Ежедневные Новости
Владивостока
67,08 ↓ USD
76,95 ↓ EUR
99,33 ↓ 10 CNY
16 января
Среда

Общество

Это была депортация

В 2007 году исполняется 70 лет со дня принудительного выселения корейцев с Дальнего Востока в Среднюю Азию

Юрий Филатов
В октябре 1922-го братоубийственная война на Дальнем Востоке закончилась. Остались в прошлом разгром руководимой Сергеем Лазо партизанской армии в 1919 году, карательная облава и убийство жителей Старой и Новой Корейских слободок, временное затишье в дни сосуществования ДВР и Приамурской республики. Затем Волочаевские дни, штурмовые ночи Спасска и торжественный митинг во Владивостоке.
Бывшие красные партизаны и бойцы армии ДВР вернулись в освобожденную от японцев и белоповстанцев область. Южная часть Приморья стала быстро заселяться корейцами, к давно живущим там подселились беженцы из Кореи и Китая.
Членом Корейского бюро Коминтерна Хан Менше 26 декабря 1922 года правительству РСФСР была направлена докладная. В ней говорилось, что "...само корейское население Приморья, организованное в национально-культурную, автономно управляющуюся единицу, возьмет на себя инициативу по ликвидации очагов японского шпионажа и по оздоровлению тех слоев населения, которые разложены японской интервенцией...".
После совещаний и консультаций в ДВК был создан институт уполномоченных по корейским делам. С их помощью прошли выборы и создание корейских сельсоветов. В Приморье в 1924 году их насчитывалось 57, причем в Посьетском районе, где корейцы составляли 90% населения, их было 43. При содействии первого секретаря губкома партии Константина Федоровича Пшеницына корейцы района в 1926 году, в связи с переходом ДВК на окружное административно-территориальное деление, обратились к председателю СНК СССР и СНК РСФСР А.И. Рыкову с предложением о создании в составе Владивостокского округа Посьетского корейского национального района.
Рассмотрев обращение в августе 1927 года, президиум Всероссийского ЦИК своим постановлением предложил Далькрайисполкому при проведении планового разукрупнения сельсоветов предусмотреть выделение корейских национальных административных единиц (сельсоветы, райисполкомы), обеспечив за ними возможность делопроизводства на родном языке. Так в Приморье появился Посьетский корейский район.
За эти годы корейцам Приморья пришлось много вынести: голод 1923-1924 годов, борьбу со старожилами-стодесятинниками за право стать хозяевами земли, у которых они десятилетиями ее арендовали за половину урожая, восстанавливать национальную грамотность и культуру. Но прошло всего десять лет, и в области трудовыми успехами прославились корейские колхозы и рыболовецкие артели. Шли занятия в десятках корейских школ, а кадры для них готовили корейские учительский и педагогический институты. Во Владивостоке шли спектакли корейского театра, издавались на корейском языке несколько газет и журналов, работала корейская редакция на радиовещании.
Но в 1937 году крепнущий национальный район с многотысячным населением был уничтожен приказом Москвы по причине слухов о японском шпионаже в приграничном районе.
Из докладной наркома Ежова секретарю ЦК ВКП(б) тов. Сталину:

"Расположенные вблизи и вокруг морских баз и укрепрайонов (Владивосток, Шкотово, Сучан, Ольга, Совгавань) корейцы, несомненно, являются кадрами японского шпионажа. Считаю необходимым выселить из пределов ДВК всех корейцев...".

Предложение было одобрено.
"Сов. секретно. Постановление №1428-326сс СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 21.8.1937 г. о выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края.
В целях пресечения проникновения японского шпионажа в Дальневосточный край... выселить все корейское население пограничных районов... Выселение начать немедленно и закончить к 1 января 1938 г.".
Далее следовали довольно разумные пункты, обусловливающие этот процесс, так что скорее он выглядел переселением. Указывались размеры компенсации за хозяйство, скот, оставленный урожай. Оговаривались суммы на проезд и обустройство на новом месте. Рыболовецкие артели получали компенсацию за переданные другим организациям катера, шаланды, кавасаки, сети и другой инвентарь. Местом нового поселения корейцев были определены Казахстан и Узбекистан. Но все это не было выполнено.
Сталинский нарком Ежов решил ускорить процесс. Шифрограмма в Хабаровск: "Начальнику УНКВД комиссару госбезопасности 3-го ранга Люшкову. Сроки выселения корейцев для Посьетского района к 1 октября утверждаю. Подберите группы крепких работников корейцев ГУГБ, погранохраны и милиции для переброски в КазССР и УзССР".
К переселению, однако, ничего не было подготовлено. Местные финансовые органы еще не получили денег для расчета с высылаемыми, а их уже собирали на отправку. Из Спасска: "Ассигнованные на нужды переселения миллион пятьсот тысяч нет бюджетного распоряжения, в связи с чем банк отказывает в выдаче".
Из Надеждинска: "Потребсистема не обеспечила закупку посевов колхозах тчк Владивостокский банк не имеет указаний финансирования тчк Срывается отправка первого эшелона тчк".
Из Тернея: "Просим немедленно перевезти самолетом деньги для расчетов корейцами тчк".
Лишения переселенцев этим не ограничились. Так, эшелон, которым в г. Кызыл-Орда были отправлены корейские театр, учреждения культуры и СМИ, оказался абсолютно не приспособлен к транспортировке людей. Сообщение с линии ж/д: "Эшелон 503 едет теплушки без печь тчк Артисты зпт газетные работники и их семьи замерзают и голодают тчк Начальник эшелона не принимает надлежащие меры тчк".
В других эшелонах дела обстояли не лучше. От холода, голода и отсутствия медпомощи в пути умирали дети и старики. Путаница на линии привела к тому, что один состав потерпел крушение - 27 погибших, более 100 изувеченных!
Но в Приморье с отправкой спешили, и на то была своя причина. В 1937 году необходимо было разместить прибывших по оргнабору, оставшихся в области демобилизованных и приехавших на Дальний Восток по призыву Валентины Хетагуровой для создания семей 5 000 девушек-комсомолок. Освобождающиеся корейские фанзы, избы, комнаты и квартиры оказались очень кстати. На местах уже издавались распоряжения: "Разрешить НКВД размещение своих сотрудников в освобождаемых корейцами помещениях. Установить, что вся освобождаемая корейцами в результате переселения жилая площадь подлежит заселению только по ордерам горкомхозов, выдаваемых на основании списков с указанием очередности. Предложить прокуратуре санкционировать немедленное выселение лиц, занявших жилплощадь без ордера".
Но, с точки зрения Москвы, это были мелкие хозяйственные недоработки, и нарком Ежов уже 24 сентября 1937-го мог доложить лично товарищу Сталину, что "районы переднего края укрепления погранзоны освобождены от корейцев".
В 1938 году корейцам, которым недавно казалось, что они прочно обосновались на новой Родине, пришлось начинать все с начала, и они сумели выстоять и преодолеть все невзгоды. Помогли им в этом природная стойкость и трудолюбие. Вновь прославились на всю страну корейские рисоводческие совхозы Средней Азии и рыбодобывающие артели на Аральском море и оз. Балхаш. Великая Отечественная война и годы мирного труда дали стране корейцев - Героев Социалистического Труда и Героев Советского Союза. Жизнь продолжалась.


Наверх