От первого лица

08 августа 2017, 10:40
Владимир Николаев: Нашему поколению досталось разрушенное государство

Владимир Николаев: Нашему поколению досталось разрушенное государство

Жители Приморья регулярно получают поддержку фонда, обращаются за помощью и часто вспоминают ВВН

Пропагандист здорового образа жизни, меценат, руководитель социального фонда ВВН, автор самой большой на Дальнем Востоке программы социальной поддержки населения – персона Владимира Николаева всегда находится в центре внимания политиков, журналистов, политтехнологов и прочих "экспертов"дал интервью корреспонеднту ЕНВ.

- Владимир, давайте начнем с начала, с вашей юности. Расскажите, с чего начинался ваш путь?

О своем детстве я вам уже рассказывал: воспитание, спорт, физико-математическая школа. В 18 лет я принял решение пойти учиться в Дальрыбвтузе. По распределению попал в рыбодобывающую компанию ТУРНИФ и мне кажется, это было поворотное событие в моей жизни. Я остался там работать, а впоследствии пришлось и принимать участие в управлении компанией. Это была настоящая школа жизни – наследство наших предшественников, которые находились у власти. Разваленные предприятия, болтовня политиков вместо реальных дел. Нашему поколению досталось разрушенное государство, безработица, дефолты, отчаяние в глазах родителей – все, что они строили так много лет рухнуло в один день. ТУРНИФ, как и многие другие предприятия был развален, суда стояли размороженные на причальных стенках и наша задача состояла в том, чтобы на руинах Советского Союза строить новое государство, новую экономику. 

- Это как раз были девяностые годы, верно?

Это сложное время испытания всех жителей страны (а особенно тех, кто был в бизнесе) научило меня тому, что сегодня называют "антикризисным управлением". Возрождать предприятия после банкротства, договариваться, держать слово и при этом не испачкать руки в грязи.  Поэтому я уважаю тех, кто прошел эти годы с честью, достоинством и именно такие люди сегодня эффективно работают.  Хотя тогда я видел как жили некоторые другие: подставляя, обманывая людей и партнеров по бизнесу.

На самом деле я рад, что девяностые вообще были – развал социализма, время перемен. Пережить такие времена всегда не просто, но ведь на наших глазах строилась новая Россия. Вот вы что выбрали бы: чтобы не было девяностых? Чтобы мы остались при социализме? Давайте вспомним историю, как сильна была Россия до 17 года, с крепким рублем, четкой политикой. И сегодня мы снова идем вперед, укрепляя позиции. Конечно, жаль, что Советский союз распался на множество стран,  и некоторые из которых сейчас занимают агрессивную позицию в отношении России. Но мне приятно, что у нас культура, музыка, искусство едины и я всегда с большим удовольствием поддерживаю культурные мероприятия, которые объединяют наши страны. Мы живем настоящим. России нужно было пройти этап перестройки и сегодня мы должны смотреть вперед, а не возвращаться к вопросам прошлого.

Как бы кто не говорил о девяностых, я благодарен судьбе за то, что жил в это время, и жил порядочно.

- Но именно тем, что вы жили в девяностых, вас сегодня пытаются попрекнуть некоторые политики?

А в каких годах тогда они жили? Это старая песня.  Когда нечего сказать о людях, которые работают, добиваются успеха, восстанавливают страну из пепла, что остается? Конечно, полить грязью и сказать что это "сомнительные люди девяностых". А если не получается и грязью облить – то искусственно помещают в девяностые. Мы все жили в это время и все прекрасно знаем, какие тяжелые времена были. И сегодня, кстати, не легче.

Когда  в 2004 году я шел на выборы с реальными делами, с огромной поддержкой владивостокцев, на черный пиар против меня тратили миллионы долларов, в каждый почтовый ящик города закидывали грязные листовки! Тогда и появилась эти выдумки о девяностых. Мне пришлось направлять запросы во все правоохранительные органы и они дали официальные заключения о том, что связи с криминалом нет ни у меня, ни у моего предприятия.  Мало того, дважды мы подавали в суд на СМИ и выигрывали иски о клевете.

