59,55 ↑ 100 JPY
90,90 ↑ 10 CNY
64,43 ↑ USD
54,05 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
+2° ветер 2 м/c
EN
20 сентября
Пятница

Общество

Владивосток заполонили уголовники всех мастей

Милиция в этом году отмечает свое девяностолетие. Но если во многих городах России ее образование проходило более или менее спокойно, то во Владивостоке это совершалось в особых условиях

Юрий Филатов
Милиция появилась в марте 1917 г. после февральской демократической революции. Постановлением Временного правительства, возглавляемого князем Львовым, от 10 марта 1917 г. охрана правопорядка была возложена на комитеты общественной безопасности (КОБы), находящиеся в ведении его комиссаров на местах. Городовую полицию заменили милицейские, т.е. добровольные, небольшие вооруженные формирования из солдат гарнизонов, студентов или рабочих.
Принцип формирования был прост: "от солдат столько же, сколько от рабочих, а от рабочих столько же, сколько от местных жителей". Но при сложившемся двоевластии (Временное правительство - Советы рабочих и солдатских депутатов.) во многих местах созданием городской милиции занялись только Советы. Так было и во Владивостоке.
15 марта 1917 г. во Владивосток пришло известие о революции в Петрограде, а 19 числа были проведены выборы городского Совета рабочих и солдатских депутатов. В начале апреля прошла реорганизация и КОБа. К нему и обратилась 15 марта Владивостокская городская управа, чтобы "в интересах спокойствия населения принять безотлагательные меры для немедленной реорганизации существующей в городе полиции на началах, указанных Временным правительством".
Создание городской милиции взяла на себя военная комиссия Совета. Начальником городской милиции Совет утвердил флота штабс-капитана П. Калинина. Так начался первый период жизни Владивостокской милиции. Его завершил Октябрьский переворот в Петрограде.
Кадровые ошибки
Известие о новой революции пришло во Владивосток 8 ноября 1917 года. Отмитинговав положенное, население разошлось по домам, а Владивостокский совет приступил в выполнению распоряжений новой власти. 10 ноября по уполномочию Совнаркома нарком внутренних дел А. Рыков подписывает постановление "О рабочей милиции", 12 ноября А. Алютин, исполняющий обязанности председателя, подписал приказ о создании при Совете административных отделов - милиции, прокуратуры и суда, а с 1 февраля 1918 г. начался прием на должности штатных сотрудников городской милиции по вольному найму.
По решению городских властей в нее принимали только по представлению рекомендаций от известных городских лиц, но их предъявили только 13 человек из 4 000 претендентов на должность. Пришлось "в милицию набирать лиц по впечатлению, отчего в ней оказались элементы преступные и слабые". Наверное, потому в марте 1918 г. среди арестованных за грабеж семи бандитов шестеро оказались милиционерами, седьмой - помощник начальника 4-го участка Оунеск.
В мае горисполкомом при комиссариате внутренних дел был создан отдел охраны города. Ему подчинялись милиция, уголовный розыск, секция по борьбе с пьянством и адресный стол. Начальником управления милиции утвердили Д. Мельникова, уголовный розыск возглавил Л. Проминский. Им удалось навести в городе какое-то подобие порядка, но выступлением в июне чехословацкого легиона и арестом руководителей Совета и его исполнительных органов завершился второй этап создания городской милиции.
Связь времен не оборвать...
В конце июня объявило о себе Временное правительство Сибири, возглавляемое эсером Дербером. Оно заняло двухэтажную пристройку к дому Старцева на Светланской, где до ноября 1917 г. располагался городской Совет. Это правительство отменило все декреты СНК и ВЦИК. В октябре во Владивостоке состоялась встреча представителей всех сибирских правительств, которые, во-первых, согласились передать власть Уфимской директории, переехавшей в Омск, во-вторых, пригласили на должность министра по военным и морским делам омского правительства живущего в Харбине адмирала А. Колчака. 4 ноября он прибыл в Омск, а 18 числа был объявлен Верховным правителем Сибири. Прибывший во Владивосток уполномоченный адмирала Розанов распустил милицию и предложил бывшим чинам местной полиции вернуться на прежние места службы. К его удивлению, желающих нашлось очень мало. Но продолжали, как и прежде, службу смотрители изолятора на ул. Тюремной (ныне Западная).
Что представлял собой Владивосток тех лет, лучше всего сказал журналист и ученый К. Харнский: "...Этот скромный окраинный город был тогда похож на какую-нибудь балканскую столицу по напряженности жизни, на военный лагерь по обилию мундиров. Кафе, притоны, дома христианских мальчиков, бесчисленные, как клопы в скверном доме, спекулянты, торгующие деньгами обоих полушарий и товарами всех наименований. Морфий и кокаин; проституция и шантаж; внезапные обогащения и нищета. Напряженное ожидание то одного, то другого перехода. Белогвардейцы и партизаны, монархический клуб рядом с митингом левых. Взаимное напряженное недоверие. Шпики. Взлетающие на воздух поезда в окрестностях и неизвестно куда пропадающие люди. Отдайте одну улицу белым, а другую красным, прибавьте по полку солдат разных наций от голоколенных шотландцев до аннамитов и каких-то неведомых чернокожих; и над всем этим - интервентский кулак".
С января 1920 г. до ноября 1922 г. Владивосток не раз менял свой статус. И каждое новое правительство создавало свои органы правопорядка в области и городе.

