66,33 ↓ USD
75,58 ↓ EUR
97,97 ↓ 10 CNY
20 января
Воскресенье

Интервью

Китайцы показывают, что знают о российской экономике больше, чем мы думаем

Автор фото: http://www.ifes-ras.ru/online-library/author/23
Китайцы показывают, что знают о российской экономике больше, чем мы думаем

Зам. директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский: Они не Россию списывают со счетов в целом, а правительство Медведева

Статья в "Синьхуа" о визите российского премьера Дмитрий Медведева в Китай и скатывании экономики куда-то чуть ли не на дно Марианской впадины, наделала много шума. Уж чего-чего, а вот от братьев-китайцев этого никто не ожидал. Хотя чему удивляться? Газопровод, о котором писалось-рапортовалось, по-прежнему в проектах. Первый стык, ставший отправной точкой поврота Росии на Восток, был сварен 1 сент 2014 года. А поиски подрядчика на 884 км из 2 200 до границы с Китаем продолжаются уже почти полтора года. В том же перечне и мост через Амур, который "стоят" с 1990 года, транспортные коридоры, соглашения, которые просто переписываются со сменой власти и т.д. Заявление об ориентации России на Восток пока так и не переросло в реальный и действенный вектор. Для России Китай стратегический партнер, а вот для Китая Россия, где-то на 10-м месте. Хорошо, что хоть не в качестве "сырьевого придатка". О визите Дмитрия Медведева в Поднебесную, дальнейшем выстраивании отношений с Китаем, планах на экономическое сотрудничество изданию "Свободная пресса" рассказал зам. директора Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский, сообщают ЕНВ.

Публикация в "Синьхуа" явно говорит о том, что Медведев не договорился с китайским руководством. Видимо, разговор проходил в таком тоне, что китайцы решили свое недовольство выразить публично. Накануне визита я предполагал, что на переговорах будут проблемы, сейчас опасения подтвердились.

Что, прежде всего, могло не устроить китайскую сторону?

Прежде всего, не устраивает падение объемов торговли. Я совсем недавно приехал из Китая, там я выступал с докладом о роли "Нового Шелкового пути" в развитии Дальнего Востока. И мне китайцы задали два очевидных, но сложных вопроса: с чем связано падение объемов двусторонней торговли, как его увеличить? Почему — ответить не так тяжело. Рубль обвалился, раньше за юань давали 3,5 рубля, потом 6, а сегодня уже 11. Упала еще мировая цена на нефть. Но важно, как увеличить товарооборот в нынешних условиях.

А для этого надо не просто заниматься торговлей самой по себе, меняя "вилки на бутылки". Сейчас мы поставляем нефть, а за это получаем ширпотреб и немного продукции машиностроения. Но надо заниматься серьезными проектами, инвестировать в развитие производства. Одновременно необходимо развивать совместные научно-технические проекты, строить инновационные площадки, как на российской, так и на китайской территории. Как это делают, к примеру, немцы. Объем торговли между КНР и ФРГ составляет 170 млрд. долларов в год, но и в Китае, и в Германии существуют совместные предприятия, построенные на прямые инвестиции.

Мог ли неудовольствие вызвать проект "Сила Сибири"?

Лично для меня загадка, что происходит с этим проектом. По плану первые порции газа должны поступить в Китай в 2019 году. На каких условиях соглашение подписано, кто им занимается? Насколько я понимаю, Китай заинтересован в российском газе, в том числе и через западную ветку на Алтае. Но для этого нам надо до границы хотя бы построить автомобильную дорогу. С китайской стороны вся инфраструктура до границы доведена, с нашей — надо построить 250−300 км дороги.

С какой целью "Синьхуа" приводит слова профессора Фэн Юйцзюня, что Россия зашла в стратегический тупик с украинским кризисом?

Я хорошо знаю Фэн Юйцзюня. Но разве он не прав? По большому счету, мы просто отгородились от Украины, судя по экономическому сотрудничеству, эта страна для нас - "отрезанный ломоть". Но Фэн Юйцзюнь, наверное, сказал свои слова не просто так. Из-за Украины у нас испортились отношения с Западом. По идее, мы должны больше ориентироваться на Китай в экономической сфере. Два года назад мы сказали о развороте на Восток, но реально этого не произошло. Об этом говорят объективные статистические данные. Два года назад соотношение в торговле с Западом и с Китаем было примерно 85% на 15%, сейчас цифры те же.

То есть, Китай недоволен нашей медлительностью при развороте на Восток?

Конечно, Пекин хотел бы видеть Москву стратегическим партнером. Во время визита Си Цзиньпина к нам в мае Россия подписала много соглашений по конкретным проектам. Включая, строительство высокоскоростной железной дороги Москва-Казань и сопряжение "Нового Шелкового пути" с Евразийским экономическим союзом. В сентябре, казалось бы, надо было развить успех. Но никаких новых соглашений не было, только какие-то меморандумы о взаимопонимании. Сейчас вот по итогам трехдневных консультаций в Благовещенске подписали соглашение о строительстве моста через Амур. Уже не в первый раз обсуждали проект, сейчас опять утверждали параметры строительства и финансирования. Жизнь покажет, будет ли соглашение выполняться.