То есть на что опирались эти черные пиарщики: определенный оперативник, получив заказ, сочинил писанину бездоказательную, и ей стали оперировать. И за это, кстати, очень хорошо платят. К сожалению, это часто практикуется в России. Но факты где? Их нет. Мы неоднократно общались и с полномочным представителем президента Константином Борисовичем Пуликовским, и с администрацией президента встречались, они хотели посмотреть на "страшного человека". Даже Шойгу прилетел во Владивосток, и ему умудрились этого бреда наговорить. Но мудрость Сергея Кужугетовича состояла в том, что он пригласил меня на встречу, мы поговорили и он все понял. И я хочу сказать, что такие личные встречи дали большие результаты. Все понимали – это черные технологии и заказ от тех, кто не хотел изменений в городе. Вся эта писанина была лишь для того, чтобы убрать конкурента и расчистить себе дорогу, дальше оставаясь у власти, добивать город до конца.

О "бурной молодости" и мужских качествах.

- Пуликовский в свое время сказал, что  "у Николаева была бурная молодость. Он своему сопернику нанес увечья в достойной схватке". Что вы скажете по этому поводу?

Я не могу комментировать слова Пуликовского.  Но мне не раз приходилось защищать свою честь и достоинство, защищать тех, кто в этом нуждался.  Когда в 97 году на моих глазах унижали, оскорбляли спортсменов, детей и даже женщин выгоняли из спортзала в "Олимпийце", у меня не было другого выхода, кроме как защитить их. Иначе бы бокса, как олимпийского вида спорта, не было бы в центральных залах спорткомплекса. Мне пришлось встать на защиту людей, даже суд был по этому поводу. Но мне было важно, что председатель спорткомитета Чикин пришел в суд и признал, что он провоцировал, вел себя агрессивно и несправедливо. Если бы в моей биографии были те факты, которые мне приписывали, я бы не смог избраться ни депутатом, ни мэром Владивостока. Ведь люди меня выбрали за реальные дела, за мои мужские качества в том числе. Я всегда выполняю задачи, которые ставит мне жизнь.

Она нас конечно бьет, мы меняемся, видя свои ошибки. Учимся прощать, а это приходит с возрастом. Но я всегда был настоящим. Надежность – для меня это основной постулат в человеке. А в этом слове и порядочность, и чистота отношения к другим, и способность ценить людей.

Я встречал много людей, в том числе и с "чистой биографией". Именно они обманывали, подставляли, бросали друзей, семью, испугавшись трудностей. А те, кто чего-то добились в жизни – они всегда с непростой судьбой.

- А как вы относитесь к тому, что эту сказку периодически мусолят?

Её мусолят или по незнанию, или по предвзятому отношению. У нас много политиков с языком без костей, они пытаются провоцировать. Я сегодня вижу изречения некоторых наших сенаторов, которые, кроме как бредовыми, никак назвать не могу. Вы только вдумайтесь, что они говорят… Что на их почтовый адрес приходят благодарности от людей, адресованные Николаеву. И они, сенаторы, возмущены и говорят "какое безобразие". Понимаете, какой бред? А кого людям благодарить? Тех, кто ничего не делает? Уже скатились до того, что обсуждаете и осуждаете людей, которые искренне благодарят за то, что о них заботятся. Если сами ничего не сделали, ни парков, ни набережных, ни стадионов не построили, то лучше бы помолчать.

Когда я был мэром, эти сенаторы частенько захаживали ко мне в кабинет. С уважением, с дружественным настроем, поддерживали мою работу. А ведь именно они были у власти во время развала страны, в те самые девяностые, которые их возмущают. Я поражаюсь лицемерию таких людей. Они позицию меняют, так же часто, как и партии: сегодня КПРФ, завтра "Справедливая Россия", послезавтра в какую партию пойдут? Я уверен, такими высказываниями они лишь выполняют поручения как солдаты, только сами себя обезличивают, а может и обезличивать нечего.

Всегда есть люди в окружении первых лиц, которые несут необъективные, часто провокационные и недостоверные сведения. Иногда слышу – ну такой бред откровенный! Многое зависит от мудрости первых лиц. Но я всегда помогал и буду помогать Приморью, делами, знаниями, опытом. Я никогда не стремился участвовать в каких-то выборах, быть во власти, и не нахожусь в ней. В свою очередь, я всегда готов помогать кому это необходимо, чтобы жизнь в Приморье и Владивостоке становилась комфортнее. И я это делаю. Для меня важно развивать и город, и наш край, и Россию. Я не много видел людей, которые помогли бы семье героя России, приморца, летчика Олега Пешкова, погибшего в Сирии. Те, кто должен это делать, отмолчались. А мы помогли, выделив им миллион рублей, поддерживая страну, поддерживая президента.  Мы будем бороться с бедностью, с проблемами края и страны. К сожалению, но только своими силами.

