Ежедневные Новости
Владивостока
26 сентября
Среда

В мире

Почему "иранский сценарий" не применим для стабилизации ситуации на Корейском полуострове?

Автор фото: Reuters
Почему "иранский сценарий" не применим для стабилизации ситуации на Корейском полуострове?

В военно-технологическом отношении две страны из американской "оси зла" на сегодняшний день не сопоставимы

Два ключевых направления внешней политики США при президенте Дональде Трампе касаются отношений с Ираном и Северной Кореей. Эти страны еще называют выжившими членами так называемой "оси зла", определенной Джорджем Бушем в 2002 году, когда руководство США пересмотрело свою политику на евроазиатском континенте. Сегодня оба государства в сознании американцев сохраняют статус затворнических. Впрочем, КНДР и Иран по-разному отреагировали на международное давление, и они взяли совершенно разные курсы в своих дипломатических связях с Соединенными Штатами. Если в первом случае, Тегеран пошел на разоружение, то с Пхеньяном стратегия запугивания явно не сработала, сообщает ЕНВ.

Хотя Иран медленно стал возвращаться в мировую экономику после отмены санкций в 2015 году, не так давно стало известно о том, что президент США Дональд Трамп публично призвал выйти из "ядерного соглашения" с Ираном. Трамп с соответствующей инициативой вышел на Конгресс, который теперь в течение 60 дней должен решить, следует ли принимать законодательные поправки, дающие возможность Соединенным Штатам уйти из соглашения.

Напомним, пик применения американских санкций по отношению к Ирану пришелся на 2010 год. Тогда практически все крупные отрасли экономики страны были лишены возможности инвестирования с Запада. Эти ограничения отразились на иранском обществе, особенно на растущем среднем классе. Успех Хасана Роухани на президентских выборах в 2013 году и его недавнее переизбрание в обоих случаях были построены на программе по взаимодействию с США. Это показало не только поддержку его первоначальной позиции электоратом, но и то, насколько политическое руководство Ирана могло проиграть от продолжения санкций в дальнейшем.

С Северной Кореей ужесточение санкций, похоже, произвело обратный эффект. У Пхеньяна были самые хорошие отношения с Вашингтоном в годы, предшествовавшие знаменитому выступлению Дж. Буша в 2002 году. Мирная политика Билла Клинтона была направлена на временное приостановление ядерной программы, чего, кстати, в 90-х годах удалось достичь.

Теперь, поскольку введение санкций со стороны США продолжилось, то и решимость Ким Чен Ына развивать планы по созданию мощного ядерного оружия и ракет большой дальности, способных достичь материковой территории США, возросла.

Программа американских санкций против КНДР, впервые начатая в 1950 году, теперь отличается своим масштабом и охватом. Она включает эмбарго на ввоз широкого спектра товаров, включая предметы роскоши, нефть и сопутствующие товары, различные металлы и все остальное, что может быть использовано для финансового обеспечения вооруженных сил Северной Кореи. Как и "иранская программа", она основывается на ряде мер, принятых Советом Безопасности ООН, а также ЕС и другими крупными западными странами.

Итак, как можно объяснить провал "иранского сценария" в ситуации с КНДР, в которой о мирных переговорах даже не следует мечтать? И почему, несмотря на все усилия Запада, Северная Корея продолжает развивать свою военную ядерную программу?

Ответ лежит в области международной политики. Так, США могут рассчитывать на поддержку широкого круга сильных держав в своих действиях против Ирана. Что касается Северной Кореи, то она по-прежнему поддерживает тесные экономические связи с Китаем, главным игроком в регионе. Несмотря на признаки того, что Пекин ведет двойную игру в отношениях с Пхеньяном и Вашингтоном, попытки США ограничить взаимодействие КНР и КНДР дальше принятых Совбезом санкций не увенчались успехом. Между тем, как следует из материалов в средствах массовой информации, в последние годы отмечается регулярное присутствие в китайских университетах северокорейских ученых, которые, в том числе, читают лекций по специальностям, связанным с ракетной и ядерной наукой.

Существует еще один аспект относительно полезности санкций. За прошедший год экономика Северной Кореи выросла на 3,9 процента, и, учитывая сильную власть режима в стране, трудно понять, какой уровень экономических проблем в КНДР потребуется для создания значимой внутренней оппозиции. Что касается военной сфере, то для Пхеньяна единственное средство сдерживания США – это, как раз, развитие ядерной программы.

Определяющей причиной успеха "иранской стратегии" США стало обещание "лучших дней". И действительно, в Иране за прошедшие два года возобновили свой рост нефтяные и газовые доходы, страна налаживает свои торговые связи с ЕС. И главное, если Иран продемонстрирует свою готовность выполнять свои обязательства в отношении своей ядерной программы, есть все шансы, что он сохранит конструктивные отношения с Европейским союзом, даже если США выйдет из договора.

По мнению аналитиков South China Morning Post, улучшение отношений Запада с КНДР возможно только при двух условиях. Во-первых, мировое сообщество должно прийти к тому, что санкции в данном случае являются неэффективным и потенциально контрпродуктивным инструментом сдерживания Северной Кореи. Во-вторых, необходимо провести исследование путей эффективного взаимодействия со страной, которая, в отличие от Ирана, уже становится ядерной державой. В игнорировании этого факта кроятся все неудачные попытки США и их союзников стабилизировать ситуацию в регионе силовым путем.


Наверх