57,03 ↑ 100 JPY
94,94 ↓ 10 CNY
63,79 ↑ USD
55,84 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+8° ветер 4 м/c
EN
24 апреля
Среда

Общество

Что лучше: жить с мамой алкоголичкой, быть изгоем или воспитываться в любящей приемной семье?

Фото: "Ежедневные новости Владивостока"
Что лучше: жить с мамой алкоголичкой, быть изгоем или воспитываться в любящей приемной семье?

В Приморье юристы и психологи оказывают бесплатную помощь в рамках проекта защиты прав усыновленных и опекаемых детей

В настоящее время резко повысился интерес к проблеме усыновления детей из детских домов. Рапортуют, что в минувшем году усыновили или взяли под опеку больше, чем в предыдущем, рассказывают о "Школах приемных родителей". С одной – это здорово. Ребенок не виноват, что оказался в трудной жизненной ситуации. Ему жизненно необходимы мама и папа. Если нет семьи, то нет и счастья. Кто- то, имея собственных детей, усыновляет из гуманных побуждений. У кого-то дети выросли, а родительские чувства еще не израсходованы. Бывают случаи, что ребенок погиб и необходимо заполнить душевную пустоту. Есть пары, не способные родить ребенка. И список мотивов, почему взрослые усыновляют или берут под опеку детей, продолжать можно до бесконечности. Но одного желания – взять ребенка недостаточно. За этим стоят долгие бессонные ночи, бесконечные хождения по кабинетам, многочисленные обследования, сбор справок, доказательства, что ты не маньяк и не маргинал, дикое желание обогреть, защитить того, к кому уже успел прикипеть сердцем. Корр. ЕНВ попытался узнать, с чем приходится сталкиваться людям, которые готовы сделать детей счастливыми, дать им кров, семью, любовь.

В 2015 году в Приморье 1 150 детей-сирот устроены в семьи. Из них 765 устроены под опеку, 157 – в приемную семью, 129 – усыновлены, 99 малышей возвращено в родные семьи. В региональном банке данных оставалось еще 3 028 детей, которые нуждаются в семье и ждут своих будущих родителей.

Приемные родители зачастую испытывают недостаток информации о позитивном опыте решения тех или иных вопросов в других приемных семьях. В непростых жизненных ситуациях им очень пригодилась бы моральная поддержка и личный пример других родителей. Не лишней будут помощь юристов и психологов.

Сейчас в Приморском крае реализуется проект "Защита прав семей с различными формами устройств детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей". В рамках этого проекта работает консультационный пункт, где оказывается бесплатная юридическая и психологическая помощь приемным, опекаемым семьям и детям, воспитывающимся в замещающих семьях.

С начала реализации этого проекта за 3,5 месяца за бесплатной юридической помощью обратилось около 20 человек. "В основном люди обращаются по вопросам льгот, которые положены при усыновлении или опекунстве. Есть вопросы и по краевому законодательству с получением субсидий по улучшению жилищных условий семьям, усыновившим детей или взявшим их под опеку. Закон есть, а вот механизм его реализации отсутствует. И если нет механизма, то куда людям идти со своими вопросами, какая структура занимается решением? Обращаются к нам", - рассказывает основные вопросы своих клиентов юрист и адвокат Елена Соловьева. Со своими бедами и проблемами обращались жители Владивостока, Надеждинского района, Артема, Находки, Спасска-Дальнего….

За этим коротким ответом скрываются истории, которые ранят душу, могут сделать ребенка несчастным, показывают несовершенство системы и т.д. И вот только некоторые из них.

История № 1. Владивосток. В обычной средней школе произошел конфликт. Повздорили 11-летний школьник и его одноклассница. Мальчик был в семье под опекой. Буквально на следующий день в школу "прилетел" разъяренный отец дочери и предъявил претензии к пацану, типа "неблагонадежный, тюрьма по тебе плачет, ты – будущий уголовник". Учительница, дабы не срывать урок, спокойно отпустила ученика в коридор для выяснения отношений с разгневанным папашей. В коридоре дело дошло до мордобоя. На виду у проходивших мимо учителей папа лупил ребенка головой об стенку, приговаривая, что его хоть и взяли в семью, но он все равно никому не нужен, и зачем место в жизни занимать. Не трудно догадаться, кто оказался сильнее, и кто пострадал в этой истории. Мальчик попал в больницу, у него диагностировано сотрясение мозга, возникли проблемы со зрением, появились фобии – ребенок стал бояться даже на улицу нос высовывать. Опекуны обратились в полицию о возбуждении уголовного дела, но им посоветовали идти на мировую.