Об отношениях с губернаторами, уволенных чиновниках и методиках управления городом.

- Кстати, а как складывались отношения с предыдущим губернатором?

По-рабочему. Конечно, нужно отделять личные отношения и рабочие. Конфликт интересов независимо от имен губернаторов и мэров, уже заложен в бюджетные отношения. Доходная часть Приморского края на 60% связана с экономикой города. Конечно, в таком случае мэр хочет получать больше преференций городу от края – дороги, сфера ЖКХ. Поэтому наши рабочие отношения были не простыми. В любом случае, помню о поддержке Сергея Михайловича на этапе выборов. Я никогда не опускался до противостояния между городом и краем, и тем более личного. Но всегда есть люди, которые раскочегаривают конфликт и руки на нем потирают. В итоге – что сделано, то сделано, я никогда зла не держал. Где сам был не прав всегда извинялся, а если прав – то скажу всё в глаза. Только так, честно, открыто можно прийти к компромиссу, а не втыкать кинжалы в спину.

Понятно, что фабрикации в мой адрес не красили белый дом. Вменяли мне в вину  перелеты за муниципальные деньги, тиражировали во всех газетах. А когда увидели, что это все заказ и обвинения сняты – как-то замолчали разом все СМИ.  Но даже такой чистой воды оговор и заказ – это тоже показатель высокой оценки моей работы.

Я хорошо помню, что работа в администрации в ваше время кипела.

Я никогда не был махровым чиновником, и впервые попал в исполнительную власть. Я пришел в мэрию из бизнеса, и для меня город был как большой организм, состоящий из предприятий, и каждое  со своей экономикой, кадровой политикой. Управление городом – это не только менеджмент, но и четкое понимание финансовой и кадровой политики. Бюджет должен быть выстроен так, чтобы не было провалов и финансовых дыр.

Мне удалось собрать сильную команду – тех, на кого можно положиться. Эти ребята достойно работали, показали хорошие результаты. Я рад, что воспитанные нами, прошедшие школу, сегодня работают в администрации Приморского края, в бизнесе, а кто-то по-прежнему с нами. 

Как только заступил на пост, пришлось уволить большое количество чиновников, на самом деле, еще и бесполезных. Таким образом мы сразу же сэкономили 300 миллионов в бюджете Владивостока и запустили всем известные социальные программы. Причем сделали это договорившись с думой, и даже с её, как сегодня принято говорить, оппозиционными депутатами. И это очень важно, что несмотря на разные политические взгляды, мы сплотились для того, чтобы вывести город из банкротства.

Еще один пример – ставки на аренду муниципальной недвижимости равнялись одному доллару. Их брали в аренду за доллар и пересдавали за тридцать. Разница шла в карман чиновников. Представляете, какой это поток денег? Именно поэтому я предложил поднять ставки в среднем до десяти долларов (около 300 рублей). И те, кто до этого играл в политику, увидел реальный результат. Что нужно уйти от популистских решений и сделать каждое действие экономически целесообразным. Но без перегибов, так как на рынке цена была все равно в два раза выше.  Впервые был принят и бюджет, план вывода из кризиса города, генеральный план Владивостока, который и сегодня работает.

- Наверняка это не понравилось тем, кто привык зарабатывать на взятках?

Я не отслеживал, кому понравилось, а кому – нет.  Но совершенно точно не понравилось тем, кто жил в мутной воде, не видно было куда деньги идут. Мне пришлось перестраивать все финансовые структуры. Прозрачная отчетность, каждое движение финансов стало возможным отследить. Город начал развиваться.

Мне приятно и важно, что высокая оценка нашей работы была дана людьми на выборах,  когда проходило голосование за будущих депутатов Законодательного собрания. Нам удалось достичь очень достойных результатов по Владивостоку – за год степень доверия к власти выросла с 18 до 42%. Ведь люди голосовали прежде всего за исполнительную, действующую власть. Напомню, в 2016 году во Владивостоке показатель был  29%.

Даже Пуликовский раньше говорил, не скрывая, что Владивосток – его головная боль: бюджета нет, генплана нет, постоянные судебные скандалы за землю, бизнес. И когда такой уважаемый совет при полпреде дал высочайшую оценку нашей работе, тому, что мы не просто изменили ситуацию, но и направили ее в нужное русло развития, для меня это было не только приятно, но и важно.

