Ежедневные Новости
Владивостока
17 августа
Пятница

Политика

Протест добровольной отставкой выразил глава района в Приморье

В четырех муниципалитетах края коммерсанты делают то, что запретили в Приграничье

Глава Пограничного района Приморья Эдуард Блинов подал в отставку с должности. Чиновник, возглавлявший муниципалитет много лет и лишь недавно переизбранный на новый срок, объяснил свой поступок несправедливостью, которую испытал в последние три года. "Покидая этот пост, буду бороться за справедливое решение по уголовному делу, возбужденному в отношении меня, как гражданин, а не как глава района. Не будучи главой, легче говорить открыто об определенных вещах", сообщил Блинов журналистам.

Отчет о пресс-конференции экс-глава опубликовала газета "Вестник Приграничья".

- Эдуард Николаевич, чем продиктовано ваше решение снять с себя полномочия главы района добровольно?

- Таким образом я выразил свой протест и возмущение той несправедливостью, которую испытывал в последние три года.

- Что вы можете сказать по сути этого громкого уголовного дела, которое рассматривалось в течение нескольких лет?

- В январе 2008 года по телевидению, в различных газетах была дана информация, которая сопровождалась моей фотографией, о том, что против меня возбуждено уголовное дело, что глава Пограничного района Блинов извлек доход в размере 288 миллионов рублей. Эта информация прошла по всей России. Потом было следствие, судебные разбирательства.

Мне вменялись в вину три статьи Уголовного кодекса: незаконное предпринимательство, превышение должностных полномочий, легализация (отмывание) денежных средств.

Речь шла о создании внебюджетного фонда Пограничного района и его функционировании. Следствием рассматривался период с 2002 по 2006 годы. Почему-то не бралось во внимание то, что еще до меня 9 лет внебюджетный фонд действовал. Девять лет он работал, осуществлялись сборы с пассажиров, пересекающих госграницу, с автотранспорта. И в мой период все шло так, как было заведено ранее моими предшественниками, как было и до меня. Тем не менее, почему-то сторона обвинения посчитала, что тогда все было правильно, а с 2002 по 2006 годы – преступно.

Суд не обратил внимания еще на одну, на мой взгляд, очень существенную необъективность следствия. Так, сторона обвинения сделала ссылку на решение муниципального комитета Пограничного района от 14 мая 2001 года о создании внебюджетного фонда. Я в то время еще совмещал должности главы района и председателя муниципального комитета. Но мы подняли протокол заседания муниципального комитета в архиве, и выяснилось, что я даже не был на этом заседании комитета, не то чтобы принимал решение. Я находился в командировке в Уссурийске, а вела то заседание Л. Третьякова.

За эти годы прошло два суда. Первый, считаю, был объективным, он принципиально подошел к рассмотрению тех статей, по которым я обвинялся. По всем трем статьям суд меня тогда оправдал.

Однако краевой суд не согласился с оправдательным вердиктом и вернул дело на новое рассмотрение.

Второй суд шел в течение полугода. Он пришел к выводу, что не было незаконного предпринимательства в моих действиях, не было и извлечения незаконного дохода, отмывания денежных средств. По двум статьям я был оправдан, а вот третью вменили в вину.

- В итоге в чем вас обвинили?

- Я обвиняюсь в превышении полномочий, так как я, оказывается, лишал граждан права и возможности пересекать государственную границу Российской Федерации.

Считаю, что следствие и судебный процесс были организованы так, чтобы все-таки поставить точку в этом политическом деле – сделать Блинова осужденным. Оказалось, что проще меня осудить, чем честно признать всю необоснованность затеянного против меня дела. Понятно, что его инициаторам пришлось бы за это держать ответ. Поэтому сегодня в объективность и справедливость правоохранительных и судебных органов, с которыми я столкнулся, я не верю. Я возмущен несправедливостью, не признаю себя виновным.

