66,33 ↓ USD
75,58 ↓ EUR
97,97 ↓ 10 CNY
21 января
Понедельник

Интервью

Как основатель НПО "Мостовик" Олег Шишов оказался за решеткой

Автор фото: superomsk.ru
Олег Шишов

Компания принимала участие в строительстве объектов к дальневосточному саммиту АТЭС-2012

В чем главная ошибка "Мостовика" и как после завершения Олимпиады компания за считанные месяцы стала банкротом, рассказал из "Матросской Тишины" Олег Шишов "Ведомостям".

Еще два года назад омский "Мостовик" мог бы называться крупнейшей строительной организацией страны. Созданное в начале 80-х как студенческое конструкторское бюро, со временем оно стало одним из основных подрядчиков на самых важных государственных стройках: АТЭС-2012 во Владивостоке и Олимпиаде-2014 в Сочи. В активе "Мостовика" – сотни реализованных инфраструктурных объектов. Но после завершения Олимпиады компания за считанные месяцы стала банкротом, а ее основатель Олег Шишов оказался за решеткой.

На прошлой неделе Генпрокуратура РФ утвердила обвинительное заключение в отношении Шишова, дело по статье "Пособничество в растрате" направлено в Куйбышевский районный суд Омска. Как считает следствие, Шишов способствовал директору ФГУП "Дирекция по строительству в ДФО" Андрею Поплавскому в растрате денежных средств, выделенных на строительство Приморского океанариума. Ущерб оценивается в сумму около 1 млрд руб. Вину в совершении преступления Шишов признал полностью. До 13 ноября он будет этапирован в Омск, сейчас находится в "Матросской Тишине". На вопросы "Ведомостей" Шишов ответил письменно: "Конечно, был бы правильнее живой диалог, обсуждение, тогда и последующие вопросы логично вытекали бы из сути ответов. В нашем диалоге есть своя "тюремная" специфика".

– Как вы стали подрядчиком моста на остров Русский? Чем запомнилась эта стройка? В каких условиях пришлось работать? Почему убытки составили 3 млрд руб.? Какая часть этих убытков пришлась именно на "Мостовик"?

– Строительство этого моста-гиганта было связано с проведением саммита АТЭС 2012 г. во Владивостоке, на острове Русский. Решение о месте проведения было принято руководителем страны Владимиром Путиным, что определяло перспективное развитие Приморья и укрепляло наши позиции на Дальнем Востоке. В СССР и России никто такие мосты не строил, а строительство подобных мостов в мире (Япония, Китай, Гонконг) требовало от двух до восьми лет на исследования и проектирование. Строительство этих объектов – на грани человеческих возможностей (по определению ученых Южной Кореи) – требовало 5–8 лет. Итого – 7–16 лет. "Мостовик" выиграл конкурс на проект, который нужно было выполнить за один год с экспертизой, и мы справились за восемь месяцев, поразив понимающий ученый мир смелостью решений. Лучшие специалисты мира из Франции и Дании по моей личной инициативе и за деньги "Мостовика" делали только контрольные расчеты более шести месяцев. Длина моста – всего 3,1 км, но средний пролет через глубокий пролив – 1104 м, а высота пилонов – 324 м, паруса вант в расцветке и внешне отражают российский флаг. Мы построили этот гигантский мост в тяжелейших природных условиях частых штормов и тайфунов с порывами ветра до 52 м/с, морозов до минус 31 градуса, тропических ливней и продолжительных туманов. Всем – проектированием и строительством этого моста – мне пришлось руководить лично, в том числе и самому принимать все ответственные и порой опасные решения. Я неоднократно и в начале, и во время строительства докладывал руководителю страны и гарантировал строительство этого самого важного объекта для саммита надежно и в срок. И мы не подвели.

Интересно, что в ответ на представленные документы на награждение по итогам строительства этого важнейшего для России моста Минтранс РФ дал ответ – "не заслуживает". Но чиновников, бывших на мосту во время строительства 2–3 раза по несколько минут, наградили орденами. А Шишова в тюрьму для особо опасных. Хорошо, что не ослепили, как зодчих Барму и Постника, построивших собор Василия Блаженного. Убытки по этому объекту – в целом на обе компании (УСК "Мост" – генподрядчик) примерно поровну – действительно составили примерно 3 млрд руб. по двум основным причинам. Во-первых, российские расценки не учитывают выполнение работ на такой высоте и с такой точностью. Нужно было или расценки разрабатывать, или строить. И во-вторых, ошибочно был принят заказчиком и экспертизой сильно заниженный размер непредвиденных затрат, да и то, что было заложено в проект, заказчик побоялся отдать.