Наверное, еще один из самых запоминающихся моментов в моей жизни, это когда в Администрацию Президента пригласили  мэров крупнейших городов России. Большинство из них с огромным опытом за плечами, многомиллиардными бюджетами, и я, тридцатилетний мэр, который только год назад приступил к работе.  Так вот у них степень доверия к власти скатилась с 45-50 % до 30%. Они жаловались, что нет финансовой поддержки, оттого и результаты такие. И тогда Борис Грызлов и  Владислав Сурков сказали: "А где мэр Владивостока? Пусть встанет.  Посмотрите, как Владимир Николаев поднял доверие жителей города больше, чем в два раза. Без финансовой поддержки Кремля". Это было очень волнительно и конечно такая высочайшая оценка – это еще и большая ответственность.

- Сегодня фраза "сделать выборы" имеет совсем другой оттенок. 

Вы абсолютно правы. Это две разные вещи – провести выборы честно через доверие граждан или сделать результат технологически. А ведь тогда борьба была побольше.  Желающих пойти во власть сегодня в разы меньше. Инициатива у людей фактически сведена к минимуму. Даже многие бизнесмены в большей степени не хотят развивать бизнес. За любую, даже маленькую ошибку государство строго накажет. Понять предпринимателя можно: он зарабатывает, рискует, но он же развивает ту или иную сферу, а значит приносит пользу стране. Конечно, ему свойственно ошибаться и когда государство в лице чиновников, наделенных той самой  административной дубиной, бьет по голове, тогда и пропадает желание развивать бизнес. А многие вообще его сворачивают. Нужно помогать, а не топить, тогда и будет развитие. Нужны в госструктурах человечные, понимающие люди, а не махровые чиновники, что после них хоть потоп. Мы видим, как давят бизнес. Сегодня это  подтверждается массовыми  фактами злоупотребления чиновниками должностных полномочий. 

Вы только вдумайтесь: за три года 55 тысяч предприятий ушли с рынка России. Мы теряем экономику, мы теряем развитие страны.  

Это все звенья одной цепи – как поддерживает власть людей, предпринимателей, так они и реагируют на выборах. И мы видим, чем меньше явка, тем меньше доверие. А сегодня она оставляет желать лучшего. Я никогда не боялся проблем, шел вперед, выходил к людям, даже если это был вопрос не моей компетенции. Ведь не дай Бог настанет момент, когда люди взорвутся – пойдут на митинги, марши. Чтобы этого не произошло, нужно поддерживать и развивать город, край, страну.

О решении транспортных проблем, неэффективном бюджете, чиновничьей паранойе и гонении бизнеса.

- Нужно договариваться в первую очередь?

Конечно. Приведу такой пример. За одним столом в администрации города я собрал руководителей транспортных компаний. Мы договорились, что я не допущу более дани с автобусников, снятия их с маршрутов и подобного беспредела. Я открытым текстом сказал: еще раз узнаю, что кто-то вымогает деньги, если увижу факт взятки, если хоть один чиновник руками коснётся купюры, сразу же – увольнение и правоохранительные органы. А транспортники в свою очередь на сэкономленные деньги покупают автобусы, улучшают качество перевозок. Плюс делаем льготный проезд для школьников, инвалидов и бесплатный – для ветеранов.

Мы договорились. Автопарк начал обновляться, в городе заработала программа льготного проезда. Транспортники довольны, пассажиры тоже.

Что теперь? Льготы отменили. Закупили маны, поставили на маршруты. Дело хорошее,  но маршруты-то забрали у частников. Прибрежное сообщение убили. Мосты ведь до конца проблему не решили, люди по-прежнему не могут добираться в город, дорог нормальных нет. Всегда должна быть альтернатива.

Возьмём любые другие сферы: стадионы, дворики. Их постепенно свели на нет. Их сегодня мы строим – частный фонд, а должна администрация города вместе с Думой.  Куда теперь идут неэффективно завышенные бюджетные вложения? Бордюры перекладывают? Щебенку закупают? 