"Здесь не побои, здесь был явно выражен нанесенный здоровью вред. Кода опекуны обратились к нам на консультацию, мы постарались учесть все варианты. Самый оптимальный – не мировое соглашение, а обращение в прокуратуру с предоставлением всех результатов экспертиз, медицинских справок и заключений. Сейчас проводится проверка относительно того, насколько правомерными были действия отца, насколько профессиональными били действия педагога. В этой истории явно выражено предвзятое отношение к детям усыновленным и опекаемым. На них сразу вешают "ярлык" - и школа, и полиция, и родители одноклассников. Но ведь если бы подобный конфликт (один другого толкнул, нет ни синяков, ни травм, ни порванной одежды) произошел между двумя школьниками из обычных семей, то вряд ли бы родители устроили бы такую расправу. Ждем решения от прокуратуры. В отношении отца-правдолюба может быть возбуждено уголовное дело. А мальчика перевели в другую школу", - рассказывает Елена Соловьева.

История № 2. Надеждинский район. Семья воспитывает двух малышек. Обе росли без родителей. Одну девчушку взяли в детдоме, а ее сестричку – из дома малютки. Малышки прижились в семьи, своих опекунов стали называть "мама" и "папа". Ты в свою очередь стали оформлять документы на усыновление. И как ором среди ясного неба, появилась родная мамаша этих девочек – 19-летняя маргиналка с грудным младенцем на руках. Родив первого ребенка в 15 лет, а буквально через 9 месяцев и второго, юная мамаша была ограничена в родительских правах. Это ее особо не тяготило, и она продолжала дальше устраивать свою жизнь. Родив третьего, непутевая мамаша решила восстановить свои материнские права и обратилась с иском в суд. Судья принял решение в пользу той, у которой нет жилья, нет средств к существованию, в качестве партнера – очередной сожитель. Именно ему принадлежит та халупа, которая находится в аварийном состоянии.

"Семейная пара в шоке от вынесенного судебного решения. Судья открыто отметила, что в таких случаях решение принимается в пользу биологических родителей. Но почему-то не в пользу детей. Что они будут иметь, что увидят в этом бараке? Опять будут существовать впроголодь, среди приходящих дядь, алкоголя? Явно видно, что есть возможность поиметь легкие деньги – восстановив свои права, непутевая мать будет получать на них пособие и тратить эти суммы по своему усмотрению. Семья опекунов подала иск на лишение родительских прав, но истица несколько раз в суд не являлась и судья постоянно откладывала заседание, хотя могла и должна была вынести решение заочно. Ситуация дикая и помочь опекунам очень и очень трудно. Легко предположить, чем дело закончится – детей отдадут нерадивой мамаше, потом через полгода придет туда очередная комиссия, все будут ахать и возмущаться и детей отправят в реабилитационный центр. К тому времени дети станут немного старше, их перемещение из одного места в другое в Качестве эстафетной палочки вряд ли добавит им счастья и здоровья", - комментирует Елена Соловьева. Остается надеяться, что слушание дела в кассационной инстанции может все расставить по местам.

История № 3. Владивосток. Две сестры и брать попали в детский дом после гибели матери. Отец в жизни, конечно, был, дети не из пробирки, но официально признан не был. Никто из родственников не захотел брать детей под свое крыло, ссылаясь на финансовые трудности, неподъемную моральную ношу и т.д. А вот знакомый погибшей решил не оставлять детей в такой трудной ситуации. Он ездил к ребятам в детдом, брал их на выходные, на праздники. По решению департамента у него было право на такие визиты и встречи. В соответствии с законодательством такие "выходные" встречи должны иметь место перед тем, как приступить к вопросу об усыновлении или опекунстве. Делается это для того, чтобы и дети и взрослые привыкли друг к другу. Через какое-то время ребята попросили мужчину не приезжать и не привозить подарки, а то могут возникнуть проблемы. Дети пояснили, что у них нет уверенности, что вся эта история может хорошо закончиться. Оказалось, что, несмотря на разрешение от департамента, директор детдома поставил под сомнение искренность поступков мужчины. Как же - он не женат, а девочкам 13 и 15 лет, а вдруг у него что-то на уме?! При этом мужчина имеет свой дом, стабильный доход, более 7 лет живет в гражданском браке с одной и той же женщиной, которая, кстати, тоже не против того, чтобы взять девочек в семью. Но вот педагоги почему-то сомневаются в его благонадежности и настраивают детей против.

"Получается странная ситуация. У мужчины есть официальное заключение о том, что он имеет право встречаться со всеми тремя детьми, у девочек есть еще младший брат. Но детей между делом забирает домой педагог из этого же детдома, не имеющая на то никаких официальных разрешений. И между мужчиной и руководством детдома разгорелась настоящая война. Он настроен обращаться в суд, мы подготовили все документы. Но детдом не уступает и настраивает ребят против. Вроде должно быть содействие – ведь нормальные условия, нормальная семья, искреннее желание мужчины принять участие в судьбе троих детей. Т.е. он не собирается разрывать родственные узы ребят. Т.е. мы опять видим, что опять о судьбе ребят не задумываются. Сотрудники детдома ничего предъявить не могут. Их аргумент – что у этого предпринимателя просто корысть. Ситуация абсолютно противоположная предыдущей", - рассказывает Елена Соловьева.