Приморский Жеглов

22 октября 1922 г. последний пароход с эмигрантами и частями бывших белоповстанцев покинул Владивосток. Вся полнота власти и обеспечение порядка перешли к городской управе и ее милиции. 25 октября в город вступили войска ДВР, а 15 ноября Приморье вошло в состав РСФСР. Власть перешла к губисполкому, который руководил и городом. На основании постановления Дальревкома от 16 ноября во Владивостоке было создано губернско-городское управление рабоче-крестьянской милиции. Городской отдел возглавил Иван Захарович Сидоров. Об этом человеке, чье имя незаслуженно забыто владивостокцами, стоит рассказать немного побольше.
Он попал в Приморье в эшелоне военнопленных после поражения красных частей в Забайкалье. Но ему удалось бежать, и уже в 1919 г. он активно включается в подпольную работу, вместе с товарищами удачно саботирует ремонт белогвардейских бронепоездов. По приказу подпольного комитета РКП(б) для участия в восстании части чехословаков под командованием генерала Гайды против колчаковцев Сидоров формирует ударный батальон.
Пятьсот человек - грузчики, моряки и рабочие судоремонтных мастерских - дольше всех сопротивлялись белогвардейцам. Иван Захарович вместе с несколькими товарищами был доставлен в следственную комиссию. Его приговорили к расстрелу. При переводе его через двор он сумел обезоружить конвоира и бежать. Через два месяца власть в городе перешла к ревкому. Создать Красную Армию в 1920 г. правительству Приморской автономной области не удалось, но было разрешено иметь милицию и дивизионы народной охраны. Иван Захарович возглавляет их штаб. В мае 1921 г. он с 11 бойцами и милиционерами сумел отстоять здание от захвата его белоповстанцами.
Еще до начала вооруженного переворота его руководители приговорили начальника штаба Сидорова к расстрелу. Но и на этот раз казнь обошла его стороной. Вместе с бойцами дивизиона он ушел на Сучан. Вначале командир стального коммунистического батальона, а позднее начальник сучанского партизанского района, он успешно отбивал все попытки меркуловцев вытеснить партизан и захватить рудники. Корабли и пароходы экспедиционного корпуса нуждались в сучанском угле. Ведь это был антрацит.
В начале октября 1922 г. появилась опасность, что отступавшие от Никольска-Уссурийского белоповстанцы перед посадкой на пароходы устроят в городе резню, тогда Иван Захарович посадил свой батальон на захваченный у врага бронепоезд и через станции, еще контролируемые меркуловцами, прорвался к Кипарисовскому тоннелю и заблокировал его. Частям генералов Бородина и Глебова пришлось отходить в сторону Посьета. С ними было отрезано направленное к ним из Владивостока подкрепление. Прибывший на станцию Кипарисово главком Уборевич вручил Ивану Захаровичу орден Красного Знамени РСФСР.

Мокрушники со всей страны

Владивосток переживал тяжелое время. К описанию, сделанному К. Харнским, стоит прибавить возросшее к концу 1922 г. количество "уголовного элемента", вытесненного из России. Город заполнили преступники всех видов: мокрушники (убийцы), гоп-стопорщики (уличные грабители), городушники и щипачи (мелкие воры). Банда "21", состоявшая из 21 грабителя и убийцы, грабительские группы Лешаутского, Кучерова и многие другие держали в страхе население города. Они прочно осели в старых казармах и бывших переселенческих бараках на Эгершельде, в старых военных городках в Гнилом углу и на 6-м километре. Знаменитую "Миллионку" контролировали хунхузы Чан Долина. С этим отребьем и начал борьбу начальник городской милиции.
Считавшийся в преступном мире "грабителем высшей квалификации" некто Кандиев с двумя подельниками совершил налет на городской банк, где была подготовлена к выдаче большая сумма денег - зарплата сотрудников губисполкома и милиции. Первым распоряжением Иван Захарович выделил из запасов милицейской столовой продовольственные пайки для семейных сотрудников, а одиноких велел кормить в долг. Вторым создал мобильную оперативную группу из лучших сыскарей. В результате оперативной разработки вскоре были обнаружены похищенные деньги, некоторое время спустя арестованы и сами преступники.
В течение десяти лет, с 1922 по 1930 гг., Сидоров возглавлял милицию Владивостока. Были разгромлены банды Граха и грабительский трест "Главснимшуб". Значительно очищена от притонов и опиомокурилен "Миллионка". Жить в городе стало намного безопаснее. Но лишь через много лет за владивостокский период борьбы с преступностью он был награжден Правительством орденом Ленина.

Поделиться:

Наверх