59,14 ↓ 100 JPY
90,05 ↓ 10 CNY
63,85 ↓ USD
53,72 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+20° ветер 4 м/c
EN
21 сентября
Суббота

Интервью

Россия, Европа и Ближний Восток – или как бороться с "Франкинштейном"

Фото: Евгений Коваль
Россия, Европа и Ближний Восток – или как бороться с "Франкинштейном"

Политолог Юрий Коломейцев о том, что происходит в мире и чего еще можно ожидать в борьбе за нефть, политическое господство и демонстрацию силы

В ночь с 13 на 14 ноября во французской столице произошла серия терактов. В семи районах Парижа примерно в одно и то же время раздались взрывы и выстрелы. Инцидент стал крупнейшей террористической акцией в истории Франции и уже вторым в 2015 году, после январского теракта в редакции "Шарли Эдбо".

Ответственность за теракты взяла группировка "Исламское государство" (Запрещенно в России).

Франция ввела режим чрезвычайного положения на всей своей территории и закрыла государственные границы в целях поимки скрывшихся террористов. Мировое сообщество (в том числе главы России, США, Великобритании, ФРГ и многих других стран) сразу после трагедии выразило соболезнования французскому народу и предложило помощь в поимке террористов.

По последним данным, погибло 132 человека, 349 – ранены, 96 – находятся в критическом состоянии.

Чтобы разобраться в причинах терактов и в том, как их последствия повлияют на политику Европы на Ближнем Востоке и на международные отношения в целом, корр. ЕНВ обратился к директору центра социальных инноваций "Черный Куб" Юрию Юрьевичу Коломейцеву.

Юрий Юрьевич, по вашему мнению, почему "Исламское государство" направило свой удар именно на Францию, а не на другие ведущие европейские страны, например на Германию или на Великобританию.

– Ответ на данный вопрос, на мой взгляд, лежит на поверхности: выбор был таким только потому, что бьют всегда по самым слабым, а Франция уже не одно десятилетие является одной из самых слабых и незащищенных стран ЕС, как минимум в сфере внутренней обороны. Но при этом она пытается всем "показывать зубы". Предшественник Франсуа Олланда Николя Саркози был зачинщиком войны в Ливии и ярым сторонником военной операции против Муаммара Каддафи, мотивируя это тем, что тот – кровавый диктатор, уничтожающий собственный народ. Так же и сейчас: они пытаются бить по Сирии, чтобы убрать неудобный политический строй Башара Асада. Многие задаются вопросом, с чем это связано? Башар Асад – европеизированный лидер, получил образование в Европе, его жена родилась в Лондоне, т.е. он не похож на пуштунов, которые, грубо говоря, ездят на верблюдах и стреляют в воздух. Это вполне образованный, интеллигентный лидер страны, который делает всё для своего народа. Основная причина вмешательства во внутренние дела Сирии – это нефть: нефть Катара, Ирака, Ливии, выходы к нефтяным вышкам. Транспортировка нефти по самой Сирии намного дешевле и выгодней, нежели морем, в обход или через дальнюю границу Турции. Достаточно посмотреть на карту – и все сразу станет ясно.

А почему Франция, а не Германия например? Да только потому, что Франция сделала все возможное для того, чтобы такое случилось: миграционная политика, законы воссоединения семей, ярое участие в свержении власти в других странах.

– Хорошо, тогда что случится, если Россия свернет военные действия на территории Сирии и режим Асада падёт и все достанется ИГИЛ?

– Если Россия уйдет из Сирии и ИГ одержит победу, то весь "цивилизованный мир" бросит свои усилия на свержение действующего режима, лишь бы русские не успели вернуться. Российская экономика, завязанная, в том числе, очень сильно на нефть, потерпит серьезный ущерб. Помимо того что еще сильнее рухнут цены на нефть, за год, а то и раньше, по территории Сирии протянут трубопровод, через который пойдут газ, нефть и так далее в Европу. Это, конечно же, выгодно Европе. Можно сказать, что война в Сирии и действия ИГИЛ – это одна из санкций против российской экономики. Европейские страны нуждаются в нашей нефти, в наших ресурсах, они зависят от нас и очень хотят избавиться от этой зависимости, потому что нельзя зависеть от страны, которую ты, мягко говоря, "не любишь" и вводишь против нее санкции, в том числе в ущерб себе.

