59,06 ↑ 100 JPY
90,98 ↑ 10 CNY
64,02 ↑ USD
54,68 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-9° ветер 2 м/c
EN
22 ноября
Пятница

Общество

Дальневосточные егери сражаются с браконьерами в одиночку

Популяция тигров находится в постоянной опасности

У Юрия Дармана прагматическое отношение к амурскому тигру. Если остаться с глазу на глаз с этим самым крупным хищником из семейства кошачьих, то, по его мнению, есть одна вещь, которую не нужно делать – не надо использовать оружие. "Человек может выстрелить в тигра и ранить его, - говорит Дарман. – После этого человек погибает". Чтобы убить амурского тигра, пуля должна попасть ему в голову или в позвоночник, и это непростая задача в стрессовой ситуации. "Даже при попадании в сердце тигр после этого живет еще от трех до пяти секунд, и этого вполне хватает для того, чтобы убить человека", говорит Дарман, возглавляющий в Амурской области на российском Дальнем Востоке филиал природоохранной организации Всемирный фонд дикой природы WWF, сообщает ИноСМИ.
При этом человек значительно более опасен для тигра, чем наоборот. Согласно последним данным, в среднем в год убивают до десяти амурских тигров. В девяностые годы, когда с развалом Советского Союза перестал действовать и запрет на охоту, браконьеры устремились в заповедники, и тогда погибли около десятка охотников.
В настоящее время браконьеры заманивают тигров при помощи приманок и убивают их с дальнего расстояния. На российском Дальнем Востоке почти никто теперь не заботится о безопасности этих хищников. Тигры вообще больше не популярны, хотя на гербе Приморского края и самого большого города Владивостока можно увидеть изображение этого зверя. Тигра считают конкурентом в охоте на дичь, он также представляет опасность для скота. Тигров не любят, в лучшем случае их боятся. Это означает, что работы для экологов, пытающихся защитить тигров в Амурской области, пока хватает.
Охрана природы с помощью автомата
Сергей Арамилев стоит на лесной поляне. В паре метров от него потрескивает костер, на котором жарится рыба. Арамилев и его люди только что достали ее из сети, которую браконьеры поставили на реке. Через некоторое время в огонь будет брошена и сама сеть, от которой пойдет запах горящего пластика. Арамилев биолог – один из тех, кто работает в камуфляже.
Этот 27-летний человек занят своим оружием – полуавтоматической имитацией автомата Калашникова. Его магазин заряжен экспансивными пулями, которые при попадании в цель раскрываются, причиняя ужасные раны. Арамилев вновь вставляет обойму в автомат и зажимает оружие под рукой. Вообще-то он предназначен для охоты, говорит он, сдержанно, почти робко улыбаясь. "Но им можно и браконьера напугать".
Было бы ошибкой видеть в этом тихом русском что-либо другое, а не исключительно крутого парня. Он с детских лет привык ходить на охоту. В двенадцать лет отец послал его в первый раз выслеживать тигра в лесу, а когда он учился на биолога, то прошел еще и армейские курсы. Его кандидатская диссертация была посвящена пятнистым оленям в российских лесах.
По поручению Всемирного фонда дикой природы (WWF) он вместе с еще 60 коллегами занимается защитой природы в Амурской области, и эта работа может быть опасной. Здесь люди живут в непосредственной близости от двух самых редких представителей семейства кошачьих на планете – амурского леопарда и амурского тигра. И этих зверей любят не только друзья природы. Тот, кто способен убить и затем продать этого хищника, может на годы себя обеспечить в этом крайне бедном регионе.
Уничтожение хищных кошек
Амурский экорегион имеет выход к Тихому океану, она граничит с северо-восточной частью Китая, а также с Северной Кореей и Монголией. Территория Амурской области составляет 2,1 миллиона квадратных километров и она почти в шесть раз больше Германии, а ее леса с воздуха кажутся бескрайними. Достаточно места, можно было бы сказать, для небольшого количества тигров и леопардов, которые смогли избежать столкновения с человеком.
В 1900 году в мире насчитывалось приблизительно 100 000 тигров. Но затем человек в течение короткого времени устроил ужасную бойню. Три из первоначальных девяти видов тигров были уничтожены, а что касается оставшихся шести видов, то сегодня общее их количество составляет всего лишь около 3000 особей.
Амурские тигры также были почти истреблены в 30-е. Тогда в лесах оставалось 50 зверей, а, может быть, и меньше. Только в последний момент советское правительство взяло самую крупную хищную кошку под охрану, и их популяция стала восстанавливаться. После развала Советского Союза их стало меньше 400, а сегодня их число остается стабильным и держится в районе 450 особей. Сколько их точно – никто не знает. Ученые выслеживают их при помощи фотоловушек и собак, они изучают их следы и подвергают анализу ДНК экскременты. Однако взрослому амурскому тигру требуется район примерно в 100 квадратных километров. Поэтому встречи с ним происходят не часто.