Или другой пример. Когда я занимался бизнесом, мы приобрели заброшенный яхт-клуб с разваленными пирсами. Когда пошел во власть, что-то передал родственникам, что-то продал друзьям. Так нужно по закону. В яхт-клубе построили новые пирсы, понтоны, дали ему вторую жизнь. Что видим сегодня? Постоянное вредительство чиновников, вставляют палки в колеса на всех уровнях. Уже опустились до того, что перегородили блоками набережную. Их поставили, чтобы люди не смогли пройти в кафе и яхт-клуб. По набережной теперь ходить невозможно. Вы же не только людям не даете гулять, но и предпринимателям развиваться. Чиновники вместо того, чтобы помогать предприятиям, которые платят в бюджет миллионы, просто вредят. Это уже какая-то паранойя.

Или возьмем строительный бизнес. Раньше мы не допускали, чтобы стройки закрывались, чтобы инвесторы уходили из региона, старались помогать и поддерживать. Что мы видим сегодня? Стройки заморожены. Здание на Тигровой – уже построенное, с чистыми документами стоит недостроем. Потому что в доме напротив живут чиновники высшего ранга и им оно мешает.  Вот и вставляют палки в колеса застройщику всеми способами: трижды власть дает разрешение на строительство и трижды его отменяет.  Это выжигание бизнеса и злоупотребление должностными полномочиями. Как при таком давлении развивать страну? Не уверен, что с учетом второго уровня санкций США, сегодня это правильная политика. Не должен наш край так развиваться. Жаль, что за этим стоят действующие чиновники во власти.

- А вообще, это сложно работать мэром?

В политике быть не легко – чем больше работаешь, чем лучше результаты, тем все равно не меньше спрашивают сверху.

Мы вывели Владивосток из банкротства. Я всегда буду помнить эти цифры: 2,5 млрд долгов и 2 млрд бюджета. Мы достигли результата 5 млрд дохода через полтора года. Восстанавливали город – в наследство нам достались разваленные набережные, дороги, стадионы. Кстати, сейчас бюджет города 11 млрд. При том, что программы в стагнации,  их закрыли одну за одной.

Вспоминаю, когда я только пришел на должность мэра и впереди было большое событие – празднование 9 мая.  Мемориал С-56 был развален, вечный огонь не горел, на разбитой брусчатке спотыкались первые лица. Я поставил задачу за полтора месяца отреставрировать монумент. Он не был в ведении города, а принадлежал флоту. И денег бюджетных не было, поэтому я привлек бизнес: тех, кому  мы помогали развиваться, попросил поучаствовать в жизни города.  И когда в праздничный день на церемонии возложения цветов Сергей Борисович Иванов, которого я уважаю, как человека, повернулся к командующему Виктору Дмитриевичу Федорову и спросил:"кто сделал монумент, вы?", тот ответил – это мэр.  На следующий день Иванов вручил мне свои именные часы в знак благодарности. Для меня это тоже не маловажная оценка.  А что сегодня? Ни бесплатного проезда  на транспорте, ни детских площадок, ни поддержки бюджетников, ни строительства стадионов. Я люблю Владивосток, я здесь родился и вырос. Поэтому мы и создали фонд, чтобы вернуть нашему городу социальные программы пусть и на другом уровне, на личном энтузиазме и финансировании.

О "блоке" на праймериз, скамейке запасных и прогнозах на выборы.

- На предварительное голосовании "Единой России" заявились ваши сподвижники, те, кто вместе с вами реализует программы, но решили не участвовать. Соцопросы показывают, что люди готовы голосовать за команду Николаева, и если ей не дают участия,  то пойдут за другие партии.

Общественный совет нашей программы "Приморью – достойную жизнь" объединяет десятки людей: достойных, порядочных, успешных, любящих родной край. И когда некоторые из них решили попробовать свои силы в предварительном голосовании "Единой России" понеслось: блоки, группировки, темные личности. И причем о ком говорили: о почетном работнике рыбной промышленности Владимире Леонове; или Олеге Матусевиче, директоре санатория "Амурский залив", который лечит тысячи бюджетников ежегодно; о Дарье Райчук, которую знают в каждом дворе с нашими программами; тренерах детского спортивного клуба Владимире Устинове и Александре Чересе, которые многие годы тренируют детей бесплатно и  растят чемпионов. Ряд других заслуженных общественных деятелей. Они хотели попробовать себя, перенести свою нужную, социально значимую работу на уровень городской думы. И сразу же столкнулись с такой грязью.

