58,86 ↑ 100 JPY
90,29 ↓ 10 CNY
63,95 ↓ USD
54,15 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+12° ветер 2 м/c
EN
19 октября
Суббота

Общество

Александр Розенбаум: "В Интернете обитает огромное количество бездельников"

Известный артист поделился во Владивостоке гражданской позицией творческого человека

Известный артист Александр Розенбаум, давший единственный концерт во Владивостоке, в разговоре с корр. "Владмедицины" поделился частичкой своего мироощущения и дал оценку современному отечественному здравоохранению.

Александр Розенбаум отдохнув после концерта буквально 15 минут, расслаблено сидел в своей гримерке, медленно прикуривая сигарету за сигаретой. Его неспешная речь чеканно дробилась на выверенные фразы, в каждой из которых отражалась гражданская позиция незаурядного творческого человека. Поэта по призванию и врача по сути.

 - Александр Яковлевич, сегодня не модно быть настоящим, уверенным в себе мужчиной.

- Мужчина должен быть надежен во все времена, во всех странах и всех континентах и для всех женщин. Что такое надежный мужик - это, прежде всего, профессионал. Жирный, маленький, без мышц чемпион мира по шахматам - он тоже надежный мужик. Потому что он приносит славу себе, своим близким, Родине. Пусть он в очках, толстенький - он надежный. Состоявшийся профессионал. А с ними сегодня плохо.

 - Как повлияло на мировоззрение и мироощущение ваша первая профессия?

- Доктор - прежде всего, психолог. Для того чтобы успешно лечить больного, тебе нужно найти с ним психологический контакт. Если этого не удастся сделать, то и лечение будет долгим и возможно ненужным. Знание психологии человека помогает в творчестве. Мне часто говорят слушатели, что песни "Вальс-Бостон" или "Глухари" про них. А они про всех нас, про человеков, потому что психология и инстинкты у нас приблизительно одинаковые. Любовь к родителям, любовь к женщине, мужчине, смелость, трусость - вещи одинаковые у людей. Поэтому я пишу, зная психологию человека. И в этом мне помогла медицина. Я всегда говорю, если бы не медицина, то мои песни, если брать современное состояние из 100 процентов, не потянули больше 50.

 - Александр Яковлевич, если продолжить медицинскую тему, каково ваше мнение об отечественном здравоохранении?

- Плохо у нас сегодня со здравоохранением. Есть у нас, конечно, успехи. К примеру, у главных врачей, которые умеют тусоваться. Я не буду называть фамилии, но эти люди умеют выбивать себе хорошую аппаратуру, всюду светятся. А главврач, который занимается только медициной и ему не до тусовок, имеет у себя неотремонтированную больницу, плохой коечный фонд. У нас очень плохая страховая медицина. Мы хотим сделать как на Западе, где бабушку после гипертонического криза выписывают домой. У нее бесплатные лекарства, патронаж, к ней постоянно ходит медперсонал. Мы же будем лечить пациента пять койко-дней. А дальше то куда? Мне 60 лет, и я принимаю два пожизненных лекарства. Это пенсия обычного человека, этого не хватит даже на месяц. Я бы все-таки вернулся к студенческому распределению в мединститутах, потому сельская медицина скоро вообще закончится. Вот когда она окончательно гикнется, у жителей села будут бесконтрольно вырастать доброкачественные опухоли с ведро, но их просто некому будет замечать.

 - 15 лет назад вы дали нашей жизни диагноз - вялотекущая шизофрения. Что-то изменилось за это время?

- Да изменилось. Я просто стал мудрее. Я уже не раздаю диагнозы. Вообще весь мир болен, просто мы острее. Но все же ставить диагнозы - дело молодых. С возрастом понимаешь - не судите, да не судимы будете.

 - Все же надо настраиваться на позитив.