Что касается амурского леопарда, то с ним, напротив, ситуация ясна – он по-прежнему находится на грани истребления. В диких условиях, по мнению экспертов, их не больше 40, и это меньше, чем в зоопарках. Убийство даже одной особи имеет тяжелые последствия, а близкородственное размножение приводит к тому, что на свет появляются потомство с отклонениями.
Следы тигра на земле
После наполненной приключениями поездки на джипе по руслу реки и через ямы по колено глубиной, Сергей Арамилев что-то находит в лесу. Он склоняется к земле и осматривает сыроватую почву, на которой лапы животного оставили свои следы. Обнаруженный след по размеру явно больше восьми сантиметров, и поэтому его мог оставить только тигр. "Этот след оставлен всего день назад", говорит Арамилев. После этого немецкому жителю больших городов становится немного не по себе, так как он понимает, что теоретически в любой момент здесь можно столкнуться с тигром – в прямом смысле, так как, в отличие от леопардов, они не любят особенно напрягаться. Они охотно используют проложенные человеком тропы, вместо того, чтобы с трудом продираться через лесную чащу.
Инциденты происходят постоянно. "Уссурийский тигр" охотно пожирает собак, а также крупный рогатый скот, овец, лошадей, кабанов и оленей. В отличие от них для человека амурский тигр почти никогда не представляет опасности. По данным WWF, за прошедшие десять лет в этом регионе их жертвами стали всего три человека.
И сегодня основной причиной нападения тигра на человека является то, что хищник перед этим получил ранение. Опасным он может быть, если застать его во время трапезы или слишком близко подойти к тигрятам. "Если встретишь тигра в лесу, то лучше всего встать во весь рост и закричать", говорит руководитель местного отделения WWF Дарман. "При этом можно также использовать грязные ругательства". Нападет ли тигр или нет – это "зависит от его настроения". Если настроение плохое, то человеку не поздоровится. Взрослый амурский тигр весит 300 килограммов, за несколько секунд он может разогнаться до 60 километров в час и прыгнуть с хода на 25 метров в длину.
Коррумпированные чиновники, занимающиеся браконьерством сотрудники правоохранительных органов, нелегальная вырубка леса – часто безнадежная борьба рейнджеров-егерей, защищающих тигров
Неэффективная работа чиновников, распространенная коррупция и бедность людей часто делают борьбу за сохранение леопардов и тигров безнадежной. Нередко этих диких зверей в охранных зонах убивают люди, которые не знают, как иначе они могли бы прокормить свою семью. Для того, чтобы прокормиться, уже давно убивают не только оленей или кабанов. Даже таким маленьким животным как лягушки угрожают голодные браконьеры. Пограничные заграждения с российской стороны на некоторых участках шириной до десяти километров находятся внутри российской территории, так что нарушителям из Северной Кореи или Китая не составляет труда туда проникнуть.
Целое состояние за убитого тигра
Помимо браконьерства от голода есть еще браконьерство из жажды наживы, и в этом часто принимают участие офицеры, чиновники и сотрудники милиции. Отвращение к ним исходит из каждой поры массивного тела Анатолия Белова. Этот защитник дикой природы - угловатый череп, огромные ручищи – не человек, а настоящий медведь. Он продолжал работать после развала Советского Союза, хотя не получал за это никаких денег. Теперь он командует группой рейнджеров-егерей, которая работает довольно успешно. Однако Белов глубоко разочарован. Только в 2008 году он вместе со своей группой поймал 294 браконьера, а до суда дошло только 28 дел.
По закону браконьеру за убийство тигра грозит штраф 1500 рублей (37 евро), 500 000 рублей (12 400 евро) в виде компенсации, а также многолетнее тюремное заключение. Но для этого нужно доказать, что преступник собственноручно убил тигра. Если кого-то поймают только со шкурой или костями, то он отделывается штрафом всего лишь в несколько сот рублей. "Я могу на этой неделе поймать браконьера, и на следующей неделе я его опять ловлю с тем же самым оружием", говорит Белов, удивительно быстро переходящий на эмоциональный тон. До серьезных столкновений с браконьерами пока дело не доходило, но это, по словам Белова, не в последнюю очередь связано с решительными действиями его группы, которая по большей части состоит из ветеранов чеченской войны. "Это крутые ребята", говорит Белов.