Я понимаю, почему такие достойные люди приняли личное решение не участвовать в праймериз. Это большая потеря для "Единой России". Без сомнения, доверие к ним людей привело бы к  победе с сокрушительным результатом и усилило результат партии на выборах. За каждым стоят десятки тысяч людей, которые поддерживают их деятельность. Эти люди сегодня не участвуют в выборах, а значит избиратели во многом пойдут не за "Единую Россию", а за КПРФ, ЛДПР и протестно настроенные партии. Очень жаль, но это так. Но в любом случае, конечно владивостокцам нужно идти на выборы и отдавать свои голоса за достойных кандидатов. Нужно понимать, что мы выбираем ту Думу, которая определит дальнейшее будущее Владивостока, выберет нового сити-менеджера. Нельзя оставаться в стороне, это действительно важное решение для нашего города.

- А вам не кажется, что общественникам специально создавали условия, чтобы они не участвовали в праймериз и на выборах в гордуму пошли в протест?

Я не исключаю такой вариант. Скорее всего расчёт был на это. Но мы никогда не были протестными. И я никогда не стану на другую сторону. Я всегда поддерживал свою страну и тот строй, который есть. Мы должны двигаться в одном направлении. Так что даже если и был такой расчет, то он провальный.

Вижу, что многие пытаются теперь воспользоваться этим вакуумом, приписать себе отношения со мной, наши электоральные позиции, говоря, что они идут от Николаева. Во-первых, от меня никто не идет, а если и будут кандидаты, я их лично поддержу и озвучу.

Если мы хотим выбрать достойных и сильных, то нужно делать это честно и открыто. А если применять различные технологии, то это совершенно другая история, не наша.

Да таких кандидатов нужно уговаривать участвовать в выборах, а не делать безальтернативную ставку на других. Это моя точка зрения, но в любом случае я желаю удачи всем. Вы посмотрите, в выборах не участвуют лидеры общественного мнения, идут люди без опыта и электоральной позиции, действующие депутаты с минусовым показателем эффективности. С учетом того, что мы видим работу правоохранительных органов с чиновниками – результат будет соответствующий.

Я вижу, что сегодня есть те, кто очень не хочет объединения здравых сил Приморского края. Чтобы те, кто собирает разбросанные камни, не смогли вместе развивать и укреплять край. Эти люди делают всё для того, что ослабить позиции Приморья, в том числе и снижением результатов выборов в гордуму. Видимо многие хотят разрозненности в крае, а значит и плохой результат на выборах, который ударит по администрации Приморского края.

Слава Богу, мы видим высокую степень доверия к нашим программам. И мы могли бы объединить наши силы с теми, кто в этом заинтересован. А сегодня мы как в хоккее, сидим на скамье запасных. Но мы никогда не навязываемся, поэтому я и моя команда будем самостоятельно продолжать наши программы.

О работе фонда, объединении приморцев и запретах в "обслуживающих" СМИ.

- Почему же сегодня этим занимается не власть, а ваш частный фонд?

Это важно для меня – продолжать наши программы социальной поддержки. 18 лет назад, когда мы еще в ТУРНИФе начали реализацию доступной рыбы для ветеранов, я и предположить не мог, что это выльется в такой масштабный и важный для меня проект. Сегодня наши программы в рамках благотворительного фонда – это  живой организм, который постоянно растёт, развивается, добавляются новые задачи, новые  запросы от жителей края. Все наши программы востребованы. Ведь по сути мы делаем то, что должны делать чиновники – снижаем в три раза цену на рыбопродукцию, устанавливаем детские площадки (их уже 900), заботимся о наших врачах, учителях, нянечках – оздоравливаем и даем возможность отдохнуть (их съездило уже 20 тысяч!), проводим крупные спортивные мероприятия, поддерживаем творческую, активную молодежь, строим большой спортивный комплекс для горожан, возрождаем спортивные секции, очищаем придомовые территории, парки, пляжи и многое другое. Все это – работа одного частного фонда, программы "Приморью – достойную жизнь", всех тех, кто работает с нами. Не за деньги – это их позиция и патриотизм.

Большой общественный совет, спортивный совет, молодежный совет – они не просто работают, а приносят видимый результат. Вдумайтесь в эти цифры: 300 тысяч человек ежегодно получают поддержку нашего фонда, это каждый третий житель Приморья.

Нам впервые удалось объединить все спортивные федерации края на базе "Арены спорта" - бывшего спорткомплекса ДВГТУ, который был куплен для того, чтобы создать  современный спортцентр, где смогут заниматься горожане в том числе и бесплатно. Каждый месяц представители спортфедераций собираются за круглым столом и обсуждают предстоящие мероприятия. При этом никто не пытается перетянуть одеяло на себя. Ребята увидели, что вместе могут  проводить самые разные форматы соревнований, пропагандировать спорт, развивать его, делать доступным.

