fishretail.ru / EastRussia
Развитию аквакультуры в Приморье мешают сорокалетние правила

Участники рынка настаивают на изменении законодательства

Наслоенное десятилетия друг на друга законодательство привело к запутанной ситуации в разрезе аквакультуры в Приморском крае. Внезапно, выяснилось, что деятельность мариводов не законна, данные участки находятся на особо охраняемой природной территории (ООПТ), проще говоря, предприниматели своей деятельностью мешают защищать природное разнообразие. В частности, "законное недоразумение" коснулось закреплённых за аквакультурщиками Хасанского района участками, которые они использовали длительное время. Та же проблема не обошла и акватории вблизи острова Рикорда. В путанных нитях законодательства разбирался спецкорр ЕНВ.

ООПТ в АТР

Исполнительный директор ООО "Жилсоцсервис" Мария Подкорытова рассказала, что неожиданные проблемы начались в прошлом году. "Наше хозяйство марикультуры находится на акватории острова Рикорда в заливе Петра Великого, мы занимаемся деятельностью уже 20 лет. В прошлом году, ни с того ни с сего, начались проблемы. Мы сами много лет выращиваем и реализуем свои ресурсы, и вдруг, неожиданно, встал вопрос, что мы не можем вести коммерческую деятельность на данной акватории. Мы обратились в приморское территориальное управление Росрыболовства, которое с нами заключало договор. Они должны были выделить специалистов для фиксирования молоди, но на этот таз, почему-то, нам ответили отказом, обосновывая, что мы, якобы, не имеем права вести деятельность на особо охраняемой водной территории. То есть, осенние и весенние выпуски молоди были сорваны".

Эксперты пояснили, что с 1974 года акватории, прилегающие к островам, входят в ООПТ. Но дело в том, что начиная с 1960 года до начала 2000-х на этих акваториях были расположены рыбопромысловые участки, которые никто не охранял, да и не охраняет и по сей день. "20 лет мы работали на законных основаниях, и вдруг стали вне закона. Такая "внезапность" чиновников наводит на мысль, что кому-то это выгодно", - заявила Мария Подкорытова.

Один из руководителей Приморского отделения Общероссийского народного фронта Юрий Логинов согласен с мнением Малковой в части искусственно созданной коррумпированной ситуации: "Всего в регионе 17 реально работающих предприятий из 70 действующих. Формально зарегистрировано 500. Коррумпированные чиновники пытаются в интересах этой группы людей зарегистрировать Посьет под заповедник, и это идет повсеместно, во всей России. Твориться форменное безобразие, открывают двери браконьерам, потому что здесь задействованы большие деньги. Возникает вопрос: почему не используют 400 тысяч га свободной акватории? Потому что это уже пустыня, защищать или использовать там нечего. Теперь принялись за заповедник. Это уже не вопрос экологии, а вопрос коррупции", - говорит он.

Моты аквакультура может не потянуть

В Ассоциации марикультурных организаций Приморского края (АМКОР) ЕНВ рассказали, что предприятиям пастбищной марикультуры в довесок к основной деятельности по выращиванию и воспроизводству ценных видов гидробионтов, уплате налогов, чтобы пройти госэкоэкспертизу и далее заниматься аквакультурой, вполне возможно, придется в обязательном порядке ремонтировать мосты и участвовать в различного рода социальных проектах. Аквакультура, как достаточно новая для России отрасль народного хозяйства, всё это может не вытянуть.

Согласно ответу руководителя Росприроднадзора, который получила Ассоциация АМКОР, в феврале этого года, все виды хозяйственной деятельности, включая марикультурную деятельность, во всех морских акваториях, принадлежащих Российской Федерации, могут осуществляться только при наличии положительного заключения государственной экологической экспертизы.

Здесь необходимо отметить, что государственная экологическая экспертиза проводится в тех случаях, когда деятельность человека может причинить вред окружающей природной среде, чтобы его предотвратить либо минимизировать. Однако, если взглянуть более внимательно на суть деятельности предприятий, занимающихся пастбищной аквакультурой, то станет понятно, что в этом случае происходит не добыча, а воспроизводство ценных видов морских биоресурсов, таких как гребешок, трепанг, мидия и т. д. Марифермеры, выпустив в естественную среду обитания молодь, могут собрать с морского дна и реализовать максимум 30% от выпущенного в море объема. Таким образом, 70 % выпущенных гидробионтов остаются в море. Вред природной среде не наносится.

В то же время, проведенный специалистами АМКОР анализ действующего законодательства в области проведения государственной экологической экспертизы показал, что на марикультурные фермы дополнительным бременем ложится обязанность по преодолению четырех административных барьеров. Марифермерам, для подачи документов на прохождение госэкоэкспертизы, необходимо будет оплатить стоимость разработки проектной документации марикультурной деятельности в научной рыбохозяйственной организации, оплатить проект оценки воздействия на окружающую среду в специализированном экологическом учреждении, получить государственные услуги в виде согласований федеральных органов исполнительной власти, оплатить услуги местной администрации по проведению процедуры публичного обсуждения проекта марикультурной деятельности, включая участие в разного рода социальных проектах, например ремонт моста на дороге местного значения и прочее. Понятно, что все эти процедуры стоят немалых денег и занимают продолжительное время и, соответственно, лягут дополнительным обременением на развивающуюся отрасль.