– ИГ противостоит Башару Асаду, который является неудобным лидером для Европы. Тогда почему же ИГ терроризирует Европу?

– Европа поддерживала и до сих пор продолжает поддерживать ИГИЛ. Правда, в публичном пространстве они называют его "умеренными террористами" или "умеренной оппозицией", а не ИГИЛ.

А вы посмотрите на эти теракты с другой стороны: для того, чтобы оправдать увеличение бюджета на войну, Олланду необходима веская причина, которая бы заставила население реально захотеть свергнуть Асада. И когда на руках такие карты, можно действовать в открытую, не боясь за антирейтинг на следующих выборах.

Ну или такой вариант: лидеры европейских стран начали понимать, что США не могут справиться с тем зверем, которого они создали, с этим "Франкенштейном", который начал кусать руку того, кто его долгое время кормил. Появились русские со своей авиацией, которая эффективно уничтожает укрепления боевиков "Исламского государства", и падение режима Асада уже не такая очевидная перспектива. И вот ИГИЛ, рассчитывавший на "помощь" европейцев в свержении Асада, до сих пор мешавший их планам, мстит самому слабому из списка "спонсоров".

– Сейчас появилась информация о том, что исполнители готовили теракт во Франции в самом Париже, что республика пронизана террористическим подпольем. Что привело к такой ситуации?

– К этой ситуации привели отсутствие миграционной политики и слишком либеральный настрой Европы. Вроде как все братья и друзья, но почему-то Европа бомбит их страны, а они в ответ почему-то не рады европейцам. Разлагая собственное общество, и одновременно впуская в него сотни тысяч людей с более тоталитарными взглядами на жизнь, веру, семью, Европа готовит самоубийство.

Возьмем, например, Париж. Там около 20 национальных районов, где, не ассимилируя, живут отдельно арабы, китайцы, евреи и другие народы. Эти районы в туристических памятках отмечены как "опасные". И это в самом сердце Франции, это Париж! Каждый двадцатый гражданин Франции – из арабских стран и Африки, "обиженных" Европой. Возможно, ракета залетела именно в его дом и уничтожила его семью, этот человек остался один, и это – возможно, потенциальный террорист.

– Как выдумаете, можно ли считать французскую "пятницу тринадцатого" началом активной террористической деятельности ИГ в Европе и ожидать ли нам терактов в России?

– Можно ли считать, что это начало более масштабной террористической акции, трудно сказать. "Предупрежден – значит вооружен". Тем более, для Франции и Европы, в целом, это уже второе предупреждение за год. По поводу того, возможны ли теракты в России, можно утверждать, что будут попытки, но я считаю, что они не будут успешными. Есть такая поговорка: "Обжегшись на молоке, дуют на воду". Мы учимся на собственных ошибках: Беслан, "Норд-Ост". Прошло много времени, сменились люди, на их место пришли более ответственные. Мы научились прогнозировать, не на годы вперед, но на дни, а это тоже многого стоит - как минимум, сотни человеческих жизней. Трагедия с самолётом А321 дала нам понять, где мы совершили ошибку. Мы, как сказал президент, больше не допустим того, что случилось, и не простим.

– Несмотря ни на что, США имеют репутацию сильного игрока на Ближнем Востоке. Будут ли они после этих событий демонстрировать силу для поддержания этого статуса или же, в соответствии с нежеланием Обамы втягиваться в какие-либо военные конфликты, останутся в стороне и примут минимальные меры?

– Давайте начнём с того, что я не заметил нежелания Обамы втягиваться в какие-либо военные конфликты или миротворческие действия. В предвыборной кампании он говорил о том, что США отовсюду выведут войска, но ниоткуда не вывели, наоборот, разожгли еще больше огня.

Потеря США статуса сильного игрока на мировой арене - не за горами. Их проблема в том, что они демонстрируют силу, а наше преимущество в том, что мы ее применяем. И прошу заметить, один день применения силы Россией равен году демонстрации силы США.