То же самое с молодежным советом: волонтеры, танцоры, квнщики, студенты. У них же идей миллион, энергии – море, а куда ее направить не знают. Мы подсказываем, помогаем, штурмуем вместе и в итоге – получаются классные проекты для целого края.

Ну а наш общественный совет – это уважаемые старожилы  Владивостока. Все решения мы принимаем опираясь на мнение членов совета.  Это сотни людей – заслуженные учителя, ветераны, почетные жители Владивостока, члены общественных организаций, которые искренне любят наш город и, кстати, энергии у них не меньше, чем у молодежи. Они и парки с нами убирают, и за детишек на дворовых чемпионатах болеют, и места для новых программ отбирают.

Наш фонд сегодня – это неотъемлемая часть Приморья. Здесь кипит жизнь, здесь помогают каждому. Теперь "Приморью – достойную жизнь" это не просто единомышленники и коллеги, это большой круг друзей, которые заботятся друг о друге и о родном крае.

- Деятельность фонда ВВН видна скорее на улицах, чем в СМИ. Вы принципиально отказались от информационной поддержки или это не ваша инициатива?

Приморские средства массовой информации мне напоминают одесскую тетушку, которая сдает квартиру. За рубль – пожить даст, за два – обстирает, а за три – вообще все включено, но это уже семья. Только квартиранты постоянно меняются. СМИ должны работать со всеми независимо, и, прежде всего, государственные. Просим сделать телевизионный сюжет на краевом канале – нельзя, якобы времени эфирного нет. Но мы понимаем, что это совет свыше. Хотим в газете анонс разместить мероприятия нужного, некоммерческого – запрет. Как будто наши программы не нужны людям. Ну смешно же, ведь мы не враги. Мы всегда были теми, кто поддерживает развитие нашей страны.

А ведь программы фонда распространяются на сотни тысяч людей. И даже некоторые журналисты в них участвуют, поддерживают. Но только тот, кто беспристрастен, может написать о том, что видит. Политика и политики меняются, а программе "Приморью – достойную жизнь" уже скоро 20 лет.

Об эффективном управлении, жизненных ошибках и людях с "белой биографией".

- Для того, чтобы такая масштабная программа жила столько лет, наверное приходится работать чуть ли не круглосуточно?

Работы действительно много.Ввиду многих обстоятельств большая часть времени проходит в перелетах, но каждый день обязательно две тренировки: утром и вечером. Если есть бассейн, то стараюсь плавать, если его нет – то пробежка. Вечером уже силовые тренировки.  А все что между ними – это жизнь: воспитание детей, бизнес, развитие Приморья, России. У меня нет никаких стран, кроме одной. Я являюсь гражданином своей России. И это не просто паспорт, а реальные программы, которые, надеюсь, видят все.

Большую часть дня я провожу за работой. Я придерживаюсь правила руководства с одного стола. Несмотря на то, что со мной работает сильная, профессиональная команда, я ни на секунду не выключаюсь из процесса. Для меня важно знать, чем живет наш рабочий организм. Какие проблемы нужно оперативно решать, что планировать. Я всегда выслушиваю все точки зрения, решения принимаю сам. Но во многих случаях я даю людям право принимать решение самостоятельно и отвечать за него.

Поэтому зачастую и спать приходится ложиться поздно – разница во времени иногда огромная. Но независимо от того, где я, наш фонд работает ежедневно. Это механизм, состоящий из большого количества людей. Но чтобы все хорошо работало, нужно держать процесс на личном контроле. Мой подход дал большой результат в мэрии. Полдня я работал над стратегией в кабинете, вторую половину ездил по городу  и лично проверял качество и темпы реализации задач: больницы, стадионы, набережные.

- Но ведь и ошибки тоже случаются?

Конечно, я совершал ошибки в своей жизни, в некоторых случаях доверившись тем людям, которые меня подвели. Это самое обидное – когда доверяешь, а тебя подводят. Еще одна ошибка – принимаешь решения, не зная людей. Я следую четкому правилу: не формировать свое мнение о людях, не видя их самих, а опираясь на третьих лиц. Поэтому если кто-то говорит обо мне, не будучи знакомым со мной лично, то просто вводит в заблуждение остальных. Как можно судить, не зная человека? Я думаю, что тем, кто постоянно обсуждает меня, следуют посмотреть в свою "белую" биографию и такие же "чистые" биографии своего окружения.