Президент Ассоциации рыбохозяйственных предприятий Приморья Георгий Мартынов уверен, что в Приморском крае морские акватории являются самыми перспективными для развития любой марикультуры – гребешка, трепанга, мидий, устриц, ежа, ламинарии и так далее. Но для эффективного развития в данном направлении без коррекции существующего законодательства не обойтись.

"Таких климатических условий, как у нас, нет ни на Камчатке, ни на Сахалине. Использование водных ресурсов, безусловно, должно быть системное. У нас, к сожалению, этой системы не просматривается. Если говорить об особо охраняемых территориях, то законодательство в Приморье базируется на постановлении Совета народных депутатов 70-х годов. Так что, в первую очередь, необходимо совершенствовать законодательство в этой области. Кроме того, совершенно непонятна ситуация по памятникам природы – как они квалифицируются, кто принимает решение по установлению данных объектов – в этой области тоже нужна четкая система".

В качестве примера, Мартынов говорит о Посьете, где с недавнего времени запрещается заниматься марикультурой, а портовая деятельность разрешена. "Хотя понятно, что в соответствии с законодательством о портах, с точки зрения закона все правильно. Почему же нельзя использовать и марикультуру на законных основаниях? С другой стороны, существует мнение, что всю акваторию залива Петра Великого стоит поделить на участки аквакультуры. Но это тоже не правильно, она будет выведена из оборота водопользования, нельзя будет вести судоходство, заниматься рыбной ловлей и так далее. Одним словом, законодательство в области аквакультуры требует усовершенствования",- комментирует он.

Генеральный директор компании "Южморрыбфлот" Александр Ефремов, рассуждая о проблематике в области марикультуры, называет ее "обычной историей дальневосточного региона. "Тех чиновников, кто выделял, закреплял и согласовывал границы этих участков без учёта действующих на тот период ограничений, уже нет. Спросить и заставить внести поправки уже некого. Каждый из нынешних чиновников по закону прав, а после того, как вопрос вышел на эмоциональный уровень, скандала никто не хочет. Инициировать какие-то компромиссные решения и что-то менять тоже желающих нет. Какого-то компетентного, но полномочного органа власти решать такие коллизии не существует, а те, кто компетентен, безынициативны. Они опасаются, что распутывать эти законодательные "завалы", созданные годами, придётся именно им, специалистам, которых и так мало. Понятно, что они, как правило, перегружены текущей работой, поэтому такие ситуации "висят" годами, до тех пор пока не утихнут эмоции, а бизнес не обанкротится. В любом случае, теряет от таких историй всегда предприниматель и, в конечном счёте, потребитель, в силу отсутствия продукции на рынке и рабочих мест. Если такой сценарий усложнен каким-то неофициальным интересом, то выхода вообще из таких ситуаций не бывает. Суды в таких случаях, чаще всего, тоже не находят выхода, так как юридически все правы. Выбрать кто прав можно только на основе профессионализма и глубокой компетенции в смежных областях, а с этим сейчас проблемы", - поделился эксперт мнением с ЕНВ, добавив, что с такими ситуациями он встречался десятки раз. "Отличие данного случая лишь в том, что в него вовлечено много компаний, что привело к выплеску эмоций в СМИ", - отметил Ефремов.

По мнению экспертов АМКОР, государству здесь важно продолжить разработку и формирование дорожной карты для аквакультуры и марикультуры, в частности, учесть и разгруппировать все критические аспекты, которые могут влиять на развитие аквакультуры, и гармонизировать их.

Заместитель председателя НО "Дальневосточный Союз предприятий марикультуры" Роман Витязев пояснил, что здесь затронуты интересы практически всех пользователей – и действующих, и потенциальных инвесторов. "Заморожено" порядка 80 тыс. га самых пригодных для марикультуры акваторий! Нам фактически сорвали все плановые работы текущего года. Как я уже рассказывал ранее, часть предприятий весной выпустила молодь трепанга, но акты выпуска терруправление так и не подписало. В связи с этим завод, с которым был заключен долгосрочный договор, прекратил поставки молоди до урегулирования ситуации. Его условие – как минимум, подписание весенних актов. Отмечу, что есть положительная позиция Росрыболовства по данному вопросу, краевая прокуратура препятствий для подписания тоже не видит. На совещании в терруправлении 17 октября было предложение: акты подписать, зафиксировать выпуск, но с примечанием, что решение по изъятию выращенной товарной продукции будет принято после окончательного урегулирования ситуации. Это было, на мой взгляд, очень здравое предложение от науки, ведь выпуск молоди трепанга в любом случае природе не вредит. Трепанг растет минимум четыре года, этого достаточно, чтобы разрешить спорную ситуацию по ООПТ", - пояснил эксперт.

Подпишитесь и получайте новости первыми:

Наверх