Какую цель ставили китайцы статьей в "Синьхуа"? Если они недовольны переговорами, то могли дипломатично промолчать.

Китайцы показывают, что знают о российской экономике больше, чем мы думаем. Речи о сворачивании сотрудничества в целом, конечно, нет. Объективно без нас Китаю не обойтись. КНР нужны российские энергоресурсы и геополитическое влияние Москвы.

Сухопутные поставки газа США никак не смогут пресечь, а Китай хочет чувствовать себя более уверенно по отношению к другим поставщикам. Туркменского же газа никак не хватает для нужд китайской экономики. Нынешний баланс Китая по нефти — 500 млн. тонн в год, из них только 210 они добывают сами. Из необходимых 220 млрд. кубометров газа добывают только 120 млрд. Без России энергобаланс просто не сложится.

Но чтобы получить необходимое, Китай начинает давить на Москву. Он активно использует свою экономическую мощь и ухудшение отношений между Россией и Западом. Собственно, у нас "козырей" особо и нет. Раньше мы в переговорах с китайцами могли говорить, что у нас есть Запад. Но Европа сейчас решила минимизировать поставки энергоресурсов из России. В результате, мы можем оказаться с энергоресурсами, но без рынков сбыта. Китай этим пользуется.

Но и мы не выполняем подписанные соглашения. Мы до сих пор не построили трубу до Сковородино, и нефть гоним цистернами, а вот на китайской стороне от Сковородино до Дацина труба построена, там всё нормально.

Китай хочет для начала выполнения ранее подписанных договоров! Мы пока только говорим о больших планах.

Можно ли публикацию в "Синьхуа" считать проявлением недовольства лично Медведевым?

Именно так. Не Россию списывают со счетов в целом, а правительство Медведева. В свое время так списали со счетов мэра Москвы Юрия Лужкова. Мы помним, какой скандал подняли официальные представители Китая при закрытии Черкизовского рынка. Но главный его просчет был в том, что он не смог построить в Москве китайский деловой центр "Парк Хуамин" около Ботанического сада.

А вот Валентина Матвиенко построила на берегу Финского залива "Балтийскую жемчужину", и ее карьера пошла в гору, она стала председателем Совета Федерации. Лужков же погорел.

Вспомните, как отстранили Лужкова! В 2009-м разгорелся скандал с "Черкизоном", а в 2010-м Лужкова сняли. Он выступил по московскому телевидению, что собирается работать полный срок, а буквально на следующий день вышел Указ президента Медведева о недоверии. Но Медведев в этот день находился в Шанхае на выставке ЭКСПО, его Указ пришел из Китая, и это очень символично.

А какой скандал в отношениях с китайцами сопровождал отставку с поста премьера Михаила Касьянова. В 2000-м он обещал Пекину, что будет построен нефтепровод Ангарск-Дацин, а в сентябре 2003-го дал понять, что тянуть со строительством будут долго. Вскоре, в феврале 2004-го, мы узнали, что у нас другой премьер-министр.

Неужели у Китая есть серьезные рычаги влияния на российскую элиту?

Могу предположить, что влияние у Китая в нашем истеблишменте есть. А напрямую китайцы никогда не работают. Это в Юго-Восточной Азии они действуют довольно жестко. А вот в США и России более тонко.

Скажем, в США есть большое китайское лобби, как в правительстве Штатов, так и в Конгрессе. Америка до сих пор не сняла с КНР санкции за события на Тяньаньмэнь, но есть режим "максимального благоприятствования", иначе не было бы такой масштабной торговли между КНР и США, уже под 600 млрд. долларов в год.

В России во взаимодействии с Китаем заинтересованы руководители сибирских и дальневосточных регионов. Вообще, механизмы китайского лобби несколько другие, нежели в США.

Но что раздражает китайцев? Сегодня в области один губернатор, а завтра другой. Вначале соглашение подпишут, а потом игнорируют. Китай уже давно добивается законодательной защиты своих инвестиций в России, чтобы не зависеть от причуд губернаторов. Скажем, чтобы на вложенные средства был какой-то гарантированный государством доход.

Но гарантий пока нет, и объем инвестиций мизерный. Китайские инвестиции за рубежом составляют 880 млрд. долларов, из них в России накоплено около 8 млрд., то есть менее 1%. Столько в Китай в процентном отношении вложено Россией.

Поймите, статья для "Синьхуа" была подготовлена, скорее всего, заранее, в ходе визита лишь обсуждался вопрос о публикации. Было получено разрешение на публикацию со стороны высшего государственного и партийного руководства Китая. Медведев только взлетел, и статья вышла. Вот и делайте выводы.


Наверх