– Как вы стали подрядчиком океанариума во Владивостоке? Какова его контрактная стоимость? Кто конкретно курировал эту стройку? Почему объект так и не был построен? Кто конкретно в этом виноват?

– Приморский океанариум строили с 2005 г. по поручению президента России Путина. Его строительство вело управление делами президента (УДП) за счет средств благотворительного фонда "Константиновский". Эта финансовая схема позволяла заказчику привлекать исполнителей без публичных торгов, вести строительство без проекта и по мере реализации менять основные параметры и правила. Первоначальная стоимость океанариума оценивалась в $233,6 млн (в рублях – около 8 млрд). Но с переносом на остров, с включением большого количества необходимых объектов и уточнением параметров стоимость всего комплекса с оборудованием и гидробионтами по заключению ГГЭ составляет примерно 19,5 млрд руб. Проектирование и строительство вел консорциум в составе лидера, тайваньской компании Huang Green Country Industrial, генпроектировщика "Приморгражданпроект", генподрядчика ООО "Кассандра". В начале 2010 г. на объекте сложилась крайне плохая ситуация. За пять лет проект не был разработан. Лидер объявил о выходе из проекта, а генподрядчик выполнял работы только подготовительного периода. Деньги, 700 млн руб., потратили, но видимых результатов не было. Учитывая большой проектно-производственный потенциал и то, что "Мостовик" имел мощную базу во Владивостоке на строительстве моста на о. Русский, УДП настойчиво предложило нам стать и лидером консорциума, и генподрядчиком на строительстве этого интересного объекта. В марте 2010 г. заключили договор. И здесь "Мостовик" ловко подставили под выполнение уникального объекта без проекта, заказчик принимал выполненные работы по заниженным расценкам, навязывал нам неисполнительных субподрядчиков и занимался вымогательством.

– Вас подозревают в совершении мошенничества в особо крупном размере при строительстве океанариума, обвиняют в уклонении от уплаты налогов и невыплате заработной платы работникам "Мостовика". Насколько обоснованы эти обвинения?

– Приступив к строительству этого сложного объекта, и я лично, и "Мостовик" попали в большую административную и финансовую зависимость от заказчика– лично от Андрея Поплавского (экс-директор ФГУП "Дирекция по строительству в Дальневосточном федеральном округе"). Проект, и то только первой очереди, получил отрицательное заключение. А на вторую очередь, основной океанариум, оказалось, вообще нет проекта. Выполненные работы принимаются по заниженным расценкам, с припиской, что они будут пересмотрены после получения положительного заключения госэкспертизы. В этих условиях "Мостовик" сам начал разрабатывать почти всю рабочую документацию, но ее применение должно быть согласовано с заказчиком. После подписания договора заказчик стал требовать перечислять ему незаконные деньги – 5–10% от сумм финансирования. Я отказался, но это пагубно повлияло на ход работ. Нужно было разрывать контракт и обращаться в правоохранительные органы. Но из интернета и прочих источников было известно, что подрядчиков, пожаловавшихся на заказчиков УДП, они разорили и тем пришлось сбежать в Англию. Я вынужден был согласиться с вымогательством, но не на 5–10%, как требовал Поплавский, а только на то, что смогу решить. Таким образом, мы передали Поплавскому за эти годы 120 млн руб. Конечно, я считаю себя виновным в том, что согласился с этим вымогательством, но меня заботило выполнение контракта, данных обязательств руководителю России и стабильная работа многотысячного коллектива. Да, я пошел на сделку со следствием и не только все рассказал, но и доказал и сообщил все известные мне обстоятельства этой преступной деятельности.

– Вас обвиняли, что вы растратили 1,9 млрд руб. Откуда взялась эта сумма?

– Такого обвинения – в растрате 1,9 млрд руб. – мне не предъявлено. Важно, что "Мостовик" по океанариуму получил финансирование на 15,877 млрд руб., а произвел затрат на сумму 17,781 млрд руб. То есть мы вложили собственных средств 1,9 млрд руб. Но, как я уже говорил, не все работы у нас приняли.


Наверх