58.46 ↑ 100 JPY
91.22 ↑ 10 CNY
62.81 ↑ USD
54.28 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+18° ветер 3 м/c
EN
27 июня
Четверг

Общество

Пиночет остается под стражей

В Приморском краевом суде состоялось судебное заседание, на котором рассматривалась кассационная жалоба Виталия Мысливчика (прозванного в народе Пиночетом), обвиняемого в вымогательстве взятки в виде двух сотовых телефонов

Татьяна Глаголева
Прошедшее рассмотрение жалобы и процессом-то назвать трудно: три минуты за дверьми зала суда и не более пяти минут в зале. Самого Мысливчика на данном процессе не было. Да и решение оставить его под бдительным надзором в СИЗО не изменили.
Кор. "Н" встретился с адвокатом опального опера Александром Пажетновым. По его словам, еще на первом заседании в суде Первореченского района Владивостока сторона защиты ходатайствовала разрешить ей ознакомиться с материалами следствия и изучить факты, на которых строится обвинение. Однако суд ходатайство отклонил. Кроме того, для обеспечения принципа гласности и открытости суда на заседание Александром Пажетновым были приглашены представители СМИ, что соответствует статье 241 УПК РФ.
Справка "Н"
Заседание проводится закрытым лишь в тех случаях, когда необходимо предотвратить разглашение государственной тайны, а также если рассматриваются дела по преступлениям лиц, не достигших 16-летнего возраста, половым преступлениям, а также по другим делам в целях неразглашения сведений об интимных сторонах жизни участвующих в деле лиц и т.п.

Видно, обвинения Мысливчика оказались настолько интимными, что журналистов не допустили не только в зал, но и во двор Первореченского суда.
- На основе вышесказанного я могу говорить, что судья нарушил профессиональную этику и целый ряд законов РФ, - утверждает адвокат Мысливчика. - Что уж там говорить, что решение о заключении моего подзащитного в СИЗО было принято на голословных утверждениях при несостоятельной доказательной базе, домыслах следствия и стороны обвинения. Суд не учел положительную характеристику Виталия Мысливчика, его благодарности, грамоты и правительственные награды, а также, что у него на иждивении двое малолетних детей и его супруга находится в декретном отпуске по уходу за ребенком в возрасте до трех лет. В статье 108 УПК РФ четко говорится, взятие под стражу - это крайняя мера, применяемая при невозможности применить более мягкую меру пресечения. Отсутствие же на заседании, где рассматривалась жалоба об изменении меры пресечения моего подзащитного, который в этот момент находился в СИЗО, считаю грубым нарушением, поскольку подозреваемому не было предоставлено право на свою защиту. Такая практика с недавнего времени стала применяться судами. И у меня сложилось впечатление, что решение оставить моего подзащитного под стражей уже было принято еще до судебного заседания. Но хочу отметить следующее: мы не боимся никаких дополнительных экспертиз, поскольку против моего подзащитного по-прежнему нет никаких изобличающих доказательств.
Супруга Виталия Мысливчика Наталья сообщила, что ее, как близкого родственника, никто о факте задержания мужа не известил. Узнала она о произошедшем только на следующий день: обеспокоенная долгим молчанием сотового телефона супруга, она позвонила в дежурную часть ОМ Первореченского РУВД Владивостока. По ее мнению, то, что родных не уведомили о задержании Виталия, является ничем иным, как способом психологического давления на ее мужа и семью.
- До сих пор мне никто - ни оперативные работники УСБ УВД по ПК, ни сотрудники прокуратуры Первореченского района, ни сотрудники СО по Первореченскому району СУ СКП по ПК - не объяснил причинно-следственной связи между действиями, инкриминируемыми моему супругу, и заявлением и показаниями гражданки, на которых строится все обвинение, - возмущена Наталья Мысливчик. - По версии следствия, мой муж вымогал взятку у потерпевшей, имея личный материальный интерес. Почему же тогда один из телефонов изъят у свидетеля, а второй и вовсе в туалете? Считаю, что согласно статье 75 УПК РФ (недопустимые доказательства) телефон, изъятый не у Виталия лично и вне его кабинета, а в месте общего пользования (туалете), не может быть доказательством обвинения. Это всего лишь догадки и предположения оперативных сотрудников и работников следственного отдела относительно того, кто же получил данный телефон в свое пользование. У меня есть основания полагать, что органы предварительного следствия просто введены в заблуждение относительно личности Виталия Мысливчика и его причастности к должностным преступлениям. По этому поводу я написала заявление прокурору Приморского края Юрию Хохлову.
Супруга Виталия Мысливчика утверждает, что с 2001-го по 2007 год сотрудники УСБ УВД по ПК неоднократно предпринимали попытки задержать ее супруга за вроде как должностные преступления. Однако все эти попытки на протяжении шести лет до 16 ноября оказывались провальными - органы прокуратуры отказывались возбуждать уголовные дела в отношении Мысливчика.
Как заявляет адвокат опального опера, его подзащитный не намерен скрываться от следствия, поскольку должен доказать собственную невиновность. Однако следствие предпочитает, чтобы Мысливчик находился в изоляции от общества - то есть, по сути, сегодня в отношении него принимаются крайние и, можно сказать, карательные меры.

Поделиться:

Наверх