62,17 ↑ 100 JPY
93,68 ↓ 10 CNY
66,00 ↑ USD
54,48 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+18° ветер 2 м/c
EN
19 августа
Понедельник

Общество

Сергей Соловьев показал на кинофестивале "Меридианы Тихого" будущий хит киносезона – фильм "Ке-ды"

Фото: ЕНВ
Сергей Соловьев показал на кинофестивале "Меридианы Тихого" будущий хит киносезона – фильм "Ке-ды"

Кинокартину ждет зрительский успех и из-за молодежной, что называется, темы, и из-за безошибочной ставки на музыку и видеоряд Басты

Знаменитый режиссер Сергей Соловьев признался, что не потратил ни копейки бюджетных денег на свой новый фильм, сообщает ЕНВ.

Вчера в кинотеатре "Океан" состоялся показ нового фильма народного артиста России Сергея Соловьева с неслучайным, видимо, название "Ке-ды". Это с одной стороны - экранизация рассказа "Paradise found", принадлежащего перу известного прозаика Андрея Геласимова, и написавшего сценарий фильмы. С другой – попытка маститого мэтра объять необъятное, совместив в черно-белой по сути ленте насколько посылов – от признательности советским киноклассикам до прямых цитат из их киноработ на фоне немудрящей по сути, житейской истории мужания современного юноши.

Накануне призыва в армию 18-летний севастополец - молодой человек Саша по прозвищу "Джаггер" из-за исключительного внешнего сходства с рок-звездой прошлого еще века - решает потратить наличность на модные кеды. Случайным образом несостоявшаяся покупка знакомит его с красавицей Амирой, которая как бы на прощание Саши с "гражданкой" проводит с ним ночь. Попутно выясняется, что вполне в духе современности у 25-летней девушки есть уже девятилетний сын Митя, который живет у матери Амиры и страдает аутизмом и еще каким-то психическим заболеванием. Амира просит Джаггера и его приятеля о услуге: помочь отвезти сына в детский дом. Заодно зритель знакомится с отлавливающим уклонистов от армии майором – его великолепно демонстрирует во всей красе погон и нашивок рэпер Баста.

В своем интервью СМИ накануне предпремьерного показа Сергей Соловьев рассказал о новом фильме; хотя что тут рассказывать, как говорится в кинотусовке, что Соловьев не снимет – все получается "АССА".

"Я довольно много читаю. Почти всегда по чьим-то рекомендациям. И почти всегда эти рекомендации себя не оправдывают. Конечно, я читал все нашумевшие, модные романы, но они, увы, большей частью производили на меня впечатление фуфла. В некоторых случаях талантливого, но все-таки фуфла. Здесь надо заметить, что начинал я работать в нашем кино еще в те времена, когда со своими произведениями к читателям выходили выдающиеся писатели Юрий Казаков, Юрий Трифонов, Виктор Астафьев, мастера "деревенской прозы". Это были фундаментальные сочинения на превосходнейшем русском языке. Так что мое знакомство с современной литературой только укрепляло меня в убеждении, что, за редкими исключениями, такой прозы сегодня просто нет. И тут в журнале "Сноб" я наткнулся на рассказ Андрея Геласимова. Это даже не рассказ, а такой вроде блогерский дневник. И это интерактивное блогерство по какой-то неизвестной причине прочно засело мне в голову" - рассказал Сергей Соловьев.

Ничего особенного я там не нашел. Как на духу: рассказ про кеды. Ну, буквально про кеды. Парень уходит в армию и страшно переживает по незначительному вроде бы поводу. Он хочет купить себе кеды, но если он идет в армию, то, спрашивается, зачем ему кеды? А с другой стороны, ему очень хочется купить кеды. Из армии его никто ждать не будет, а так у него появится внутренняя мотивация: он несет службу, а дома его ждут кеды. Все, больше ничего в рассказе нет и искать не надо. Но при этом в нем есть живое и подлинное ощущение сегодняшней жизни.

В Мминистерство культуры с этим, согласитесь, не пойдешь, не скажешь: очень, мол, хочу снять кино про кеды. Неровен час, меня навсегда запретят пускать на порог минкульта, как выжившего по возрасту из ума. Пойти в Фонд кино тоже не альтернатива — там в цене патриотические блокбастеры, а у меня фильм про кеды. И вдобавок этот сюжет почти ничего не стоит. Ну, чего-то, конечно, стоит, но это смешные и весьма компрометирующие наш серьезный кинематограф деньги. Оказалось, что найти миллион миллионов, за которые у нас сегодня часто снимают кино, значительно легче, нежели 3 рубля 24 копейки, потребные для реализации этой "обувной дребедени". Про миллионы триллионов с тобой еще могут начать разговаривать, а 3 рубля 24 копейки — разговор не серьезный. Никто не хочет даже просто 24 копейки дать. Ясно, что режиссер с такими мизерными запросами — человек спятивший.

В этой тупиковой ситуации я случайно нарвался на один фонд. Фонд не богатый, но там работают нормальные, вменяемые люди. Ровно через неделю мне перезвонили: "Давайте сделаем кино!". Поскольку в Москве уже стояла осень, временами сыпал снежок, а действие фильма происходит летом, мы рванули в Севастополь. И очень быстро за небольшие деньги сняли кино.

