Южная Корея

10 октября 2017, 11:30
В основе политического кризиса в Восточной Азии – противоречия между КНР и Южной Кореей

В основе политического кризиса в Восточной Азии – противоречия между КНР и Южной Кореей

THAAD, экономическая конкуренция, программы КНДР, деградация дипотношений

Пустые магазины, пустынные улицы и тихие рестораны – так в южнокорейском городе Чеджу проходит праздник "Золотая неделя". Так называемые "Гавайи Южной Кореи" за последнее время стали отражателем взаимоотношением между Китаем и Республикой Кореей. Пекин запрещает туристическим агентствам продавать туры в Южную Корею в знак протеста против решения Сеула о развертывании американской системы противоракетной обороны THAAD, сообщает ЕНВ со ссылкой на South China Morning Post.

Когда-то любимое место отдыха китайских туристов, которые приносили 90 процентов туристического дохода Чеджу, превратилось в город-призрак. Проблемы Чеджу олицетворяют напряженность между Китаем и Южной Кореей, которая ознаменовала 25-ю годовщину установления дипломатических отношений в августе этого года между странами. 15-я и 20-я годовщина были отмечены масштабными громкими совместными мероприятиями, подчеркивающими стремительно растущие двусторонние связи.

Пять лет назад будущий председатель КНР Си Цзиньпин с большой делегацией посетил южнокорейское посольство в Пекине вместе с министром иностранных дел Ян Цзечи. На этот раз никаких совместных мероприятий не проводилось. На приеме в южнокорейском посольстве в этот раз был министр науки и техники. Китайские СМИ едва осветили это событие.

Си Цзиньпин обменялся поздравительными посланиями с южнокорейским коллегой Мун Чжэ Ином. Но в отличие от послания президента Муна, в котором внимание уделялось достижениям и перспективам их двусторонних связей, китайский лидер подчеркнул свою готовность вспомнить разногласия между двумя странами.

Китай явно не позволит Южной Корее забыть о своем неудовлетворении развертыванием системы THAAD (Terminal High Altitude Area Defense), которая, по словам официальных властей Китая, может использоваться для собственных ракетных программ Республики Корея.

Решение о развертывании американской системы было принято бывшим президентом Южной Кореи Пак Кын Хе в июле 2016 года. Первые две батареи THAAD начали работать в апреле этого года. После северокорейских испытаний в регионе администрация Мун Джэ Ина приняла решение о разворачивании еще четырех комплексов.

В отместку Пекин фактически приступает к экономическим санкциям. Помимо оттока китайских туристов, бизнес Lotte в Китае стал приносить убытки, выручка корейских ресторанов в районе Пекина упала на треть по сравнению с предыдущим годом, а продажи Hyundai и Kia Motors упали вдвое. Многие малые и средние корейские предприятия в Китае закрываются.

Все это делает ситуацию самой трудной для китайско-южнокорейских отношений с момента установления двусторонних официальных контактов в 1992 году. На лицо также усугубление экономического соперничества между странами. За дипломатическим прорывом 1992 года последовал экономический и геополитический "медовый месяц". В то время как деловые связи резко расширились, Сеул перешел от полной зависимости от Соединенных Штатов к балансированию между Вашингтоном и Пекином. В сентябре 2015 года президент Пак Кын Хе была единственным союзником Вашингтона, который принял участие в памятном военном параде на площади Тяньаньмэнь в Пекине.

За эти 25 лет прочные экономические связи сделали отношения между Китаем и Южной Кореей одними из самых важных в Азии и в мире. В 2015 году двусторонний товарооборот достиг 227,4 млрд. долларов США. Южная Корея экспортирует в Китай больше, чем любая другая страна в мире, ее товары составляют более одной десятой от общего объема импорта. Доля Китая в общем объеме экспорта Южной Кореи превышает одну четверть, вдвое превышающую долю Соединенных Штатов. Китайские товары составляют пятую часть южнокорейского импорта, что примерно соответствует доле американских и японских товаров в совокупности. Южная Корея входит в пятерку крупнейших иностранных инвесторов в Китае.

