56,21 ↓ 100 JPY
89,58 ↑ 10 CNY
61,83 ↓ USD
53,10 ↑ 1000 KRW
Владивосток
Владивосток
-15° ветер 1 м/c
EN
23 января
Четверг

Интервью

Экс-лидер приморских профсоюзов Владимир Чубай: "Профсоюзы пошли на баррикады"

Фото: ФППК
Экс-лидер приморских профсоюзов Владимир Чубай: "Профсоюзы пошли на баррикады"

В новой России общественная организация должна быть с кулаками

В ЭТИ дни Федерация Независимых Профсоюзов России (ФНПР) отмечает 20-летие. Сейчас это самая большая общественная организация мира, ценности которой разделяют 25 млн человек. О приморских профсоюзах и не только корреспонденту газеты "Владивосток" рассказал Владимир Чубай - человек, который стоял у истоков создании ФНПР и 17 лет возглавлял профсоюзы Приморья. 

- Вспомним смутный 1990 год: что подвигло к созданию независимых профсоюзов? 
- Рушился Союз, было понятно, что грядут коренные изменения в стране, и профсоюзу надо было меняться. У каждой союзной республики были тогда территориальные объединения профсоюзов, а в Российской Федерации - не было. Идея создания ФНПР пришла Игорю Клочкову, и очень своевременно – мы организовались до развала СССР.

- Что собой представляли профсоюзы Приморья? 
- В крае было 1,2 млн членов профсоюза. Это была самая мощная организация в регионе. Фонд соцстрахования и Пенсионный фонд были нашими структурами. Кстати, Пенсионный фонд тогда занимал нашем здании всего один этаж, и – ничего справлялись. Не было никаких проблем, задержек выплаты пенсий. Это потом были реформы Гайдара и Чубайса, у профсоюзов забрали соцстрах и пенсионный фонд, ни к чему хорошему это не привело. А тогда – только профсоюзы могли выбить у правительства "дальневосточный миллиард", и использовать его на "социалку". Профсоюзы края закупали медоборудование для Кавалерово, Дальнегорска, Лазо, строили объекты в Хорольском и Кировском районах, во Владивостоке. В городах и селах открывали профилактории.

Потом было ГКЧП. Мы срочно вылетели в Москву. Я помню Бориса Ельцина в бронежилете… Не было у него тогда уверенности, что он победит… Потом началась смута, у первого президента России были разные идеи о будущем профсоюзов, вплоть до роспуска. Но ограничились тем, что у организации отняли главные инструменты влияния на социальную политику - Соцстрах, Пенсионный фонд, собственность.

- Но профсоюзы были единственной силой, которая возвращала "новых русских" к мысли, что они должны заниматься социальной политикой, платить зарплаты людям… 
-
Многим бизнесменам понравилось использовать рабский труд: задержки зарплат приобрели характер эпидемии, миллионы людей работали бесплатно. ФНПР активно работала с Международной организацией труда, и мы переломили тенденцию. Благодаря работе команды Михаила Шмакова, который после Игоря Клочкова возглавил ФНПР. Я помню, как мы его избрали. Сидим в зале – распахивается дверь и входит Шмаков – молодой, энергичный. Тогда он возглавлял московский профсоюз и его поддерживал Юрий Лужков. Благодаря им, московским зарплатам и соцпакетам и сегодня завидуют наемные работники страны.

- Профсоюзы до ФНПР и сегодня – в чем разница? 
- Это совершенно разные организации. В СССР основные проблемы, связанные с трудом - вопросы занятости, выплаты зарплат, оздоровления работников и членов их семей - были решены. Профсоюзы занимались администрированием этих процессов. Сейчас бизнес в России только под давлением профсоюза делает для себя "открытие", что надо заниматься социальной политикой. Хотя во всем мире это аксиома с 1917 года. Сейчас в деятельности профсоюзов России - значительная юридическая составляющая. Правовая защита интересов членов профсоюза, в том числе в суде. Это вопросы незаконных увольнений, задержек зарплаты, индексирования. Много нюансов остается за кадром – это работа с законодательством. Все изменения, которые произошли с законами в пользу человека труда, – сделаны под давлением профсоюзов.

Замечу, что для профсоюзов Приморья избрание на пост председателя Виктора Пинского было мудрым решением. С его приходом у организации прибавилось авторитета. Я вообще за молодых: для того, чтобы бороться за людей, нужны новые технологии, острый взгляд и свежие силы.

- Чего вы хотите пожелать организации? 
- Моя мечта, чтобы наши профсоюзы были такими, как в Израиле, Германии или Франции. Чтобы одной угрозы устроить забастовку было достаточно, чтобы победить в споре с работодателем. А для этого люди должны перестать прятаться за спины друг друга и молча ждать чуда. Каждый на своем рабочем месте должен чувствовать ответственность за настоящее и будущее. И если профсоюзы призвали всех на акцию, каждый должен выйти на нее без разговоров. Вот тогда в Приморье будут европейские зарплаты и качество жизни. 


Наверх