- Конечно. Это очень простое предложение. Работайте все честно. Не воруйте с дороги щебень, лечите больного как следует, пойте песни не под фанеру, снимайте фильмы - не чернуху с убийствами и совершено дикими вещами, а позитивные, про любовь. Давайте жить как люди, соответственно нашей психологии и ментальности.

 - Есть ли у вас рецепты сохранения тонуса и жизненной силы?

- У меня как у врача их полно. Но это не значит, что я их выполняю. Уже полгода никак не могу бросить курить

 - Несколько лет назад вы говорили о том, что хотели бы издавать газету "Радость". Как у нее дела и как вам удается удерживать позитивные эмоции?

- Для меня радость - это хорошо проведенный концерт, хорошая погода, общение с животными или с хорошими красивыми людьми, здоровье близких. Радости в моей жизни хватает. Что касается газеты, то это пока моя мечта, ее надо осуществлять. Как, пока не знаю.

 - Может через интернет?

- Я не люблю интернет. Там обитает огромное количество бездельников, которые не состоялись по жизни. Они сидят в сети по 24 часа, за тысячи километров друг от друга и пишут гадости. Я пользуюсь интернетом только в качестве справки. Поэтому, если мы напишем газету там, то ее быстро опахабят. Там никому эта радость не нужна.

 - Вы вышли из СССР. Что, на ваш взгляд, удалось вынести ценного и честного из того опыта?

- Я переживаю о том, что мы мало забрали оттуда хорошего. Мы абсолютно потеряли отношения коммунальных квартир, общаги. Сегодня каждый сам за себя. Мы перестали заниматься взаимовыручкой, думать о других, в большинстве своем думаем только о себе. Это очень нехорошо. При всем великорусском шовинизме, который существует, мы абсолютные западопоклонники. Я против шовинизма, но в стране должен быть здоровый национализм. Не пишите иностранные слова там, где они не нужны. К примеру, саммит. А почему не "встреча на высшем уровне"? "Прикольно". А почему не "забавно"? Мы катастрофически теряем русский язык, перестаем быть самими собой. Мы переходим на швейцарскую армию и на американское здравоохранение. Не будет у нас такой модели, и министр обороны никогда не будет гражданским в авторитете. У нас не трех-четырехтысячная армия, где может быть менеджер. У нас миллионная армия, где люди с суворовского училища "едят" портянки. А военным дают министра обороны, который даже никогда не нюхал портянок. Какое уважение будет к этому человеку у полковника, майора или генерала, всю жизнь отпахавших на службе? Не надо заимствовать, надо быть самими собой.

 - Есть ли в новом времени позитив?

- Конечно, стало больше свободы. Вы можете отдыхать и ездить куда угодно, говорить что угодно. Вы можете дать своим детям хорошее образование - послать их в Сорбонну, Гарвард. Мы завоевали много хорошего и не надо огульно хаять новое время.

 - Каково ваше понимание возраста?

- Его надо нести достойно. Молодиться не надо, носить парики, крутить себе залысины. Жить без всяких подтяжек и натяжек. Ходить в зал, поднимать штангу.

 - Многие из ваших талантливых ровесников-коллег ушли в небытие в нищете. Вам такое не грозит?

- Это грозит любому публичному человеку, как только он перестает работать. У меня пенсия составляет семь или восемь тысяч. Даже накопления с концертов могут не спасти. Надо поддерживать уровень жизни. Я же не могу ходить в ватнике и жить в землянке. Все считают уровень заработков, и никто не считает уровень трат. У публичного человека они очень серьезные. Кроме того, есть такое понятие, как девичья память у народа. Любили-любили, а потом человек ушел и его забыли. Николай Афанасьевич Крючков - человек, который был один на четыре поколения. Ему ничего не надо было, кроме как машины под задницу, чтобы один раз в неделю ездить на рыбалку и к дочери и полного холодильника. Так ему прибавку к пенсии на 30 рублей выбивала коллегия министерства культуры. Поэтому все под богом ходим.

"Владмедицина.Ру"


Наверх