Это грандиозное заблуждение, что хорошее кино можно снять только за большое бабло. Мейерхольд ведь как говорил: хороший спектакль — это дворец, построенный на острие булавки. И есть схожее кинематографическое высказывание на эту тему. Жан Люк Годар в 1962 году снял фильм "Жить своей жизнью" всего за 60 тысяч долларов. Тем не менее, это гениальное произведение искусства кино, погруженное в мировой художественный контекст, в котором с необыкновенной силой и страстью прослежена драма женской души. И это вдобавок сумасшедшей рентабельности проект — французы торгуют фильмом до сих пор. А у нас в инстанциях проект такого рода обсуждался бы до сих пор.

У меня на съемках сложились замечательные отношения со всеми участниками этой странной заварухи. Андрей Геласимов — тот просто сказал: "Снимайте как хотите. Я временами пересматриваю "Сто дней после детства", для меня это своего рода гарантия". Потом возник Баста. Он очень востребован, он невероятно популярен. В свое время я видел, как Виктор Цой общается с тысячами тысяч своих поклонников. Но и на этом впечатляющем фоне Баста не затеряется. Он произносит четыре слова своего рэпа — и стадионы стонут от счастья. Я пригласил Басту в Севастополь на три часа, чтобы снять его крупный план в крохотном эпизоде. Он приехал, снялся. Дело кончилось тем, что теперь он занят в половине картины — и как актер, и как поэт и музыкант — Баста написал для фильма саундтрек. Кроме того, в качестве продюсера он снял рекламный клип к нашей картине. Нам интересно вместе. Надеюсь, это надолго.

В искусстве есть одна-единственная качественная категория: это даже не ум и уж, конечно, не верность какой-то там правильной идеологии, а только талант. Геласимов — он на стороне таланта. Баста — на стороне таланта. Снявшиеся у меня молодые актеры Николай Суслов и Аглая Шиловская — на стороне таланта. Таня Друбич, которая сыграла в кино множество ролей, в том числе и Анну Каренину, в новом нашем фильме произносит всего одно слово: "Здрастьте", но и это "Здрасьте" — тоже на стороне таланта. Вот и все, что я могу сообщить об этом.

Меня как то просто спросили, на что похоже наше кино. Я стал соображать и додумался до того, что по мироощущению, по киноязыку, по отсутствию "великих идей" это похоже на фильм "Я шагаю по Москве". Досоображался и вот до чего. Где еще было полное отсутствие драматургии при ее незримом присутствии? Ага, в "Балладе о солдате". Какое там драматургическое содержание? Да тоже вроде никакого. Отпустили солдата с фронта на несколько дней домой, а он потратил драгоценное время не на себя, а на других. На два куска мыла, которые передал жене своего фронтового товарища. Вот и вся драматургия. Я, разумеется, не надеюсь создать шедевры такого уровня, иначе вы интервьюировали бы меня в психушке. Но когда я пытаюсь объяснить людям, на что отдаленно похоже наше кино, то на ум приходят эти выдающиеся фильмы — "Я шагаю по Москве" и "Баллада о солдате".

Практически весь фильм черно-белый: это все от моей любви к фотографии. Когда любишь фотографию, как люблю ее я, то интуитивно чувствуешь, что лучше всего подойдет для этого кадра, для этой композиции. Мы сняли наше кино в цвете, смотрели материал. В какой-то момент сработала интуиция, и я сказал замечательному оператору, ученику Вадима Юсова Тимофею Лобову: а ну-ка ткни пальцем кнопку, давай посмотрим то же самое в черно-белом варианте. Он ткнул, я смотрю: мама дорогая, это же смахивает чуть ли не на "Аталанту" Жана Виго. А до этого было довольно качественное изображение и не более того.

В ходе презентации кинокартины режиссер Сергей Соловьев – кстати, ровесник гостьи фестиваля "Меридианы Тихого" Жаклин Биссет, которой сегодня исполнилось уже 72 года – признался в давнем знакомстве с Владивостоком. Сергей Александрович родился в далеком 1944 году в Республике Коми, в семье офицера, которого после войны отправили служить в Северную Корею. Уезжала семья офицера к новому месту службы отца, когда сынишке исполнилось уже шесть лет, из Владивостока с железнодорожного вокзала, который, как признался Соловьев, тогда же навсегда запал в его душу.

Что касается самого фильма – по мнению ЕНВ кинокартину ждет зрительский успех и из-за молодежной, что называется, темы, и из-за безошибочной ставки на музыку и видеоряд Басты – рэпер нынче популярен у молодежи как Цой времен "АССЫ", и из-за правильно расставленных акцентов патриотзма. Великолепен Николай Суслов – первая роль, и какая! – в роли Саши, импонируют его явная непосредственность в кадре, проживание роли по настоящему. Хороша внучка сверхпопулярного когда-то актера Всеволода Шиловского Аглая в роли Амиры, шикарны, чессслово шикарны и даже целомудренны даже минуты ее ню в постели и купания в озере. Удачен выбор мальчика-аутиста на роль Мити, четко смонтированы кинопробеги героинь "Ке-ды" и "Летят журавли" за колонной призывников в новом фильме.


Наверх