Штрафы, грозящие браконьерам, ничтожны в сравнении с возможными доходами. Целый тигр на черном рынке стоит около 20 000 долларов или 16 000 евро – огромная сумма в Амурской области, где многие семьи должны как-то сводить концы с концами, имея приблизительно 25 евро в месяц.
Такие цены получаются потому, что в соседнем Китае широко распространена вера в чудесные свойства того, что можно получить из тигра. Кости этого хищника, как говорят, помогают от ревматизма, зубы применяются против бешенства и астмы, а пенис этого зверя якобы повышает потенцию. Даже усы пользуются спросом – как средство против зубной боли. Из всего этого в Китае производятся таблетки, чай, бальзам, пластыри или мази – тигровые экстракты широко применяются в так называемой традиционной китайской медицине.
Коррупция осложняет борьбу против браконьеров
Если в Китае за браконьерство грозит суровое наказание, то в России даже самые громкие случаи остаются без больших последствий. Два года назад группа Белова захватила на месте преступления 14 браконьеров вместе с убитым тигром – собственно, это был ясный и понятный случай. "Но затем пропали улики, и расследование зашло в тупик, а потом этим браконьерам даже вернули охотничьи лицензии", говорит Белов своим гремящим басом. Кто-то из подозреваемых работал в милиции или даже в прокуратуре. После этого некоторые милиционеры были уволены, а один полковник досрочно вышел на пенсию, и больше в этом деле ничего не произошло.
Татьяне Арамилевой, матери Сергея и главе охотничьего ведомства в Приморском крае, также известен этот случай, как она призналась после нескольких вопросов. Но комментировать его она отказалась: за это отвечают суды. Что это означает на деле – показывают цифры. В 2009 году ведомство Арамилевой зафиксировало 1850 нарушений. Всего 20 из них дошли до суда. Хотя Арамилева предлагает оценивать эффективность работы своего ведомства не по количеству осужденных, а по популяции диких животных, а эти показатели остаются стабильными. "Если тигры не подходят слишком близко к населенным пунктам, то значит все в порядке".
Однако чаще всего именно человек подходит слишком близко к тигру – и не только с оружием, но и с бульдозерами и бензопилами. Только после полета на вертолете становится ясным масштаб этой проблемы: повсюду видны большие и маленькие прорехи в лесном массиве. Где когда-то стояли дубы и сосны, теперь растут светло-зеленые осины, и от этого лес становится похожим на лоскутный ковер.
Большинство из этих прорех были сделаны незаконно. Такие природоохранные организации как WWF исходят из того, что масштабы нелегальной вырубки леса в Амурской области превосходят объемы легальной. В конце концов программы по защите природы финансируются теми западными странами, население которых обставляет свои дома мебелью, изготовленной из поставленной из России древесины. При этом спасение тигра, как показывает последнее исследование, обойдется в 63 миллиона евро в год – это относительно смешная сумма, особенно если учитывать тот факт, что половина от этого количества уже сегодня инвестируется в программы по защите тигров. К тому же российский Дальний Восток, по мнению экспертов, может быть последним шансом для выживания тигров в диких условиях в долгосрочной перспективе – по той простой причине, что здесь меньше людей, чем в тех регионах Индии, Китая или Юго-Восточной Азии, где еще обитают эти хищники.
Что осталось после контрабанды
Иногда жалкие остатки тел тигров, леопардов и других редких животных оказываются у Сергея Ляпустина. Этот седовласый русский мужчина после 20-летней службы на флоте оказался на таможне, где он теперь работает в качестве инструктора. Его комната, где хранятся вещественные доказательства, наполнена тем, что контрабандисты пытаются провозить в Китай, Корею или Японию: здесь есть коньяк из медвежьей желчи, перчатки из дикой кошки, тигровые шкуры и даже метровый ус большого кита.
Все это трофеи его успешной работы. Так, например, в феврале 2010 года, было конфисковано несколько тонн шкур. Однако большая часть того, что преступники забирают у природы, находит путь к покупателю. Ляпустин давно служит на таможне и поэтому знает, о чем говорит.
"Браконьеры работают на международном уровне, они хорошо оснащены, и у них много денег", говорит он. Достаточно денег для того, чтобы подкупить российского таможенника. От 800 до 10 000 рублей (примерно от 20 до 250 евро) - такова цена того, что таможенник не посмотрит в вашу сторону. Что касается суммы, то она зависит от вида зверя, от их количества, а также от размера. Иногда вообще не надо никого подкупать, говорит Ляпустин. "У контрабандистов хорошие контакты с российскими властями. Или они сами раньше работали следователями".

Поделиться:

Наверх