Ежедневные Новости
Владивостока
66,76 ↓ USD
76,14 ↓ EUR
98,83 ↓ 10 CNY
17 января
Четверг

Общество

Как корреспондент "Н" стала перегоном

В Питере никто мне не верит, даже начальник местного ГАИ, заявил, что такое невозможно. Но я и действительно проехала за рулем легковой машины от Владивостока до Санкт-Петербурга. И очень горжусь этим!

Екатерина Попцова
Справка "Н"
Перегоны (жарг.) - водители, перегоняющие японские подержаные японские автомобили из Владивостока в другие города России, преимущественно в западном направлении.
Что мы взяли в дорогу

  1. Канистру с бензином (не понадобилась, еще и протекла в пути).
  2. Газовую плитку и баллончики к ней (использовалась каждый день).
  3. Полный набор инструментов (пригодился еще как).
  4. Постельные принадлежности.
  5. Фонарик.
  6. Запасные масляные и воздушные фильтры, моторное масло и масло для коробки передач.
  7. Персональная аптечка.
  8. Целый мешок влажных салфеток (все ушли еще до Уфы).
  9. Продукты (кофе в пакетиках, консервы, лапша, картошка и гречка быстрого приготовления, сало).
  10. Канистры с водой.
  11. Одну запасную шину, не считая запаски (не пригодилась).
  12. Холодную сварку (не пригодилась).
  13. Теплые вещи.
  14. Деньги.