Как подчеркнула юрист и адвокат, в таких делах отсутствует единая практика, налицо формальный подход, а порой и явная перестраховка, когда на это нет каких-либо оснований. Чем проект "Защита прав семей с различными формами устройств детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" хорош, так это тем, что люди могут обратиться за квалифицированной помощью ни один раз, а несколько. Приходят и второй раз, и третий, когда уже идет судебный процесс. Бывают случаи, когда приходят по одному вопросу, а второй, о котором даже не задумывались, возникает в ходе беседы.

За это же время более 70 человек обратились за помощью и к психологам. Психолог – тоже не лишнее звено в том процессе, когда берут ребенка в семью.

"Очень часто обращаются родители или опекуны, рассказывают о возникших конфликтах, непонимании, Дескать, у них были такие чистые и благородные чувства, а ребенок не понимает. Грубит, хамит и т.д. Все уверены, что любовь и ласка все исправят, все перетрут. Но это не совсем так. Ребенку, кстати, тоже нелегко. Есть дети семейные, т.е. кто воспитывался в семье, а есть детдомовские сызмальства, и они разные. В последнем случае все гораздо сложнее. Эти ребята не имеют навыков правил общения вне детдома, они не видели семейной жизни, не знают, как строятся отношения. В группе, в детдоме меньше межличностных отношений, и ребенок подстраивается под эту ситуацию, - делится некоторыми особенностями коррекции детско-родительских отношений психотерапевт Рита Гимаева.

Специалист в области юридической психологии подчеркивает, что, несмотря на значительные показатели по усыновлению, в крае большой процент возвращения детей в детдома. Люди не готовы, не понимают, какие могут быть последствия в отношениях взрослых и детей при усыновлении или опекунстве. Хорошо, когда есть любовь, уверенность, понимание и помощь родственников. Но переходный период и конфликтные ситуации могут быть более короткими, если обратиться к психологу еще заблаговременно, т.е. до усыновления. Ходить только родителям или приходить вместе с ребенком? Здесь вопрос сугубо индивидуальный и все зависит от ситуации, именно психолог посоветует, как и с кем приходить.

"Не стоит думать, что кроссовками, телефонами последних моделей можно завоевать у такого ребенка любовь. Это не верно. Вообще, задабривать детей не рекомендуется. Все должно делаться в рамках семейного бюджета и финансовых возможностей. У ребят из детских домов часто проявляется потребительское отношение, дескать, мы одинокие, несчастные, нам в жизни не повезло, давайте нам подарки такие, как мы хотим. Нельзя идти на попятную. Отдельная проблема – это отношения в коллективе. Эти ребята и так тяжело выстраивают отношения, а когда попадают в новую школу, то конфликтов не избежать. Поэтому, стоит заблаговременно переговорить с учителями, чтобы педагогический коллектив не отмахивался от новичка, как от неблагонадежного, чтобы оказали поддержку", - делится некоторыми нюансами разговоров с родителями и опекунами Рита Гимаева.

Сегодня семьи, которые прошли "школу приемных родителей", объединяются в некие комьюнити, делятся опытом, новостями, советами. Это все равно, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих. Для многих из них, квалифицированная помощь юриста просто не по карману. Получается парадокс: убийце, насильнику, мошеннику в соответствии с законодательством может быть предоставлена бесплатная помощь адвоката, а вот семьям, которые готовы улучшить жизнь одинокого ребенка, никакой бесплатной юридической помощи нет. Т.е. сама сфера усыновления или опекунства государством поддерживается, но только не помощь этой категории семей. Так же и с походами к психологу. Один сеанс стоимостью от 1000 и выше ситуацию не исправит, чаще всего необходим курс, а это не всем семьям по карману. Вот и делают ставку на любовь или советы таких же, но уже перешагнувших этот Рубикон. Так что, пока надежда на проект.

Записаться на консультацию можно по тел.:8 (423)2-43-20-39.

Консультацию юриста и психолога можно также получить в режиме он-лайн, обратившись с вопросом на электорнную почту организации

И что немаловажно, все консультации юриста и психолога – бесплатные.

При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 17.04.2015 №79-рп на основании конкурса, проведенного Общероссийским общественным Движением "Гражданское достоинство"

Проект "Защита прав семей с различными формами устройств детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" реализуется на базе АНО "Дальневосточный центр" (номер в реестре НКО, выполняющих функции иностранного агента 652.150.066).


Наверх