О личной жизни, боли о Владивостоке и общении с приморцами.

- Давайте поговорим о более личных вещах. Расскажите о вашей семье?

Жена моего темпа давно не выдержала, потому я и холост (смеется). Двое сыновей живут со мной, я воспитываю их сам. Мы решили, что так будет лучше. Это конечно нестандартная история, но я этому рад. Мальчики учатся, развиваются, занимаются спортом, изучают испанский, английский языки. Им очень нравятся и наши программы. Старший – Ярослав, ему 16 лет, активно участвует в работе фонда. Вступил в молодежный совет, на субботники постоянно выезжает, вот пляж на Шаморе недавно убирали, тренируется в "Патриоте".  Это не мои наставления, это его позиция, ему интересно помогать работе фонда. Он там и друзей новых нашёл, единомышленников.

Второму сыну Архипу 9 лет. Пока не время открывать его жизнь, но он уже достойный маленький мужчина.

Я не люблю афишировать свою личную жизнь, но и скрывать мне тоже нечего. Я ничем не отличаюсь от остальных людей, разве что темп  работы насыщенный.

- Владивостоку повезло иметь такого жителя!

Этот город всегда в моем сердце, каждую минуту! Там близкие друзья, там мои корни, там покоится мой отец.  Я всегда на связи и в личном участии в программах, и со своими и старыми знакомыми, и с теми, кто  работает в наших программах. Разное слышу, но много боли о городе, о происходящем как в бизнесе, так и в обычной жизни. Но все же я смотрю в будущее с оптимизмом, мы делаем все, чтобы владивостокцы чувствовали нашу помощь и поддержку.

Объем обращений и заявок огромный. Не отнекиваемся, не забываем ни о ком. В этом году только по программе "Мой дворик" уже поступило 160 обращений. Хотя успеваем устанавливать по 20-30 детских площадок в год. Я благодарен предпринимателям, частным компаниям за участие в наших программах. У нас нет государственной поддержки, тех возможностей, которые есть у тех, кто должен этим заниматься.

Мы всех помним и знаем тех, кто обращается к нам за помощью. Многое сделано, многое еще предстоит сделать.  Я уверен, жители нашего города должны жить в достойных условиях. Владивосток нужно развивать, открывать для бизнеса, и тогда бюджет будет наполнен – а это возможность для роста и  развития нашего города. Этим я и занимаюсь каждый день.

Метки: бизнес, мэр

 

Другие новости рубрики

Александр Вялков: Объединение с ВТБ никак не отразится на обслуживании наших клиентовАлександр Вялков: Объединение с ВТБ никак не отразится на обслуживании наших клиентов
вчера, 15:40
Юридическое присоединение ВТБ24 к ВТБ произойдет в январе 2018 года
Ольга Безносенко: Серебро по праву можно назвать "вечным украшением"Ольга Безносенко: Серебро по праву можно назвать "вечным украшением"
11 сентября 2017, 21:40 1
Руководитель ювелирной компании Amorosa – о моде, тенденциях и новых для России украшениях
Виктор Помелов: Дальний Восток России представляется нашим партнёрам "неразделённым пирогом"Виктор Помелов: Дальний Восток России представляется нашим партнёрам "неразделённым пирогом"
07 сентября 2017, 14:00
О том, что мешает привлекать прямые инвестиции и как необходимо выстраивать правовой режим в ДФО рассказал эксперт

Последние новости

В ЦСИ "Заря" открылась выставка "К Востоку прилагается Запад или к дивану прилагается хвост"В ЦСИ "Заря" открылась выставка "К Востоку прилагается Запад или к дивану прилагается хвост"
сегодня, 14:30
Выставка дуэта "ЕлиКука" является адаптацией произведений авторов и мировых шедевров под культурный контекст Владивостока
В КНДР произошло небольшое землетрясениеВ КНДР произошло небольшое землетрясение
сегодня, 13:50
Его причины еще устанавливаются
День тигра отпраздновали во Владивостоке, праздничные мероприятия продолжатся в воскресеньеДень тигра отпраздновали во Владивостоке, праздничные мероприятия продолжатся в воскресенье
вчера, 23:40
Мероприятия продолжались до темна и собрали рекордное количество горожан и гостей города