Каких-то грандиозных действий со стороны США не будет, возможны только переговоры с Францией и другими участниками ЕС. США сейчас будут выжидать. Им необходимо перехватить инициативу в Сирии, которую они потеряли с появлением там наших МИГов.

– Москва, поддерживая Асада, в первую очередь отвоевывает у Запада позиции России на Ближнем Востоке. В последние годы Украина была главным раздражающим фактором отношений России и Запада. Теперь этим фактором станет Ближний Восток?

– Действительно, Россия отвоёвывает свои позиции. Мы натерпелись унижений в международной политике настолько, что дальше уже некуда, – это во-первых. Во-вторых, подождите еще немного и увидите, что Украина снова вспыхнет. Вся суть заключается в том, что это банальный пиар. Политтехнологи сидят и думают, что придумать такого, чтобы весь мир возненавидел Путина и Россию. Отсюда Грузия, Украина, Сирия и даже проблемы с допингом. Просто у них ничего не получается, они ждут от нас жесткой и необдуманной реакции, а мы же, наоборот, считаем, думаем, проверяем, собираем доказательства. Пока сами не убедимся, не проверим, – не совершаем никаких поспешных поступков. И это правильно.

– Вы сказали, что США создали такого монстра, "Франкенштейна", с которым сейчас не могут справиться. Можно ли считать Россию ключом к решению этой проблемы?

– Буду патриотом, отвечая на этот вопрос. Возможно, Россия – это одна из немногих стран, которые обладают здравым смыслом и разумом. Не бывает недостижимых целей, есть не четко поставленные задачи. В своих целях и задачах Европа и США расходятся. Ни Путин, ни его окружение не говорят, что только Россия являются ключом к решению "ближневосточной проблемы". Президент говорит, что давайте вместе, давайте договариваться, решать проблемы сейчас. Никто, правда, из стран НАТО и ЕС не слышит.

Сейчас Россияэто очень мощная сила. По крайней мере, если говорить о событиях в Сирии, то именно Россия перевернула ход военных действий. Начнут ли США учитывать нашу позицию по Ближнему Востоку?

– Американцы со времен распада Советского Союза "прощупывают" нас, пытаются понять, можем ли мы ещё что-то. Попытки узнать, жив ли "русский медведь", были всегда, – и Сербия, и Афганистан, и Ирак, и Ливия, сейчас Сирия – это всё попытки нас прощупать! Где-то мы отступали, где-то делали это унизительно. Я говорю о Сербии. Ирак – это вообще большой "пинок в грудь" грязным армейским американским сапогом: не было там химического оружия, и они это признали, и весь мир "купился" на бутылёк, в котором была простая вода, выданная за иракское химическое оружие. Суть заключается в том, что наша страна не привыкла "прощупывать" другие государства: если нам что-либо не нравится, то мы сразу об этом говорим, а теперь еще и делаем, а делать у нас есть чем, Сирия тому показатель. Кроме авиации, у нас еще есть много чего, и, что самое главное, есть тот бравый русский солдат, который умрёт, но выполнит поставленную задачу.

Юрий Юрьевич, сейчас в социальных сетях, в частности в "Фейсбуке", проходит акция "Поддержи Францию", т.е. пользователям социальной сети предлагается окрасить свою фотографию в цвета французского триколора. Поддерживаете ли вы эту акцию? Многие называют её циничной и лицемерной, потому что, когда взорвали российский самолёт над Синаем, подобной акции предложено не было.

– Да, я обратил внимание на эту социальную акцию, даже поспорить уже успел в комментариях. Во-первых, я соболезную родственникам погибших. Во-вторых, я пообщался с некоторыми людьми, которые эту акцию поддержали, и понял одну простую вещь – это слишком либерально настроенные люди. Большинству этих пользователей соцсетями не важно за что, лишь бы против чего-либо. Эти люди с удовольствием говорят о том, что Путин – плохой лидер, Крым нужно отдать, с возмущением спрашивают "Где моя фуагра?", хотя сами никогда её, вероятно, даже не пробовали, а вот покричать, что всё плохо, они могут. И наконец, в-третьих, я всегда говорил, что PR на чьём-то горе и уж тем более гибели людей это отвратительно.


Наверх