- Эдуард Николаевич, вы будете обжаловать решение краевого суда?

- Да, буду обжаловать.

- В каком состоянии сегодня пребывает внебюджетный фонд развития района?

- Насколько мне известно, какие-то сборы осуществляются, но не с пассажиров, а с грузового транспорта. Честно говоря, сейчас я не вникаю в деятельность фонда.

- Известно, что в других приграничных районах, в частности, в Октябрьском, Хасанском, Ханкайском, на погранпереходах как существовала система сборов с пассажиров, так и существует. На ваш взгляд, почему там это до сих пор возможно, а у нас нет?

- Изначально система сборов с пассажиров осуществлялась на погранпереходах четырех районов. Помимо названных, еще в Пограничном районе. В сборах участвовали частные компании и администрации районов. Постепенно частные компании на всех погранпереходах вытеснили администрации из этого вида деятельности, и только у нас в Пограничном районе все осталось по-прежнему. Мы отстояли это право. И где сейчас по справедливости ведется эта работа?

Частные компании на погранпереходах берут по 300 рублей с пассажиров, с автотранспорта (в зависимости от грузоподъемности) - порядка 2000 и 4000 рублей. Получается, что там никто не ущемляет права и свободы пассажиров, все в рамках закона. У нас сборы составляли 100 рублей с пассажиров, причем размеры сборов устанавливались решением Думы. Расходовались средства сборов исключительно на развитие района. Две экспертизы подтвердили, рубль в рубль сошлось, что никуда эти деньги, кроме как на общественные нужды, не ушли. Все равно в результате главу Пограничного района осудили за превышение полномочий, за ущемление прав граждан при пересечении границы, а для частников такая же деятельность правомерна. Мне не понятно, куда смотрят прокуратура края, следственный комитет, когда официальную власть, работающую на данном поприще во благо жителей района, судят, а коммерсантам дают полный простор? Хочу добиться ответа на этот вопрос. И я его получу.

- Район с прекращением сборов почувствовал острый недостаток в финансах на свое развитие, возможно ли в нашем районе возобновить сборы на переходах, используя приграничное положение?

- Если ежегодно собиралось в среднем до 40 млн рублей, то можно представить, какая это была солидная прибавка к районному бюджету. Думаю, нет смысла снова перечислять, сколько за эти дополнительные средства было сделано в районе, сколько построено, приобретено, благоустроено территорий. Хочу в этой связи привести одно наблюдение. В сентябре я был на торжестве в честь юбилея одного района. И там представитель частной компании, занимающейся сборами на переходах, вручил районной больнице ценный подарок, какую-то технику. Выходит, там только подарки и достаются району от использования приграничной территории. У нас же за эти годы была приобретена для ЦРБ масса дорогостоящей медицинской техники и оборудования. Есть разница? Думаю, огромная.

Примечательно, что под средства фонда разрабатывались программы социально-экономического развития района. Все делалось планомерно, на основе конкретных предложений со стороны учреждений здравоохранения, спорта, культуры, образования и пр. Предложения рассматривались, просчитывались и реализовывались. Все это было. А какая сейчас ситуация? Сегодня фонд не ведет сбор средств, источник дополнительных финансов пресечен, получается, не только я пострадал, но и развитие района приостановлено. К такому исходу привело это уголовное дело. И более всего на эту ситуацию повлияло возбуждение уголовного дела в отношении исполнительного директора фонда. Полагаю, что при существующем положении возобновление полноценной работы внебюджетного фонда района невозможно. Кому из тех, кто займет пост главы района, захочется повторить мою судьбу? Думаю, никому.

- Чем планируете заниматься в дальнейшем?

- Я уже говорил, что буду бороться за честь своего имени. Полагаю также, что мой опыт, знание района, его особенностей, людей позволяют с наибольшей пользой для Приграничья использовать этот потенциал и в будущем. В стороне от жизни района, конечно, не останусь.


Наверх