Одной из основных движущих сил расширения экономических связей между Китаем и Южной Кореей была взаимодополняемость в сочетании с географической близостью. Корейские компании поставляли детали, материалы и оборудование для электронной, технической и других отраслей промышленности Китая, поддерживая их быстрый рост. Значительно выросла двусторонняя торговля автозапчастями, которая была незначительной в начале 90-х годов. В то же время, снизилась зависимость обеих стран от импорта автозапчастей из Японии.

Различные виды корейских товаров: от электроники до косметики, а также фильмы и популярные музыкальные и контент-продукты пользуются большой популярностью у китайских потребителей, особенно у молодых поколений. В декабре 2015 года две страны приняли двустороннее соглашение о свободной торговле, обязывающее в течение двух десятилетий отказаться от тарифов почти на 90 процентов экспортных товаров.

Но этот этап расширения экономических связей, основанный на взаимодополняемости, по-видимому, закончился, уступив место соперничеству. Теперь ориентированная на экспорт южнокорейская экономика борется с "проблемой Китая", а не использует "возможность Китая". Китайские компании открыто конкурируют со своими южнокорейскими коллегами в тех областях, где последние их превосходят.

Число поставщиков в Китае резко возрастает, что подталкивает корейские фирмы к конкурентному давлению, которое никогда не было замечено ранее. И на высшем уровне, когорта китайских "электронных гигантов", возглавляемая Huawei и Haier, значительно увеличивает долю на мировом рынке, активно конкурируя с Samsung, LG и другими южнокорейскими "тяжеловесами". От автомобилей и судостроения до химических веществ в любой отрасли, где южнокорейские компании имели преимущество, теперь ощущается давление китайских конкурентов, часто поддерживаемое государством. Эти изменения создают новый контекст в двусторонних отношений, не говоря о разных подходах стран к северокорейской проблеме.

Несколько лет назад, когда отношения между Пекином и Сеулом были на пике, японские эксперты заявляли, что Южная Корея всегда стремится к сильнейшему региональному игроку – Китаю. Эта тенденция, похоже, закончилась: Сеул "вернулся в Вашингтонский лагерь".

Северокорейская угроза разделила Азию, в основном, вдоль старых линий холодной войны, а ухудшающиеся отношения между Пекином и Сеулом являются основным проявлением этого разделения.

Метки: THAAD, Китай, Южная Корея

 

Другие новости рубрики

Правительственная комиссия Южной Кореи хочет возобновить строительство двух ядерных реакторовПравительственная комиссия Южной Кореи хочет возобновить строительство двух ядерных реакторов
сегодня, 16:30
Ранее строительство было приостановлено президентом Мун Джэином
В ВМС Южной Кореи войдет авиационное подразделениеВ ВМС Южной Кореи войдет авиационное подразделение
вчера, 12:50
Основные его задали – противостояние КНДР и защита островов от агрессии
Применяет ли Samsung "агрессивный маркетинг" по отношению к LG?Применяет ли Samsung "агрессивный маркетинг" по отношению к LG?
17 октября 2017, 12:30
О том, как Samsung продвигает телевизоры с технологией QLED – в материале ЕНВ

Последние новости

Почему "иранский сценарий" не применим для стабилизации ситуации на Корейском полуострове?Почему "иранский сценарий" не применим для стабилизации ситуации на Корейском полуострове?
сегодня, 15:40
В военно-технологическом отношении две страны из американской "оси зла" на сегодняшний день не сопоставимы
Ярослав Бойко: Кто уходит с работы в 5-6 вечера, начальниками не становятсяЯрослав Бойко: Кто уходит с работы в 5-6 вечера, начальниками не становятся
сегодня, 14:40
Замначальника ПДО "Звезды" рассказал, как добиться успеха в неполные 30 лет

От первого лица

Самые популярные

Горячие обсуждения

19.10.2017 21:20

Все комментарии

Метки

авто администрация Владивостока Артем бюджет Владивосток выборы ГИБДД Дарькин депутаты детские сады дороги Дума Владивостока ЖКХ интернет кино Китай кризис Луч-Энергия Медведев милиция Приморский край прокуратура Путин Пушкарев Саммит АТЭС-2012 строительство суд убийство УВД футбол

Все метки