У всех нормальных людей бывает свадебное путешествие, а у нас же было предсвадебное, да еще какое! К поездке на машинах из Владивостока в Санкт-Петербург мы готовились задолго до отправления: читали отчеты в Интернете, расспрашивали опытных перегонщиков, закупали необходимое. Благодаря компьютерной программе и атласу автомобильных дорог России был составлен подробный маршрут нашего передвижения. За полгода до отъезда была назначена и дата - в ночь 20 октября. Именно ночью нужно было выехать, чтобы Хабаровск проехать в светлое время, тогда будет мал риск наткнуться на автобандитов, которыми по-прежнему славится этот замечательный город.
К моменту отправления была прикуплена и новая машина. Таким образом стартовали мы на "Тойоте Платс" 2003 и на "Опеле Астра" 2001 годов выпуска. Обе из них мы постарались дополнительно обезопасить от бандитов - на одну получили транзитные номера хабаровского региона, а вторую оставили на госномерах (говорят, что бандиты трясут только перегонов на приморских транзитах). Сформировался и экипаж - Алексей, мой муж, мотогонщик, Константин - наш друг, дальнобойщик, ну и я - обычная 23-летняя девушка с трехлетним стажем вождения. Предварительно выслушали массу отговорок и запретов от наших близких, однако советам внимать не стали, для нас это путешествие уже стало делом чести: сможем - не сможем.
За день до отъезда мы оклеивали машины медицинским пластырем в гараже, старались накладывать несколько слоев и потратили на это порядка 3 тысяч рублей, хотя многие и в половину этой суммы укладываются. За этим увлекательным занятием мы не заметили, как за окном испортилась погода....
Нужно верить в знаки судьбы
Словно по неотмененному закону подлости именно 20 октября во Владивостоке начался природный катаклизм - город засыпало мокрым снегом, дул сильный ветер. Но и это нас не останавливало. Мы уже хотели выезжать, как вдруг погас свет (жители города эту неприятность помнят). Решили, что слишком много знаков подала судьба - не стали ее искушать.
Утром погода утихомирилась, машины по улицам, пусть и с трудом, двигались - значит, и мы сможем проехать. Правда, оставался открытым вопрос: в каком состоянии федеральная трасса? Не зная ответа, поехали вперед наугад.
До Уссурийска проехали без проблем, а за ним начался затор, к Михайловке превратившийся в недвижимую пробку. Все бы ничего, но была одна проблема. "Опель" к нам в руки попал с неисправным аккумулятором, который не держал заряд, а заводился только при помощи прикуривателя. Глушить машину даже на секунду в пробке было нельзя. Ко всему прочему оказалось, что ближайшие заправки не работают - отключен свет. Около них уже стояли замерзающие машины с пустыми баками и испуганными посиневшими водителями внутри.
Остановив встречную машину, узнали, что никакой аварии впереди нет. Всему виной наше элементарное неуважение друг к другу. Трасса за Михайловкой узкая, по одному ряду в каждую сторону, машины ехали медленно из-за гололеда, но было много водил, которые ускорялись по встречной. В итоге таких умников оказалось слишком много с обеих сторон и разъехаться стало уже невозможно. Очевидцы поведали, что пробка растянулась на 70 км и в ней стоит порядка 3,5 тысячи машин! Позднее нам эти цифры подтвердили в ГАИ. Кто-то из друзей подсказал нам номер: 30-09-08 - по нему всегда можно узнать о состоянии на трассах Приморья. Ах если бы мы знали этот номер раньше!
В итоге, проехав 144 км, мы вынуждены были остановиться на ночлег у друзей в Уссурийске. Всю ночь сидели на телефоне, общаясь с ГАИ: "Нет, не открыли!", "Нет, уже работает МЧС - раздает еду и топливо", "Неизвестно, когда откроется" - и так далее вплоть до 10 утра.
Дорога в Новошахтинске худшая в России
Утром в ГАИ, наконец, сообщили, что машины понемножку пропускают. Мы тут же, воодушевленные, тронулись в путь, но радость быстро улетучилась. Оказалось, что пустили движение в объезд через Новошахтинск. А там нас ждал пусть и небольшой, но невероятно скверный отрезок дороги, хуже которого не видела во всей России.
Увидев чудовищно огромные ямы, я запаниковала. Если честно, будь я на месте супруга, точно бы вытащила себя из машины и посадила за руль Костю-дальнобойщика. Самой в слабости мне признаваться не хотелось, тем более что Алексей проявил чудеса доверия. Он лишь вышел, забрал к себе в машину Костю, чтобы облегчить мой "Платс" (больше ко мне в машину наш друг не возвращался на всем пути) и сказал, что эти ямы нужно преодолевать с ходу, не тормозя, не обращая внимания на цепляние днищем земли. И предупредил, что если я застряну, то вытащить меня будет очень сложно.
Руки, конечно же, тряслись от страха, но я проехала, практически не задев ничем земли, очень ровно, за что тут же заслужила похвальное моргание "аварийкой". Вообще у нас была отработана целая система общения знаками, благодаря которым мы распознавали друг друга в темноте, общались днем на трассе, просили остановки, предупреждали о препятствии и т.д.
После этого внедорожья мы смогли отдышаться в небольшой пробке и, наконец, взяли нормальный старт в сторону Питера. Я, наивная, считала, что трасса на Хабаровск по Приморью идеальна. Сильно ошибалась: отрезки гололеда, грунтовки, заплатки, коварные неровности - всем этим богата приморская федеральная трасса. В приличных дорожных условиях мы оказались уже вблизи Хабаровска, где смогли разогнаться и до 160 км в час (каюсь, были нарушения). Хотя официально это нигде не зафиксировано, несмотря на то, что меня дважды за день останавливали инспекторы - ну не верилось им, что в машине для перегона сидит девушка за рулем. Улыбались, удивлялись, но нарушений не находили.
В Хабаровске на посту ГАИ увидели формирующуюся колонну и пристроились к ней. В итоге эта колонна заблудилась, несколько раз проехала по одному и тому же виадуку. Мы плюнули на них и пристроились за двумя перегонщиками на "Фанкаргах", которые невольно стали нашими провожатыми. Вслед за ними проехали и Биробиджан, в котором длиною в пару километров есть без преувеличения идеальнейший участок дороги. И так не хотелось верить, что он вот-вот закончится и начнется великая и ужасная трасса "Амур".
В общей сложности в этот день мы проехали 900 км. С непривычки до искр в глазах болела спина, ноги и правое плечо. Пора было искать ночлег. С этим проблем не было - на трассе тут и там появлялись отдельные домики кафе и гостиниц, рядом с которыми припарковано по полсотни машин перегонщиков. У одного из них встали и мы, перекусили в кафе, где все вместе делились ощущениями (мне хотелось многое обсудить, ведь я все время ехала одна, а эмоций били через край), решили спать. Места нам хватило уже только у дороги рядом с огромным автовозом. Но те самые ребята на "Фанкаргах" настоятельно порекомендовали нам ехать дальше, иначе утром, когда заведется автовоз, возникнет большой риск задохнуться в его выхлопных газах.
Так первым пристанищем для нас стала до боли знакомая заправка НК "Альянс". Решили на ней же и заправиться, привычно вставили "пистолеты" в баки, ожидая, когда они наполнятся. Вдруг бензин фонтаном полился наружу! Мы были в шоке - "пистолеты" при полном баке обычно "выстреливают". Впредь с этим мы были осторожны, осознав наконец, что мы вдали от цивилизации.
"Федералка" вначале кажется нестрашной...
Рано утром вышли на знаменитую "федералку", представлявшую собой пока что приличную грунтовку, на которой мы стабильно ехали не меньше 90 км в час. Перегонщики шли сплошным потоком, встречных машин практически нет. Вскоре остановились попить чайку на равнине вблизи Транссиба (дорога часто проходила рядом с железной дорогой). Машинисты проезжающих поездов нам сигналили, мы махали им в ответ, светило солнце, красивая природа - романтика.
Дальше грунтовка пошла в перемежку с небольшими асфальтированными участками. Надо отметить, что во второй день ехать стало легче. Организм привык к такому режиму, перестали болеть спина и ноги, уменьшилась боль в плече. Азарт гнал вперед! Уж очень это возбужденное состояние мне понравилось, даже одиночество за рулем не было гнетущим, а грунтовка, о которой написано столько строк, не казалась страшной - я уже почувствовала себя настоящим перегоном! Только вот в один момент поняла: мне что-то мешает в глазу. Посмотрела в зеркало - ужас! Капилляры на глазном яблоке от большой нагрузки и давления опухли и полопались, но капризничать было некогда - закапала нафтизина и поехала дальше.
Почти 1 000 км по безлюдным территориям (не считая машин перегонщиков) по гравию мы проехали как на ралли: с заносами, пробуксовкой, один раз меня опасно развернуло и понесло в сторону обочины, но я успела вовремя выкрутить руль. Ехали быстро, порой за 130 км в час, а камни, получая ускорение, как из пулемета стреляли по днищу. Тут-то и обнаружились недостатки оклейки, причем только у "Платса". Дело в том, что японские конструкторы сделали выпуклые пороги у этого автомобиля, и они цепляют все камни из-под колес. В итоге в этом месте была сильно повреждена краска. У "Опеля" же пороги ровные, на них даже пластырь остался нетронутым.
Не успели справиться с этой проблемой - пришла другая. Аккумулятор в "Опеле" все-таки не выдержал нагрузки -закипел, а это чревато разрывом и вытеканием кислоты в подкапотное пространство. Пришлось сбавить скорость и часто останавливаться на остывание. К ночи мы не доехали 100 км до Сковородино, остановились на площадке с несколькими кафе и автомагазином, на который мы возлагали надежды. Однако подходящего аккумулятора для европейской машины в нем не нашлось. Спать легли с тревожным вопросом: что делать в этих глухих местах?

