72,36 ↓ 100 JPY
11,60 ↓ 10 CNY
75,04 ↓ USD
67,93 ↓ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-14° ветер 3 м/c
EN
28 января
Четверг

Общество

Была армия…

Нашу армию специально даже очернять не надо, она сама успешно с этим справится…

В Башкирии взорвался арсенал. Военный арсенал, рядом с которым наши пожизненно и при любом строе мудрые военные создали поселок. Вот весело было жителям того поселка, вот сказочно! Интересно, есть ли теперь среди жителей поселка хоть один, кто верит в могучую нашу армию?

А улетающие в неизвестность "суперпуперракеты" "Булава", на которые потрачены миллионы? А дедовщина, позор и стыд наших вооруженных сил, а кирзовые сапоги, "два солдата из стройбата заменяют экскаватор" и все прочее? Нашу армию специально даже очернять не надо, она сама успешно с этим справится…

Во Владивостоке, кто помнит, миф об армии и флоте рассеялся в тот момент, когда во все стороны полетели снаряды с арсенала на Второй Речке. Помню, какой ужас тогда пережил город, помню, как пришла к нам соседка и сказала маме: звонил ваш муж, огонь идет к системе "Град", сказал взять воду, хлеб, документы, тепло одеть детей и выйти на улицу. И мы вышли на улицу и сидели там, слушая разрывы, пока не приехал папа… А потом был взрыв на Рыбачьем, когда наш дом так тряхануло, что с полок попадали цветочные горшки. И взрывы в Новонежино тоже были… И если после всего этого найдется кто-то, кто скажет, что армия и флот – это здоровая боеспособная организация, тот, простите, дурак.

От души сочувствую жителям того маленького поселка в Башкирии. Мне не нужно "представлять себе", какой ужас они пережили. Я этот ужас хорошо помню, он до сих пор живет во мне, эту память никуда не денешь, хорошее быстро забывается, а это… Это живет.

Иногда, например, приходя в гости к подруге, живущей на Эгершельде, я смотрю с ее балкона на склад торпед, расположившийся в нескольких сотнях метров от ее дома, на берегу. Торпеды там ржавеют прямо в прибое, идиллически сложенные поленницей. Подругу спрашиваю: не страшно, что рванет? Страшно, отвечает, а какие варианты?

Когда успели с ног до головы прогнить наши вооруженные силы, спрашиваю я себя. Когда это началось? Когда исчезли отцы-командиры и бойцы а-ля Иван Бровкин? Когда испарились романтичные лейтенанты и мудрые старшины? Да и было ли оно все? Было – отвечают мне те, кто отдал служению Родине 30-40 лет. Эти люди шли в армию после школы, а из армии – в военные училища не потому, что неудачники, а потому что верили: "есть такая профессия – Родину защищать". После училищ они проходили огонь и воду на границе, в подводных лодках, в заштатных гарнизонах, напополам с женами решали бытовые проблемы, неделями пропадали в казармах, на учениях, не воровали, не отправляли солдатиков дрова рубить и огород копать, а во время отпуска ездили в большие города, чтобы сходить в театр… Это почти как в кино, но таких людей я знаю и уважаю. Жаль, что сегодня это почти вымирающее племя – особенно среди тех, кто "дослужился" до больших чинов и сидит там наверху…

Там наверху давно решили, что солдаты, офицеры и их жены и дети ни в чем не нуждаются – ни в культурной жизни, ни в лечении, ни в спортивном развитии. Все это армия сбрасывает со своих плеч, рассказывая, как будет здорово, когда не останется у нее госпиталей, театров, стадионов… А я слушаю и думаю – ну вот в том поселке, возле которого – в двадцать первом, блин, веке! – рванул арсенал, так вот в нем наверняка не было ни театров, ни кино, ни клуба, ни спортзала. Солдатикам наверняка культурный досуг телевизор заменял, как, впрочем, и офицерам. И что? Что мы имеем в итоге? Снаряды, летящие в мирных людей?

Когда-то, рассказывала мне бабушка, в 50-х годах, если шла она с ночной смены глухими переулками, а впереди или сзади шел солдат, она чувствовала себя спокойной и защищенной. Ничего плохого не могло случиться – защитник всегда поможет. И так думала не только бабушка… Сегодня, скажите мне честно, девушки, если глубокой ночью вы встретите в темном переулке матроса или солдата (да что там – офицера!), вам станет спокойно на душе? Вот то-то же…


Наверх