... но потом становится невыносимой

Утром я предложила ехать в ближайшую к трассе деревеньку, искать решение проблемы там. Дело в том, что на "Опель" мог подойти старый русский аккумулятор с утопленными клеммами, а в деревнях всегда много старых русских машин - женская логика, по крайней мере, подсказала так. К счастью, мужчины на нее поддались. В деревне в двух автомагазинах ничего подходящего не было. Тогда я решила останавливать проезжающие авто отечественного производства (мужчины в этом вопросе меня не слишком поддержали). Полчаса расспросов местных жителей результатов не дали, как вдруг я на ходу останавливаю старенький "Москвич". Его водитель, в недоумении глядя на меня, сказал, что в сарае у него валяется старенький неисправный аккумулятор. Хоть такой!
Мы воздали хвалу Богу и поехали в сарай за покупкой. За сто рублей приобрели грязное чудо, которое подошло к нашей машине и работало после этого еще месяц без проблем! Мы до сих пор этот случай вспоминаем с улыбкой, ведь во всем Владивостоке не нашли нужного аккумулятора, а в деревне пятьсот на пятьсот метров - на тебе! Еще одно приключение мы прошли с честью, потратив, правда, на это драгоценное время. А впереди нас ждало самое тяжелое испытание.
Сначала мы ехали по ровному снежному накату - одно удовольствие, а потом выехали на суровую грунтовку с коварными ямами и торчащими большими острыми камнями. Основной пейзаж вдоль дороги стали составлять машины с проколотыми шинами. Трясло на грунтовке страшно, от вибрации забились мышцы рук, разболелась голова от напряжения внимания. А смотреть надо было в оба - тут и там множество объездов, своротов, крутых спусков, еще нужно успевать прижаться к обочине, чтобы не обдало камнями от обгоняющих более лихих перегонов.
Тут же в самых суровых условиях увидела милую девушку-блондинку за рулем маленькой "Тойоты Висты". Так мне стало обидно, что я не единственная представительница слабого пола на перегоне!... И тут же поплатилась за свою гордыню! Когда мы обгоняли колонну, в которой ехала эта девушка, мне в стекло прилетел огромный камень, оставивший внушительный скол. Это меня охладило, и я смогла порадоваться за нас двоих, тех, кто доказывает неправильность утверждений "про обезьян с гранатой", ведь не просто так нам с ней доверили машины в такую дорогу!
Ближе к Жорикену путь стал невыносимым, казалось, нет конца этому безумному бездорожью. Несмотря на то что на трассах встречается много техники и дорожных рабочих, не верится, что в ближайшие годы на этом участке что-то изменится... Работы там непочатый край, а все, что делается сейчас, производит впечатление видимости расходования выделенных средств... От злости мы только газу прибавляли, не замечая уже ям, ухабов - лишь бы скорее проехать эту российскую действительность.
В кромешной тьме и ближе к полуночи я сдалась. Передала руль Косте и, о чудо, тут же началась красивая ровненькая дорогая под Чернышевском. Только после 1,5 тысячи километров грунтовки начинаешь ценить ровность дороги, тишину, с которой по ней едешь. Через 50 километров мы остановились на ночлег. Нам не верилось, что "федералка" позади. Самое страшное мы прошли... Было и радостно, и грустно. Эх, страна наша огромная, страна необжитая...

Хорошая дорога притупляет внимание
В этот день у нас стояла конкретная задача - добраться
до Улан-Удэ (1 тыс. км), где нас должны были встречать друзья. Это казалось вполне выполнимым, ведь грунтовка позади. Как бы не так! Еще 200 с лишним километров мы ехали исключительно по бездорожью и только перед Читой вышли на нормальное полотно. Но тут "радостей жизни" прибавили гаишники, которые с полчаса расспрашивали не только об автомобиле, но и о личной жизни, планах на будущее, что меня весьма насторожило, а вдруг наводчики какие?
К счастью, опасения не подтвердились, гаишники больше не останавливали, а трасса только радовала. Длинные затяжные прямые дороги с правильными крутыми поворотами позволяли сильно разогнаться и получать удовольствие от вождения японского автомобиля. Когда через дорогу пролетело перекати-поле, почудилось, будто я и вовсе на съемках какого-то приключенческого фильма. Единственное, что мешало порой, - сильный ветер. На длинных прямых он дул в борта так, что мою легкую машину на большой скорости кидало то в сторону кювета, то в сторону встречной, что на узкой дороге весьма опасно. В такие моменты я впивалась в руль двумя руками до побеления костяшек.
Большую же часть пути я могла ехать расслабленно, что привело в итоге к ошибкам в езде. Вскоре я получила серьезный нагоняй от лидера нашего движения за то, что обгоняла, не убедившись, что меня не обгоняют, - причем дважды! Мне было очень стыдно, один раз мне удалось попросить прощения на ходу у водителя "Марк II", но настроение от этого не улучшилось.
Чем ближе мы подходили к Улан-Удэ, тем сложнее становилась дорога, а точнее перевалы, по которым мы пробирались. Из-за гололеда пришлось сбавить скорость, но зато можно было рассмотреть окрестные красоты. Перед Улан-Удэ забавная "двухэтажная" развязка, на которой без посторонней помощи разобраться сложно. Помощников мы нашли без труда и через пару минут были в гостях у моих друзей, которых я не видела пять лет. Здравствуй, душ, мягкая постель во весь рост, домашняя пища и уют!
Нельзя запрещать правый руль
Было время в гостях и осознать все, что нами было пройдено. Картинки, оставшиеся позади, порой бывали ужасающими, и дело даже не в состоянии дорог - к этому были готовы, а в том, что собой представляет большая часть нашей Родины. На федеральной трассе "Амур" населенные пункты встречаются редко, а в тех, что есть, - угнетающая необжитость, глушь и нищета при неповторимых красотах природы. Страшно представить, что станет с этими поселками и деревеньками, если вдруг будет введен запрет на ввоз праворульных машин из Японии. Ведь, по сути, все вокруг федеральной трассы держится только на деньгах перегонщиков, которые из Владивостока на запад идут сплошным потоком: кто-то из них подает попрошайкам, кто-то оставляет деньги в кафе, шиномонтажках, мини-ремонтных мастерских и т.д.
Оставалось только надеяться, что впереди, ближе к европейской части России, нас будут ждать более радостные и обнадеживающие пейзажи.
(Продолжение рассказа, а также советы будущим путешественникам читайте в следующем пятничном номере "Н". )


Наверх